У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

Страна подсолнухов - форум начинающих писателей и не только...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



"На острие"

Сообщений 31 страница 45 из 45

31

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Глава 26

Среди ночи Марго захотелось пить, она встала и наощупь двинулась на кухню, совершенно не подозревая, что именно в этот же момент поднялся Калугин, и с противоположной стороны  квартиры отправился туда же.
Её рука потянулась к выключателю и наткнулась на другую руку, Марго от неожиданности одернула свою, и в этот момент вспыхнул свет.  Оба зажмурились на мгновение. Когда она открыла глаза и увидела, кто перед ней, инстинктивно отшатнулась. Но Андрей, сам того не осознавая обнял её за талию и прижал к себе. Это было как продолжение сна, ощущение нереальности происходящего. Марго замерла, его рука, державшая её  и невольно скользнувшая под шёлковую маечку, вызвала волну захватывающих ощущений. Они взглянули друг другу в глаза, и обоим стало понятно без слов, что далее произойдёт. Она провела ладонью по его щеке, ощутив лёгкую небритость. Он поцеловал эту руку с такой нежностью, что у неё закружилась голова. Её руки обвились вокруг его шеи и зарылись в волосы на затылке.  Он ещё сильнее прижал её к себе, поцеловал в шею, вдохнув  аромат. От этого поцелуя у неё по телу пробежала дрожь, превратившись в  волну желания. У неё не было больше сил себя сдерживать… Последняя мысль, которая промелькнула в голове, была о том, что это тело живёт совершенно иной, своей, жизнью, ей не подвластной, и даже отключает мозги в присутствии Калугина. Когда их губы уже соприкоснулись в поцелуе, послышался скрип открываемой двери.
Марго с Андреем шарахнулись друг от друга, как два нашкодивших подростка. Она отвернулась к кухонному шкафу. В голове стоял туман, и сердце в груди отбивало чечётку. Дрожащими руками вынула стаканы и попыталась налить воду из кувшина, но только разлила по столу. Андрей осторожно взял у неё кувшин и налил сам.
- А что это вы тут делаете? – услышали они Анин голос.
- Воду пьём, - ответили дружно в один голос и, пытаясь скрыть неловкость, отвернулись в разные стороны.
- Аааааа, - длинно протянула Аня, подозрительно поглядывая то на одного, то на другую.
Они же делали вид, что полностью сосредоточены на питье воды.
Анюта  прошла на кухню, продолжая подозрительно коситься на эту парочку, жадно поглощающую жидкость.  налила и себе стакан:
- Пожалуй, и я отведаю этой водички… Тоже жажда мучает…
Закончив пить, Марго громко поставила пустой стакан на стол, мимолетом взглянув на Калугина, покраснела и быстро отвела взгляд.
- Пойду спать, - сказала как можно более непринужденно, и пошлёпала босыми ногами к себе в комнату.
Андрей проводил её долгим взглядом и, даже когда она скрылась, ещё некоторое время смотрел на закрывшуюся дверь. Затем и сам поставил свой стакан, неловко пожелал спокойной ночи и отправился на диванчик.
- Спокойной, - ответила ему Аня и продолжила уже в пустоту. - Пицца была очень острая… - и многозначительно протянула: - Дааа….

Вернувшись каждый в свою кроватку, они  долго не могли уснуть. Андрей и Марго все еще находились под впечатлением от произошедшего, а Сомова пребывала в легком шоке от увиденного.
Утром первой проснулась Аня и сразу же потопала на кухню варить кофе. «Да, а пицца таки, действительно, была слишком острой...» - подумала она, заправляя кофеварку. И тут ей на глаза попались стаканы. «Интересно, что бы было, не зайди я тогда на кухню? Неужели Марго не осознает, что игры с огнем до хорошего не доведут? Или это не игра? Вот, что у нее голове? Так, надо с ней срочно поговорить!»
И, как будто прочитав её мысли, в слегка накинутом на плечи халатике из спальни выплыла заспанная Марго.
- Ань, а ты чего в такую рань? - спросила широко зевнув.
- Как чего? Мне вообще-то на работу, её  никто не отменял. Теперь ещё выкручивайся за прогулы...
- А ты скажи, что тебя вампир похитил - хихикнула подружка.
- Очень смешно. Ладно, я-то выкручусь, а вот ты чего творишь?!
- Я? Ань, ты о чем? - Марго сделала такие невинные глазки, что Сомова засомневалась, не приснилась ли ей та сцена.
Но взгляд вновь невольно упал на стаканы.
- Не строй из себя невинную овечку. Что это было ночью?
- Да ничего не было! Ты теперь будешь мне  морали читать?
- Нет, не буду. Ты же у нас девочка взрослая...
- Вот и правильно!
- Я не договорила. Читать мораль не буду, но напомню, что ты в этом теле временно и нечего морочить голову порядочному человеку!
- Ничего я не морочу... С чего ты взяла...
Она вдруг покраснела, чего с ней никогда ни в какой жизни не случалось, и чтобы скрыть смущение перешла в атаку:
- А чего это ты за него так переживаешь?
- Из чисто гуманных целей. Как вспомню, скольким девушкам Гоша сердце разбил...
- Причем тут Гоша?
- Значит, Гоша уже не причем? Ну-ну...
- Вот, значит, как ты думаешь? Гуманные цели? Кому это Гоша сердце разбил? Между прочим, он  никому ничего не обещал!
- Это совсем не значит, что ты не морочил им головы! - разговор продолжался уже на повышенном шепоте.
- Так, стоп машина! Сомова, что ты там уже себе нафантазировала? Мы только поцеловались! И все!
- Только целовались?! - возмутилась Аня. - Ты со стороны себя видела? Если бы не я, вы бы тут... прямо на столе...
- Ань, - Марго вдруг вся сникла. - Я не знаю, что со мной... Это тело меня не слушается…
- Чего?!
- Я не знаю, что со мной, я наверное сошла с ума…
- Марго, я понимаю, как тебе нелегко, и просто хочу, чтобы ты не натворила дел, о которых будешь потом сожалеть, - Анин голос потеплел.   - Я волнуюсь за тебя и не хочу, чтобы Гоша вернулся в очередной «капец»...
- Анют, спасибо за заботу, но ты же сказала, что я – уже взрослая девочка, потому сама разберусь со всеми «капцами» - и со своими, и с Гошиными.
- Что-то я не уверена…
- Если честно, Ань, я тоже. Ты понимаешь, я уже не тот человек... вернее, совсем другой. Я мыслю иначе, я чувствую иначе, я всё делаю по-другому...

Андрей еще спал, но, услышав тихие перешептывания, проснулся. Сев на диване он быстро надел брюки и встал. Марго украдкой посматривала на Калугина, как он, играя мускулами обнаженного торса, быстрыми движениями свернул одеяло и положил в уголок дивана, затем надел рубашку и повернулся в их сторону.
- Доброе утро, - подойдя, поздоровался Калугин.
- Доброе, - ответила Марго и, отведя взгляд, взялась мыть несчастные стаканы.
- Привет, - сказала Аня, от нее не укрылось то, как Марго наблюдала за Андреем и она решила, что этот разговор они продолжат чуть позже. – Будешь кофе?
- Не откажусь, - ответил Андрей и, посмотрев на Маргариту, с каким усердием она трет стакан, улыбнулся и сел за столик.
Та тоже присоединилась к общему кофепитию. Разговор дальше не клеился, в воздухе повисло молчание.
- Ну, мне, наверное, пора. Спасибо за кофе, -  первым поднялся Андрей.
- Встретимся на работе, - ответила Марго и встала его проводить. Они направились к выходу.
Остановившись у двери, он легонько провел пальцем по её щеке, быстро наклонился к ней и нежно поцеловал. Поцелуй был коротким, но у Маргариты подкосились ноги. А Андрей, громко попрощавшись с Аней, скрылся за дверью. Она некоторое время постояла у двери, приходя в себя.
«Капец!»  - Марго закусила губу, украдкой глянула на подругу, втайне надеясь, что эта сцена была ею не замечена. Но по ее взгляду поняла, что та видела все,  и тяжело вздохнула.
- Анют, я знаю, что ты можешь мне сейчас сказать... - начала она, но  Аня ее тут же перебила:
- Нет, Марго, ты понятия не имеешь, что я хочу сказать! И не узнаешь… до вечера, потому что я ухожу на работу, - она быстро допила кофе и молча обувшись, взяла сумку и вышла, громко хлопнув дверью.
Маргарита лишь тяжело вздохнула ей вслед…

«Интересно, с каким видом придет на работу Зимовский?» -  размышляла Марго, по дороге в редакцию. То,  что Стефан догнал Антона, было ясно, вопрос был в другом: что он с ним сделал?  Но как бы ни поступил Мареш, она уже обдумывала собственный план мести этому гаденышу.
Едва выйдя из лифта, Марго с разгону направилась прямиком в кабинет к своему заму. Но ее остановила Люся, сообщив, что Антон Владимирович заболели и на работе сегодня не будут.
«Ну-ну, заболел... Хочешь отсидеться и думаешь, все с рук сойдет? Нет, дорогой, на сей раз ты крупно влип! А месть, говорят, надо подавать холодной. Подождем и все хорошенько обдумаем...»
Но думать долго не пришлось. Ей помог случай в виде небольшого рабочего авральчика и сам Антон Владимирович, так вовремя «заболевший». Уламать Наумыча с ее-то способностями не составило большого труда. И в итоге к концу дня в издательстве произошли небольшие кадровые перестановки.
«Ну что же, Антошка, будем воевать по твоим правилам! Если бить, то в самое больное место…»
По поводу Зимовского Марго оказалась права. Он, действительно, решил на время залечь на дно. Придя в свою конспиративную квартиру и не обнаружив там пленницы, он понял, что это дело рук Гоши. Только Ребров знал об этой квартире. «Да, Антошка, просчитался ты малость... Такого варианта не учел. А все из-за этой курицы Марго. Она опять все  карты спутала! Ладно, Гоша в гневе опасен, так что придется пока спрятаться».

Едва Калугин явился на работу и  вошел в свой кабинет, к нему туда влетела Аврора:
- Я вас вчера видела втроем у дома Реброва! Ты, Марго и подружка Гоши, о которой я тебе рассказывала...
- Ну, во-первых, правила вежливости никто не отменял. Сначала стучатся, а, только получив разрешение, входят...
- Извини...
- И перебивать тоже не вежливо! Я не договорил!
Аврора опустила голову, делая вид, что раскаивается. «Ну, почему он такой замороченный на всяких правилах хорошего тона и вежливости? Пока ножкой расшаркаешься и вампира упустить можно... Может он и сними так? Не будете ли вы так любезны, позволить мне воткнуть в вас кол? Премного благодарен...» Аврора едва не захихикала, представив подобную сцену.
Тем временем Калугин продолжал:
- Теперь, во-вторых: почему ты была у дома Реброва? А сейчас можешь говорить, я жду объяснений!
- По тому же поводу, что и ты, - Аврора с восторгом смотрела на охотника. - Это было гениально, втереться в доверие к сестрёнке, чтобы подобраться к вампиру.
- Аврора, все немного не так, как ты думаешь… - начал говорить Андрей, но в этот момент в дверном проеме появилась Марго, собственной персоной.
По ее ледяному взгляду Андрей понял, что она слышала их разговор, и теперь знает, кто его осведомитель... точнее осведомительница...
После неудачной попытки найти Зимовского самой, Марго решила обсудить план действий с Калугиным, поэтому как только разрулила все производственные вопросы, сразу же поспешила к нему в кабинет. Конечно это был слабенький предлог… Ведь найти Зимовского можно, и даже проще, ночью, обратившись и используя свой вампирский потенциал. Но... не признаваться же себе, что просто хочется побыть с Андреем рядом...
Подходя к его кабинету, Марго увидела, как туда на всех парах влетела Аврора, а так как это  «чудо» не закрыло за собой дверь, то Маргарите пришлось стать невольным слушателем их беседы.
Она холодно посмотрела на одного и снисходительно на другую:
- Если ещё раз замечу тебя не на своём рабочем месте - уволю, - сказала коротко одной и перевела тяжёлый взгляд на другого.
Аврора, не раздумывая, в мгновение ока испарилась.
В секунды оценив ситуацию и взгляд главного редактора, Андрей поспешил разъяснить:
- Марго, это совсем не то, что ты подумала…
- Ну да, конечно. Я смотрю это твоя любимая отмазка... Заметь, тебя я еще ни в чем не обвиняла, а ты уже оправдываешься... Обычно так делают те, кому есть за что оправдываться.
- Я понимаю, со стороны это выглядит... - он попытался подобрать слово.
- Как обман, - подсказала с ехидством в голосе Марго. – И даже хуже! Это -предательство!
- Нет…- вновь попытался возразить он.
- Как низко с твоей стороны, - не унималась Марго.
- Ты не даёшь мне слова сказать!
- Не собираюсь тебя слушать!
- Так, мне это надоело! - вскипел теперь и он.
- Мне тоже! Не желаю вас больше видеть, господин Калугин! - вспыхнула в ответ она и собралась уйти.
Но Андрей поймал ее за руку и развернул лицом к себе:
- Да пойми ты! Да, я пришел сюда, чтобы найти Гошу, и я не отказался от этой идеи и сейчас, но не таким же способом! - он взял ее за плечи и слегка встряхнул. - То, что происходит между нами, никак не относится к его поискам! Это все настоящее!
И, не говоря больше ни слова, Андрей сгрёб её в охапку и поцеловал. Сначала Марго яростно сопротивлялась, но с каждым мгновением её сопротивление слабло, в ушах зашумело, а руки сами потянулись к его густым волосам...  И время остановилось…
Внутри возникла горячая волна и разлилась по телу, оставив обжигающий след.
Их поцелуй стал более страстным. С большим трудом оторвавшись от ее губ, Андрей прошептал на выдохе:
- Ты веришь?
Она верила… Здесь и сейчас...
Марго положила руки ему на грудь и, почувствовав как бьется его сердце, вдруг ясно осознала, почему обращается, когда он рядом. Они были словно две половинки одного целого, их сердца бились в унисон, как одно большое, будто оно было одно на двоих, и в этот момент блаженства она просто становилась собой...
Их дыхания сбились, сердца стучали в такт, они смотрели в глаза друг другу и видели в них желание.
Но в ее голову холодной змейкой заползла мысль, возвращая в реальность, что это все неправильно, так нельзя.
- Нет! – она его оттолкнула и рванула к выходу.
Андрей, от неожиданности не смог её удержать, сделав пару шагов за ней, остановился и он замер у двери, с тоской глядя ей вслед.
Вылетев пулей из кабинета, плохо соображая, где находиться и куда бежать (но бежать надо, это она вдруг остро ощутила) Марго заскочила на кухню, повертелась там, не зная, зачем пришла. Выпила воды, и немного придя в себя, рванула из офиса, подальше от Калугина...
«Домой, домой... Я сошла с ума! Просто сошла с ума! Такое захочешь - не придумаешь! И что теперь делать?! Это ж надо было в такое вляпаться! Полный капец!»
По дороге немного успокоилась и  приняла решение, что есть только один выход - возвращение в свое тело.  Приехав домой  схватила собранный накануне чемодан.
- Ты куда это собралась?? – удивленно спросила Аня, выйдя из ванной комнаты.
- К Клавдии, - сухо ответила Марго, не оборачиваясь.
- К колдунье, что ли? Зачем? 
- Да, Ань, не могу я больше так! У меня уже мозг закипает от всех этих событий! В голове полная каша, кто я - уже не понимаю… Я не контролирую того, что со мной происходит! Когда он рядом….- она осеклась и через секунду продолжила, резко сменив тему:  - Мне каждый день ведь приходится как-то выкручиваться. Всем от меня что-то надо! Зимовский постоянно придумывает, как раскрыть мою сущность перед Калугой! И этот хорош, бродит за мной по пятам, вместе со своим «крейсером»… - после этих слов Марго вздохнула поглубже, - и Мареш тут же… Всем нужен Гоша. У меня скоро нервный тик начнется!!! Я хочу вернуться в свое тело, я не хочу больше ничего этого чувствовать! – почти крикнула Марго и полными слез глазами посмотрела на подругу.
- Постой, Марго, нельзя тебе сейчас к колдунье! Сама же говоришь, здесь уйма охотников, и этот Стефан… Ты понимаешь, что если ты сейчас пойдешь и вернешься в свое тело, тебя уже никто не спасет?? – Аня схватила Марго за плечи.
- Нет, Анют, я уже все решила... Скроюсь куда-нибудь… Я больше так не могу… - Марго отстранила Сомову и подошла к двери.
- Марго...
- Что Марго? Ты же сама мне мораль читала о той сцене на кухне! А я не могу себя контролировать в его присутствии! Не мо-гу!!! Понимаешь, мозги просто отключаются и все, сама не ведаю, что творю...
- С ума сойти! Да ты влюбилась... – с глубоким изумлением в голосе сказала Аня  и шлёпнулась на ближайший стул.
- Сомова, прекрати! Только этого счастья мне сейчас и не хватало! Все, пока! Я к бабке.
- Вот это номер... влюбилась...- совершенно ошарашено проговорила подруга закрывшейся двери.

Марго, стараясь ни о чём не думать, медленно, но верно приближалась к дому колдуньи. Сегодня она не гнала, надо было подумать. В душе её бушевала буря, сердце рвалось на части, рыдая в груди, но она заглушала его доводами рассудка.
Поэтому подъехав к нужному дому, она быстро вышла из машины и решительно направилась к подъезду. Еще несколько секунд и...
Марго с удивлением обнаружила, что квартиры колдуньи просто нет. Там сейчас была  стена. Может, не тот подъезд? Она огляделась по сторонам. Нет, все точно, ошибки не могло быть. Марго подошла и позвонила в квартиру напротив. Ей никто не ответил, тогда она поднялась выше на этаж, но там тоже на месте предполагаемой квартиры была сплошная стена.
Маргарита в сердцах стукнула по ней ногой и тут же открылась соседняя дверь и ей очень недружелюбно сообщили, что расположение квартир здесь такое было с момента постройки, а о Клавдии вообще никогда ничего не слышали. Маргарита хотела было возмутиться, но некому - дверь бесцеремонно захлопнули у нее перед носом.
Ей стало не по себе, но всё же теплилась надежда, что она перепутала дома. Ещё полчаса она бродила из дома в дом в тщетных попытках найти нужную дверь в нужную квартиру.
Потом сдалась и села в машину. Чувства были смутные. Вроде как она и сама сомневалась, время ли сейчас для обратного превращения, но у нее была уверенность, что это возможно. Теперь такой уверенности не было... Внутри как будто что-то оборвалось.
На глаза навернулись слезы.
В этот момент раздался звук мобильного. Она посмотрела - звонили с работы. Глубоко выдохнув, она ответила. Закончив разговор, Марго завела машину и поехала. «Не раскисать! Взять себя в руки! Прорвемся! И не из такого выпутывались...»
Приехав в редакцию, Марго прошла прямиком в свой кабинет и закрылась на ключ. Компании ей сейчас совсем не хотелось.  Усевшись в кресло, она устала откинулась на спинку и закрыла глаза.
Неизвестно, сколько она так просидела, ей показалось даже, что на какое-то время она провалилась в сон. Ее вернул в действительность дружный хохот, доносившийся как обычно из кухни.
Выйдя из кабинета, она пошла к лифту, на ходу бросив взгляд в открытый кабинет художественного редактора. Он сосредоточено работал за компьютером.
Марго вдруг охватила такая радость, при виде его, она невольно улыбнулась.
«Чего это я?» - тут же себя одёрнула. – «Взять  себя в руки, не до этого сейчас».

Никем незамеченная она покинула офис. Выйдя на улицу, вдохнула полной грудью и почувствовала небольшое облегчение. «Так, Маргарита Санна, хорош хандрить! Раз ты женщина, то и вести надо себя соответствующе. А как женщины борются с депрессией? В нашем журнале как-то писали, что лучшим антидепрессантом является шопинг... Не уверена, но можно попробовать...»
Забежав в ближайший супермаркет, она сделала ряд нужных, по её мнению, покупок для дома, затем завернула в антикварную лавку, потом ещё в ювелирный салон…
Побродила ещё с часик по иным магазинам, и, решив, что программа по шопингу выполнена, поехала домой.
Когда Аня открыла дверь, её изумлению не было предела. В прихожую сначала протиснулась огромная ваза, а затем показалась и её подруга обвешанная всевозможными пакетами.
- Что это? - спросила Аня, не до конца понимая, что вообще происходит.
- Ваза, - коротко ответила Марго и, бросив пакеты у порога, отправилась на кухню.
- Тебе её Клавдия дала что ли? – спросила с удивлением Сомова.
- Нет, это я купила.
- Зачем? - всё ещё недоумевала подруга.
- Как зачем?! Цветы ставить, - ответила Марго, уже уплетая бутерброд.
- Какие цветы? - глаза у Ани становились всё больше.
- Ну, всякие... там, розы... ромашки… колокольчики. Какие там еще гербарии ставят?!
- Куда ставят? - спросила та с ещё большим удивлением и посмотрела внутрь огромной китайской вазы. При желании Аня и сама могла туда поместиться.
- В вазу, - совершенно спокойно ответила Марго, наливая себе чай.
Аню уже начало трясти от безудержного смеха:
- Ты в эту вазу собираешься цветы ставить? - еле выдавила она.
- Да, а что? - теперь настала очередь Марго удивляться. – Что тут непонятного?
После этой фразы, Аня перестала сдерживаться и расхохоталась вовсю.
- Сюда можно целое дерево поставить… с корнями…! Марго, а еще больше вазы не было?
- Нет, я купила самую большую, - совершенно серьёзно ответила та.
Аня вдруг перестала смеяться и пристально взглянула на подругу:
- Марго, что случилось?
- Полный капец! – ответила Марго, всё на той же безразлично грустной ноте.
- В смысле?
- Да, какой там смысл?! Всё! Алес!!!
- Ты говори толком!
- Ань, мне не говорить, а выть хочется! Почему ты не спрашиваешь, как я съездила к Клавдии и почему я до сих пор Марго?
- Ну и почему?
- Всё! Нет бабки!
- Умерла, что ли? – испугалась Аня.
- Лучше бы умерла… - со злостью в голосе сообщила Марго, потом добавила немного спокойнее: - Нет никакой Клавдии! И как мне сказали, никогда и не было! Ань, я сошла с ума?
- Знаешь, все люди по-своему немного того... сумасшедшие...
- Спасибо, подруга, успокоила! Но я не все, да и не человек давно...
И Марго в подробностях рассказала, обо всех своих тщетных поисках колдуньи.
- Да... дела...- только и смогла произнести Аня, после услышанного. – Ну, а может ты просто ошиблась адресом? – попыталась успокоить подругу.
- Ань, я закрытыми глазами её дом найду.
- Это да.
- Теперь мне всю оставшуюся жизнь быть бабой… - сказала совсем печально.
- Может это не так и плохо?!
- Куда уж хуже… Слушай, а поехали куда-нибудь выпьем? А то я этого не перенесу…
- Неее, я не могу, мне завтра на работу.
- Какая ты скушная. А я поеду и напьюсь…- и Марго направилась к выходу.
- Ты там не сильно, - вдогонку дала напутствие Сомова.
- О’кей, - ответила Марго, закрывая за собой дверь.
Проводив подругу,  Аня посмотрела на оставленную посреди среди комнаты вазу и невольно улыбнулась…

+23

32

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Глава 27

Решив напиться, Марго отправилась пешком до ближайшего бара. Едва она зашла внутрь, сразу же попала в другой мир. Грохотала музыка, народ веселился, спиртное лилось рекой, плавно перемещаясь из бокалов в организмы  отдыхающего люда.
Маргарита огляделась по сторонам и выбрала себе местечко у барной стойки, ведь целью ее визита было напиться и поговорить. А кто здесь и нальет, и выслушает? Конечно, бармен...
Выбрав цель, Марго начала к ней двигаться, но ее по дороге перехватили.
- Марго? - Андрей не верил своим глазам и своему счастью.
- Калугин? - Марго тоже не верила глазам, но была не так счастлива, как он.
Эта встреча могла стать угрозой для ее планов на сегодняшний вечер. «Только тебя мне сейчас и не хватало… Хотя…»
Смерив его оценивающим взглядом, определила, что вряд ли он подойдёт на роль нужных ей ушей и жилетки, но выбора особого не было и она, молча кивнув, пригласила его к барной стойке.
Обменявшись любезностями и выяснив, что оба здесь случайно, они решили пропустить по стаканчику за встречу.
И он таки нарушил ее планы. Ни поплакаться, ни пожаловаться на судьбу не удалось, так как Андрей сегодня был в ударе и шутил без остановки. Она хохотала практически без умолку, а он в этот момент любовался ею. Потом неожиданно пригласил потанцевать, и она неожиданно согласилась.
Они танцевали, болтали, шутили, смеялись. Марго на время забыла кто она, точнее, кем была до недавнего и просто радовалась от души. «А может, Сомова права и это не худший вариант? Может, просто забыть прошлое и жить дальше? Жить, а не существовать… Так, кажись, мне хватит... Что-то я в философию уже ударилась... Скоро о высоких материях начну разглагольствовать… Капец!»
Неожиданно у  Андрея зазвонил телефон, он посмотрел на экран и сразу стал серьезным. Извинившись, вышел наружу, так как поговорить здесь было невозможно из-за стоявшего шума и грохота. «Видимо, разговор важный», - подумала про себя Марго. - «Вот бы подслушать... Интересно же, что скрывает этот охотничек... Так, стоп-машина! Мне нет никакого дела до него и его разговоров, да и не прилично это!»
Неизвестно чем бы закончился спор любопытства и совести, но именно в этот момент к Марго подрулило три парня.
- Девушка скучает? - нагло придвинувшись поближе, спросил один и приобнял ее за плечи. – Могу развеселить.
- Руки убери, а то станет весело не только девушке, - довольно грубо ответила Марго.
- О! Какие мы нежные, - ответил тот, но руки убрал.
Но тут же придвинулся второй:
- Может, выпьем? За знакомство.
- Во-первых, мы не знакомились. Во-вторых, и не будем. А в третьих, ребят, а не отвалили бы вы, подобру-поздорову?
- Девушка не в духе? Или мы фейсом для тебя не вышли?
- Девушка может и «фейсом об тейбл», если не отстанете…
- Сильно умная или смелая? - один из нахалов схватил ее за запястье.
- И то и другое! А ещё красивая! – нагло заявила Марго.
- Типа: спортсменка, комсомолка и просто красавица.
- Девушка, вам помощь нужна? - учтиво поинтересовался бармен, заметив неприятную сцену.
- Нужна... скорую этим придуркам вызовите? - ответила Марго и заехала одному, который держал ее, прямо в глаз. От неожиданности он свалился на пол. Его друзья, стоявшие рядом, опешили, но потом решительно шагнули к Марго. В этот момент появился Калугин.
Быстро оценив ситуацию, он загородил собою Марго.
- Ребята, вы проблем ищите? - спросил он
- Уже нашли, - за них ответила она и хихикнула.
- А ну отвали, мы не с тобой разговариваем!
- А придется еще и со мной поговорить.
- Слышь, мужик, топай себе отсюда. Мы с девушкой разговариваем...
- Это моя девушка, и лучше вам держаться от неё подальше.
- Ну, раз твоя, то и получай!
При этом один из пострадавших от руки Марго накинулся на Калугина, но тот увернулся, а драчун, продолжив движение по инерции, не устоял на ногах и упал, сбив пару-тройку человек.
В этот момент к Андрею ринулся лежавший ранее на полу, и Калугин нанес ему удар в противоположный глаз.
Марго прыснула от смеха:
- Для симметрии…
Дальнейшие события понеслись столь стремительно, что времени их оценить, не было. В доли секунды в баре завязалась повальная драка. Дрались все, кто мог…
Охранники кинулись разнимать толпу, а бармен, отмахиваясь бутылкой, звонил по телефону. Андрей решил, что сейчас самое лучшее время улизнуть,  тем более что про них благополучно забыли, несмотря на то, что они были одними из зачинщиков всего этого безобразия. Но сделать это было не так просто. Марго вошла в раж. Он ее тянул за руку, а она второй умудрялась отвешивать направо и налево тумаки.
Они еле пробрались сквозь толпу, выбежав на улицу, вдохнули свежего воздуха:
- Ты как? Тебя не задели? – тревожно спросил Андрей.
- Нет, я в норме.
- Хорошо отдохнули…
- Дааа! – протянула Марго. – И повеселились, и размялись.
И они дружно расхохотались.
Калугин предложил немного прогуляться по ночному городу. После такой разрядки, спать еще не хотелось, да и домой тоже, и Марго охотно согласилась.
Они шли по дорожке, болтая о всякой чепухе, обсуждая драку в баре. Вспоминая разные веселые моменты, они перебивали друг друга, размашисто жестикулируя. От очередного приступа хохота Марго едва устояла на ногах и то только благодаря тому, что Андрей вовремя ее подхватил. Задержавшись на мгновение в его объятьях, она, мило улыбнувшись, ловко из них освободилась. Андрей с сожалением посмотрел на свои руки, упустившие такое сокровище, потом перевел взгляд на само сокровище и, заметив в ее глазах озорные искорки, тоже улыбнулся. Они продолжили прогулку. 
Он любовался ею всю дорогу, какая же она была беззаботная и красивая...
Андрей уже собрался озвучить свои мысли, но в этот момент небо озарила яркая вспышка, а за ней прозвучал раскатистый гром.
- Это что? - спросила она удивлённо.
- Кажется гроза, - ответил он, всё так же улыбаясь.
- Гром среди ясного неба?
- Ну, типа того…
- Это что же, сейчас и дождь будет?
Они одновременно посмотрели на небо, желая убедиться в том, что они не ослышались, и тут в подтверждение правильности их догадок на лицо Марго упала маленькая капелька. Андрей аккуратно стер ее ладонью, но другая капелька упала на то же место, затем еще одна... и ещё…
- Дождик, - констатировала факт Марго и продолжила стоять, вглядываясь в тёмное небо над головой.
- Бежим! - крикнул Андрей и, взяв ее за руку, увлек за собой.
- Куда?
Но он не ответил, дождь быстро перешёл в ливень.
Они забежали во двор, окруженный однообразными и безликими высотками.
- Куда? – повторила вопрос Марго и огляделась по сторонам - вокруг были только многоэтажки и ни одного подходящего места для укрытия, разве что в подъезде какого-то дома, но они все закрыты.
- Я здесь живу, - и Андрей указал на один из домов. Он открыл двери в подъезд и пропустил девушку вперед.
Уже находясь внутри Марго, подозрительно прищурив глаз, спросила:
- А как это мы оказались у твоего дома? Ты же вроде вызвался меня домой проводить...
- Совершенно случайно! Мы же решили погулять по городу, а ты живешь совсем рядом с баром, не разгуляешься особо. Шли, шли и пришли сюда... Ты вся мокрая надо согреться. Раз мы уже почти у меня, может, выпьем чаю или чего покрепче?
- Спасибо за приглашение, но нет. Я совсем не замерзла, вот  сейчас вызову такси и поеду домой, а там и чай будет, и ванна,  и прочие согревающие процедуры, -  сказав это Марго начала громко стучать зубами, ее знобило.
- Э нет, так дело не пойдет, - Андрей был категоричен, накинув на нее свой не совсем промокший пиджак. - Идем ко мне и никаких возражений! Тем более, в такой ливень никакое такси не приедет быстро, и не факт что ты дозвонишься. Так что давай ты подождешь у меня, пока дождь прекратиться и потом я вызову тебе такси. Заодно и успеешь согреться. Идет?
Марго подозрительно посмотрела на него, но согласилась:
- Идет, но такси я вызову сама!
- Ладно, - улыбаясь, ответил Андрей и открыл дверь своей квартиры, пропуская ее вперед, но Маргарита не двигалась.
- Марго, ну что же ты стоишь в дверях, да еще в мокрой одежде? Проходи.
«Зря ты вампира в дом позвал...», - подумала Марго и переступила порог.
Зайдя в квартиру, она осмотрелась - симпатичненько, но женской руки явно не хватает. «Определенно он живет один...  Так, стоп-машина! Мне нет до этого никакого дела, как он живёт и с кем! Сейчас вызову такси и домой».
- Проходи в ванную, я там положил тебе полотенце и халат. А я на кухню ставить чайник.
- Я останусь в своей одежде, а от горячего чая не откажусь.
- Так, или ты переодеваешься сама добровольно или...
- Только без рук! Я сама!
Марго быстро убежала в ванную и через несколько минут появилась на кухне, кутаясь в теплый халат Андрея. Он хранил его запах и она, вдохнув его, почувствовала легкое головокружение.
Андрей обернулся и долго не мог оторвать взгляда от неё. Такая она была сейчас домашняя и родная. Хотел бы он, чтобы такой она осталась в его доме, в его жизни…
Марго уловила этот взгляд и спросила с подозрением в голосе:
- Так, Калугин, каким образом мы всё-таки попали  к твоему дому, да ещё и в дождь?
- Дождь не вызывал, клянусь, - отшутился он, а потом добавил.- А вот по поводу маршрута… Ну, если быть до конца честным, то я немного корректировал его.
- Ага! – воскликнула Марго. – В одном сознался! Что-то и на счёт дождя я начинаю сомневаться…
Они тепло улыбнулись друг другу. В эту минуту Андрей заметил, что она дрожит, хоть и в его тёплом халате. Он подошёл и обнял её, желая согреть.
- Да ты совсем замёрзла. Как бы не заболеть. Давай я сделаю тебе горячую ванну, а ты садись пока пей чай.
Она в его объятиях стала дрожать ещё больше. Но это был озноб иного рода.
- Не надо мне ванну, – ответила тихо.
Он, заглянув в её глаза, обо всём догадался.
- Марго… - прошептал на выдохе, привлек  к себе и нежно поцеловал.
Внезапно ее словно окатило холодным душем: «Что я творю? Я же...» Она вдруг осознала, что произойдет дальше, и испугалась.  «Прекрати немедленно! Остановись!…» - твердил разум, а сердце умоляло: «Всего один поцелуй, и я его оттолкну…»
Собрав все силы, она отстранилась от Андрея и легонько его оттолкнула.
- Андрей... Мы не можем... Мне пора...
Но в этот раз Калугин не намерен был отступать. Он еще крепче сжал ее в объятьях, привлек к себе и заглянул в глаза. В них промелькнули страх и сомнение, сменившись желанием.
Оказавшись в плену зеленого омута его глаз, Марго перестала думать совсем, мысли в голове запутались, обволоклись туманом нежности и желания. Его прикосновения сводили с ума. Андрей вновь приник к ее губам, а его руки скользнули на ее талию. По телу Марго прокатилась горячая волна, и она ответила на поцелуй. «Будь что будет...»  Они закружились в замысловатом танце, не отрываясь друг от друга…
Андрей подхватил Марго на руки и уложил на постель, одновременно осыпая поцелуями и развязывая халат.
Марго растворялась в его ласках, голова кружилась от звука биения его сердца и шума бегущей по венам крови, который усиливался с каждым движением. Она пыталась сдерживать себя изо всех сил, но была не в силах, удержать сущность в средине внутри… Естество вампира вырвалось наружу.
Но их уже поглотила страсть, заставляя судорожно глотать воздух и уводя за собой в сумасшедшем ритме к вершинам блаженства…

Чуть позже, придя в себя, Марго взглянула на Андрея, он лежал, закрыв глаза и, казалось, спал. Она тихонько выскользнула из постели, пошла в ванную и взглянула на себя в зеркало. Её отражения не было, через минуту оно начало потихоньку проявляться, как на старой плёнке. Клыки постепенно  начали исчезать, она постояла ещё некоторое время, пока они не скрылись совсем.
«Видел он или нет?!» - беспокоил только один вопрос.- «Только бы не видел, только бы не видел», - повторяла она как заклинание.
Марго осторожно открыла дверь в спальню, он лежал в той же позе. «Спит», - она вздохнула с некоторым облегчением. Тихонько прокралась и легла рядом.
- Я люблю тебя…- прошептала ему и нежно провела рукой по его щеке.
- Я тоже тебя люблю, - он повернулся и, поцеловав её, прошептал: - «Прости».
Марго улыбнулась ему, но тут же почувствовала предательский укол в бедро. Осознав что произошло, она с силой рванулась из объятий Калугина, обнажив клыки и клацнув ими в доли миллиметра от его шеи… Затем обмякла в его руках, и провалилась в глубокий сон…
Андрей все видел, что происходило с Марго, когда они отдались чувствам. Видел, как она менялась: ее глаза, потемнели, став почти черными, кожа побелела, сделавшись мраморной, а губы стали ярко алыми. Это действо завораживало… Как настоящее волшебство… И в таком обличье она была прекрасна… В это момент он всё понял, как будто разум осветила яркая вспышка молнии. И теперь у него не было выбора… Он должен был действовать… Действовать как охотник…
Андрей ненавидел себя, в груди все разрывалось от боли и горечи.  Когда он увидел в ее бездонно синих глазах разочарование и даже презрение, он с силой стиснул зубы, чтобы не закричать, и закрыл глаза, крепко прижав уснувшую Марго к своей груди…

Марго медленно просыпалась. Где она? Что за странное состояние? Она дёрнулась и почувствовала, что несвободна. Её руки были прикованы к стене, она медленно, уже начиная понимать, что произошло, посмотрела на них, и так же медленно перевела тяжёлый взгляд на виновника такого своего положения, стоявшего рядом.
- Так глупо попасться! – она прикрыла глаза в отчаянии. – Какая же я дура!
- Марго… – Андрей не знал, что сказать, сердце разрывалось на части.
Он подошёл к ней и хотел прикоснуться рукой к щеке, но она отвернулась.
- Охотник… –  горько усмехнулась. – Всегда остаёшься верен своему долгу?
- Пытаюсь…
- И давно ты понял?
Андрей тяжело вздохнул.
- У меня всегда рядом с тобой было тревожное чувство. Но я гнал его от себя, не хотел в это верить.
- Сильно разочарован? – она наградила его злобным взглядом.
Он ничего не ответил, а, немного помолчав, спросил:
- Марго, как ты стала вампиром? Кто это сделал? Игорь Ребров?
Марго грустно усмехнулась. «Знал бы ты кто перед тобой – не задумываясь, вонзил бы кол в сердце, без лишних разговоров».
- Так неудобно разговаривать, - она показала глазами на прикованные руки. – Может, снимешь, и обо всем поговорим спокойно. Мы же хотели попить чай, принять ванну…
Марго сделала такие невинные глазки.
- Не могу, ты же убежишь,  - ответил он с грустью и подумал: «Уловки у всех вампиров одинаковые…» – Кто это сделал? – повторил он вопрос, и в глазах загорелась жажда мести. – Это он, да? Это Ребров?
Она чуть не рассмеялась, но сдержала себя.
- Нет, не он, - сказала почти правду, и вдруг взгляд у неё стал злым и холодным. - Заканчивай уже, что хотел сделать. Не терплю пустой болтовни.
Её глаза, казалось, прожигали его насквозь, в них была и боль, и ненависть и неразделимая тоска.
Она перевела взгляд на стол, где неизменным атрибутом был осиновый кол и эликсир.
Андрей стоял в растерянности, сердце рвалось на части.
- Ты вонзишь в меня осиновый кол? – спросила она, не отрывая взгляда от оружия смерти. – Интересно, я рассыплюсь в прах?! Или так и останется труп с колом в сердце?! Труп – не красиво, уж лучше пепел…- она пристально посмотрела ему в глаза. -  Ты развеешь меня по ветру? –  говорила медленно, пронзая его взглядом,  как будто играла с ним, играя со смертью.
- Нет. Я спасу тебя. Этот эликсир, - он взял бокал со стола. – Выпей его и ты станешь опять человеком.
- Человеком! – она рассмеялась, но вспомнив бабкины слова с иронией произнесла: «Из такой скотины вряд ли человек получится!» 
- Марго, это больно, я знаю, но через три дня ты выйдешь отсюда человеком.
- А ты у меня спросил? Хочу ли я быть человеком?
- Прости, но я не оставляю тебе выбора. Я не могу тебя отпустить, не хочу, чтобы тебя когда-то убил другой охотник.
- Я умею уходить от них.
- Отдаю тебе должное, у тебя это хорошо получается, но…
- Обещаю, я не буду их обижать, - она умоляюще улыбнулась.
- Марго, -  он улыбнулся в ответ. – Я люблю тебя и хочу, чтобы ты жила.
- Любишь?! Странная форма выражения любви, – она опять обвела взглядом свои оковы. - Я не против ролевых игр, но садо-мазо – это не моё.
- Ты даже в таком состоянии можешь шутить.
- Я и не такое могу. Сними с меня это, и поговорим за чашечкой чая.
- Нет, - он печально покачал головой и двинулся к ней с бокалом. – Выпей.
- Не подходи, - её охватила паника.
- Прости, я должен…
- Не подходи! - она изо всей силы сдерживала рвущуюся наружу вампирскую сущность, но та была сильнее.
Марго рванулась так, что оковы затрещали, и на запястьях выступила кровь. Андрей отшатнулся на мгновение. От вида крови её рассудок помутился, и она зарычала как раненый волк, попавший в капкан, обнажив ровные белые клыки.
Этим его было не запугать. Привычным движением он прижал её голову к стене, не давая возможности вырваться, и уже поднёс бокал к  губам, как ее лицо вновь приобрело человеческие черты.
- Отпусти, - прошептала она и по лицу потекли слёзы.
Его сердце сжалось от боли, он вытер слёзы и поцеловал в мокрые щёки:
- Не могу, -  ответил тяжело вздохнув.
- Ты не имеешь права со мной так поступать!
- Я  люблю тебя, именно поэтому…
- Нет! – закричала она. – Так не любят! Ты врёшь!
- Марго, пожалуйста…- он не думал, что будет так больно.
- Лучше убей.
- Марго…- Андрей не знал, что ответить.
- Что, кишка тонка убить?! Тоже мне, охотничек! – в её голосе было столько презрения, его это разозлило.
- Ты не вынудишь меня убить, даже не старайся.
- Раскусил мой коварный план?! – она неожиданно злобно расхохоталась и так же резко остановилась. – Да я лучше умру, чем выпью эту гадость!
Перед ним был вновь вампир, со всей ненавистью смотревший ему в глаза, презиравший саму жизнь. Он столько раз видел этот взгляд, и столько раз слышал эти слова. Но сейчас они проходили сквозь сердце, оставляя незаживающие раны.
- Даже не сомневаюсь, - сказал он тихо и  не глядя ей в глаза, вновь прижал к стене, ненавидя свои руки за это, и поднёс бокал к губам.
Поняв, что обречена, она прошипела сквозь зубы:
- Я ненавижу тебя.
- Я люблю тебя, - ответил  Андрей. - Прости…
Он дал ей выпить. Как только жидкость попала в организм, Марго пронзила жуткая боль. Её как будто жгли изнутри. Она издала истошный крик и потеряла сознание.
Он знал, эта ночь будет самой ужасной, но он делал это для нее, для ее блага. Всего три дня и она будет свободной. Эликсир выжжет всю вампирскую сущность.
Андрей обработал и перевязал её раны на руках. Она очнулась, взглянула на него, и её лицо вновь исказила гримаса боли, Марго глухо застонала.
- Прости, - только и мог вновь и вновь произносить он.
И она опять потеряла сознание.
Калугин пробыл с ней почти до утра, пытаясь хоть как-то ослабить боль. Наутро она забылась лихорадочным сном. И он решил на время её покинуть.  Нужно было предупредить Аню,  и объяснить ей всё. После знакомства с этой девушкой, он не мог оставлять её в неведении. Да и опасность для нее самой ещё не миновала, а Марго какое-то время не будет рядом с ней, и та останется без защиты.  Андрей был уверен, что Аня знает секрет Марго, и уже волнуется из-за ее отсутствия. Ему была не очень понятна такая дружба между человеком и вампиром, но в ее искренности он не сомневался.
И еще на работе надо было предупредить об их отсутствии несколько дней. Андрей был настроен решительно - не отходить от Марго, и быть рядом в трудное для неё время. Быстро заехав к Ане и кое-как объяснив, он за полчаса смотался  в издательство и вернулся обратно.
Ему дорога была каждая минута. И  через час он уже стоял у двери подвала.
Открыл бронированную дверь, вошёл и замер, не веря своим глазам. Оковы висели на месте, а вот Марго не было…
Вдруг сзади он ощутил чьё-то присутствие.
- Наивный мальчик, - прошептала Марго у самого уха, и он уловил её дыхание. -  Как нежно бьётся вена у тебя на шее, всего в сантиметре от моих клыков…
Она нежно прикоснулась губами к его шее.
У Андрея от ужаса по спине пробежал неприятный холодок. Он не мог даже пошевелиться, всё тело как будто сковало. Невероятным усилием воли он заставил себя оглянуться. Но Марго нигде уже не было, она исчезла…

+24

33

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Андрей шёл в издательство с тяжёлым сердцем, уже не ожидая её увидеть. Мысль о том, что Марго не будет, разъедала  душу. Он в тысячный раз задавал себе один и тот же вопрос: правильно ли он поступил? Можно ли было иначе? Разум его успокаивал, мол, все правильно, долг превыше всего, а сердце… Сердце молчало. Казалось, оно просто остановилось в тот момент, когда в любимых глазах он увидел боль и презрение.
И что теперь? Устраивать на неё охоту, как на дикого зверя?! Одна мысль об этом была невыносима. Ему теперь не особо нужна была эта работа, без Марго всё в его жизни перестало иметь смысл. И лишь желание отомстить гнало  вперёд. Он доберётся до этого Игоря Реброва! Андрей не сомневался, хотя Марго и отрицала, что это именно он виноват в том, что она - вампир. И когда он доберётся до вампира, пощады не будет.
- Здравствуй, Люся, - сказал рассеянно.
- Андрей Николаевич, ну что же вы опаздываете? – затараторила секретарша, пропустив приветствие. - Все давно уже в зале заседаний, только вас нет.
- В зале заседаний? – пытался сосредоточиться Андрей.
- Да! Совещание! Разве не помните?
- Совсем забыл… Спасибо, Люся…
И он отправился в зал. Едва открыв дверь, Андрей замер на пороге, не веря собственным глазам. Марго была на своем привычном месте, в кресле главного редактора, и как обычно вела летучку, раздавая указания направо и налево. Заметив Калугина, топчущегося у двери, уставилась на него с совершенно невозмутимым видом. Андрей от неожиданности даже потерял дар речи.
- Доброе утро, Андрей Николаевич, - начала она язвительным тоном. – У культурных людей принято здороваться и, как минимум, извиняться за опоздание.
- А, да, простите, - очнулся он. – Доброе утро…
Андрей продолжал стоять и смотреть на Марго с недоуменным видом.
- Присаживайтесь уже, - сказала она, едва сдержав себя, чтобы не рассмеяться. Выглядел он довольно забавно – растерянный и ошеломленный, словно только что встретился с приведением. Марго спрятала улыбку, прикрывшись бумагами, и продолжила совещание.
Андрей сел на свое место, но не сводил с неё глаз. Либо она безрассудно смелая, либо слишком самонадеянная, либо… он чего-то не знает о ней. Это ж надо иметь такую дерзость после всего случившегося прийти на работу, как ни в чем не бывало! Неужели думает, что он оставит свои попытки её обратить? С ней что-то не то... Почему он не почувствовал в ней вампира с первой встречи? А ее поведение? Она совершенно не похожа на этих монстров… Андрей, пытаясь отыскать в ее чертах нечто вампирское, невольно залюбовался Маргаритой. Такого он ещё не встречал, вернее такой… Она была необыкновенной, она очаровывала его одним только взглядом, одним лишь взмахом ресниц. Что-то неуловимо тянуло к ней. Но вопросы, на которые он не мог найти ответы, не давали ему покоя. Как она смогла освободиться от оков?! Андрей посмотрел на её запястья, они были скрыты длинными рукавами. Почему оставила его в живых, ведь у нее была возможность с ним поквитаться? Сплошные как и почему…
Занятый своими мыслями он и не заметил, как закончилось совещание. Все стали расходиться. Он проводил её взглядом до выхода и двинулся следом.
Без стука вошёл к ней в кабинет. Марго его встретила недружелюбным взглядом, как же ей сейчас хотелось  отплатить ему за вчерашнее «гостеприимство», но здесь нельзя, в офисе надо соблюдать конспирацию,  и она притворно улыбнулась.
- Андрей Николаевич, где ваша хвалёная вежливость? Стучаться не обязательно?!
На него повеяло холодом, как от Атлантического океана. Да иного он и не ожидал.
- Марго, мне сейчас не до церемоний.
- А что случилось? Фотосессия не удалась? Модель сбежала?– продолжала она тем же ледяным тоном, разбирая свои бумаги. – Или ты так расстроился, что не нашел применение осиновому колу?
- Прости я…
- О! Твоё любимое словцо. Кажется, оно у меня в мозгу дыру проело. Теперь каждый раз тошнит, когда его слышу.
- Марго, поверь, мне жаль, что все так случилось… - он замолк, пытаясь подобрать нужные слова.
- И мне жаль… - она сделала паузу, а потом, наградив его презрительным взглядом, продолжила: – Мне жаль, что вчера я не поступила с тобой так, как ты того заслуживал!
- Я уже и не думал, что тебя ещё увижу… - продолжал он, словно не слыша ее слов.
- Сильно расстроился? – хмыкнула  она язвительно.
- Нет, просто…
Она его перебила:
- Думал, я струшу и сбегу?
- Это было бы логичней. Я порой не понимаю твоих поступков.
- Уважаемый охотничек, я никогда никого не боялась, и ты не будешь исключением.
- Да, безрассудства тебе не занимать. Но как ты освободилась? – ему надоели предисловия, и Андрей перешёл к делу.
-  Приблизительно так, как освобождается волк, попавший в капкан. Это все, что тебя интересует? – её глаза засветились ненавистью, и лишь горькая улыбка скрывала ту боль, которая невыносимым огнём всё сжигала внутри.
Марго слишком резко швырнула на стол папки, и на запястье он заметил повязку, которую она пыталась скрыть под длинным рукавом.
- У тебя раны? – спросил он сочувствующе.
- Не стоит беспокоиться. Правда, неудобно, медленно заживает…
- Но на вампирах заживает мгновенно?! – у него снова ничего не сходилось.
- Я не похожа на обыкновенного вампира? – она загадочно улыбнулась.
- Совсем не похожа. Кто ты? Что с тобой?
- Боюсь, ответы на эти вопросы тебе не понравятся.
- Марго, ты для меня загадка.
- Это приятно, в женщине должна быть какая-то тайна.
- Но если ты с самого начала знала, кто я, то разве не естественным было бы держаться от меня подальше?
- Возможно, это было бы и естественно, но, знаешь, люблю пощекотать нервы…
- Ты же понимаешь, я не оставлю  попытку тебя обратить.
- Я впредь буду осторожней и больше не дам тебе такого шанса
- Марго, я люблю тебя….
- О! Нет! Достаточно! Я уже испытала силу твоей любви, больше не хочется… - она встала, жестом давая понять, что разговор окончен.
- Послушай, - начал он вновь.
- Нет, - перебила Марго. – Андрей Николаевич, мы с вами слишком разные. Вы же понимаете: между нами нет ничего общего.
Они стояли друг против друга. Она говорила эти жестокие слова, а сердце… ее человеческое сердце разрывалось на части.
Он не хотел отпускать, не мог, но её каждое слово, как кинжал, вонзалось в него.
- Марго?! – он сделал шаг ей на встречу.
- Ты в этот раз с осиновым колом? – она сделала шаг назад.
- Зачем ты так?
- Ты – охотник, а я та, на кого ты привык охотиться. Мы с тобой по разные стороны баррикад,  – заявила ему и потом добавила  с угрозой в голосе: - Но теперь я на чеку! Так что лучше держись ты от меня подальше!
- Я не хочу быть с тобой по разные стороны баррикад! И не верю твоим угрозам. Ты не такая...
- О, ты даже не представляешь, какая я на самом деле, - сообщила  ледяным тоном Марго, но в ее глазах было столько боли.
Андрей двинулся к ней, ему хотелось сейчас ее обнять и защитить, взять часть ее страданий на себя, но Маргарита, предугадав его намерения, остановила его жестом и обреченно добавила:
- Ты ничего не изменишь... Так случилось, здесь нет ничьей вины.
- Есть! И виновный за всё ответит, - его глаза опять загорелись жаждой мести.
Виновного он давно назначил и это был Игорь Ребров.
От этого взгляда Марго стало не по себе. «Хорошо, что он не знает, кто перед ним…»
Остаток дня они провели, стараясь не пересекаться. Обоим было слишком больно…
Марго понимая, что намерения Андрея серьезны, и он так просто не отступится, улизнула из офиса пораньше.
Ей надо было срочно возобновить жизненную энергию, ведь после принятия эликсирчика её мучили приступы боли. Маргарита чувствовала, как с этой болью уходит её вампирская сила, а в ближайшее время она  ей ещё ой, как понадобится.
Удачно поохотившись, Марго занялась поисками негодяя Зимовского. За ним числился должок, и она не собиралась оставлять его безнаказанным.
Обыскав парочку отдаленных баров, где Антон обычно зависал, Марго вышла на улицу и подняла глаза и посмотрела в ночное небо. Задумчиво рассматривая небесные светила Марго остановила взгляд на созвездии Гончих Псов... Ну, конечно! Как же она могла забыть? Хотя в этом теле можно даже и не спрашивать себя об этом...
«Бешеный пес» - так назывался подпольный бойцовский клуб, в котором проводились бои без правил среди вампиров. Если бы Совет узнал о его существовании, то кучка новорожденных вампирш не была бы для Гоши проблемой...

Бои в клубе проводились раз в месяц. Надо отметить, что у вампиров это более жестокое и более зрелищное действо, чем у людей. Антон был завсегдатаем этого клуба, хотя в боях участвовал крайне редко, но умело делал ставки, сколотив на этом деле даже небольшой капитальчик. А вот Гоша был чемпионом и равных ему не было. И как раз сегодня проводился очередной  турнир. Зимовский этого не пропустит. А значит... Марго резко развернула машину и устремилась за город. План созрел моментально.
Съехав с трассы и проехав сквозь лесополосу, Марго выехала к коттеджному поселку. Снаружи строение выглядело как обычный, двухэтажный дом, и никто бы никогда не заподозрил, что в подвале есть тайная дверь, которая скрывала от непосвященных страшные зрелища. Марго без труда вспомнила нужную комбинацию и, набрав ее на домофоне, она услышала неприветливый сиплый голос:
- Слушаю.
- Не подскажите, как пройти в библиотеку? - невозмутимо спросила она.
- В три часа ночи? – уточнил все тот же неприятный голос.
- Люблю, знаете ли, почитать, просто до смерти...
Тут дверь перед ней открылась и Марго зашла во двор коттеджа.
Один из охранников провел ее к гаражу, а оттуда открыл двери в подвал. Марго оказалось в знакомой комнате, в которой сразу при входе стояли столы, где можно было делать ставки или же зарегистрироваться и стать участником состязаний.
Обстановку этого местечко нельзя было назвать изысканной, скорее даже наоборот – безвкусной и зловещей. Внутреннее убранство было выполнено все в красных тонах, освещалось помещение лишь тусклыми лампами, висевшими под самым потолком.
Когда Марго вошла, то первым делом осмотрела трибуны, и, увидев до тошноты знакомую физиономию, ухмыльнулась: «Вот ты и попался, гад!»
Она вернулась к стойке регистрации и сделала заявку на бой с ... Зимовским, и уже через пару минут  услышала в громкоговорителе, как об этом объявили. Выглянув в зал, увидела сначала его несколько озадаченный фейс, но как только Антон услышал имя противника, то тут же расплылся в злобной ухмылке. Весь его довольный вид говорил о том, что он не сомневается на счёт исхода поединка.
Тут же обрушился шквал ставок. Марго немного подождала, пока ажиотаж не достиг своего апогея. Зимовского здесь знали хорошо, потому ставили в основном на него, в то время как она была для всех темной лошадкой. 
- Каковы ставки? - осведомилась она у стойки.
- Десять к одному.
- Тогда я удваиваю свою! - Марго небрежно бросила на стойку деньги.
- И я! - подошел Зимовский. - Не боишься прогореть, сестричка?
- Ты за себя бойся, братец… - Маргарита наградила будущего соперника презрительным взглядом.
- Вам денег не жалко? – спросил её удивлённый букмекер.
- А что их жалеть? Я на выигранные хочу купить себе кабриолет, - нагло заявила Марго.
- Ню-ню, - хмыкнул Антон и пошёл переодеваться к бою.
Марго подмигнула букмекеру:
- На меня ставь - не прогадаешь!
Накинув капюшон на голову так, чтобы ее лица не было видно совсем, она прошла по дорожке к рингу, со всех сторон послышался гул и шипение. Марго из-под капюшона украдкой окинула взглядом окружающих - вампиры... и все жаждущие крови и зрелищ...
Прозвучал гонг, приглашая бойцов на ринг. Она гордо вышла в центр и демонстративно сбросила плащ. Увидев, что одна из участников женщина, толпа зрителей одобрительно загудела. Такие бои были в диковинку даже здесь. Второй удар в гонг был сигналом к началу поединка.
Противники нанесли друг другу по паре-тройке разведывательных ударов. И тут Антон понял, что его победа не так безоговорочна, как он думал и придется попотеть. К его большому удивлению, соперник у него был более чем достойный...
Но Марго тоже ощутила на себе удары Зимовского и осознала, что сильно переоценила свои возможности.
Эликсир таки проделал своё пагубное дело, её силы заметно уменьшились, несмотря на то, что она и подкрепилась накануне. Маргарита поняла, что совершила ошибку, выйдя на бой именно сегодня. Но отступать было поздно.
Когда начался серьёзный поединок, она только и успевала уворачиваться от ударов. Зимовский бил методично, и всё норовил попасть по лицу.
«Вот, гад!» - у неё уже струйкой сочилась кровь из разбитой губы.
Прозвучал спасительный гонг оповещающий, что первый раунд окончен.
Марго отошла в свой угол ринга и присела. Зимовский нагло ухмылялся:
- А братик тебя не предупредил, что здесь все по-серьезному?! В живых может остаться только один… сильнейший…
- Не боись, Антошка, могу пообещать, что твоя смерть будет быстрой, хотя такая скотина, как ты, этого и не заслуживает, - процедила она сквозь зубы.
В этот момент ней подошёл один из завсегдатаев клуба и, наклонившись, к ней шепнул:
- Я бы на твоём месте убирался отсюда детка, пока жива!
Марго взглянула на него из-подо лба.  «Что это? Сочувствие у вампира? Нет... – наконец догадалась она. - На Зимовского просто поставил. За свои бобосики переживает…»
- Давай каждый останется на своем месте! - ответила она невежливо.
Прозвучал гонг, и противники вновь сошлись в поединке.
И сразу же Марго пропустила пару ощутимых ударов. Но, увидев наглую ухмылочку Зимовского, и вспомнив, что здесь она не просто так, а с миссией местника, она пришла в ярость и двинулась  на противника. Антон, мысленно уже празднующий победу и подсчитывающий свой выигрыш, совсем не ожидал подобного развития сценария. Удар, еще удар, и снова... Зал взревел. «В корпус, в лицо, в корпус, в лицо…» Марго вошла в раж и молотила Антона как грушу, а тот не то, что ответить не мог, он уже не защищался и еле стоял на ногах. Еще один точный хук и он свалился на ринг без сил.
Марго занесла руку для последнего удара и  обвела всех торжествующим взглядом. Зал взревел! Все, кто только что не верил  в её победу, кричали: «Убей!» Ей вдруг стали противны эти кровожадные рожи, она взглянула на повергнутого противника и почувствовала к нему... нет, не ненависть, а презрение! Еще раз обвела взглядом ревущую толпу и со словами «Скучно тут с вами» выпустила Зимовского, шепнув ему «Живи, сволочь, пока...»,  и спрыгнула с ринга. Зал повторно взорвался, но теперь публика негодовала. Здесь не принято было так просто уходить. Но Марго сейчас было наплевать на их правила. И она с гордо поднятой головой  направилась к букмекеру за деньгами. « Поскорее бы убраться из этого гадюшника».
- Хочу забрать все деньги… - подойдя, стукнула по стойке.
- А может ещё один бой? Или захотите поставить…
- Деньги гони, говорю.
- Хорошо, хорошо, не надо так нервничать, - он стал медленно выкладывать пачки денег на стол.
- Я бы на вашем месте убирался отсюда побыстрее, - сказал, загадочно подмигивая.
- Что-то все сегодня хотят быть на моём месте. А чтоб я быстрее убралась, шевелись.
Она поняла, что вампир специально время тянет. Клуб практиковал рэкетирство, особенно с новичками, и по дороге домой её могли догнать и конфисковать выигранное. Но у Марго было огромное преимущество, она знала прекрасно, на что они способны. А они и не догадывались, с кем имеют дело. Знали бы, вряд ли сунулись, ведь Гоша здесь был большой авторитет...
Выйдя из клуба Марго сразу же направилась к своему авто и заметила боковым зрением «рэкетиров».
Их было трое, и они медленно приближались к ней. Сначала Марго хотела просто быстро смыться, но потом передумала. Надо было проучить этих нахалов. Гоше не нравилась эта «традиция», но поскольку его не трогали, а до остальных ему не было дела, он просто игнорировал этих налетчиков и относился к ним с презрением, а те в свою очередь его побаивались и обходили стороной.
- Привет, красавица! Не надо торопиться. Мы бы хотели познакомиться поближе, - начали они издалека.
- Ну, давайте познакомимся поближе, - ответила Марго и хищно улыбнулась.
Знакомство оказалось коротким. Размазав двоих по асфальту, она обернулась к третьему, но того уже и след простыл.
- Рада была познакомиться, – сказала в пустоту и  довольная собой пошла к машине.
Понимая, что это ещё не конец, и скоро прибудет подкрепление, села в автомобиль и, взвизгнув шинами, растворилась в вечерней мгле.

Андрей, обнаружив, что упустил Марго, ругал сам себя, но где-то в глубине души был рад этому. Его раздирали противоречивые чувства. С одной стороны чувство долга, которое обязывало его завершить начатый ритуал. Но с другой стороны он ничего не хотел делать вопреки воле Марго. «Где же выход? Как поступить?» Эти вопросы мучили его весь день, но он так ничего и не решил.
Но сдаваться Андрей не собирался, и, закончив работу, сразу же отправился по знакомому адресу.
Потянувшись к звонку, Андрей вдруг замер в нерешительности. С чего начать разговор? Сказать, как ему жаль? Что все будет хорошо? Что он ее любит? Но он это уже сказал, сегодня утром… И что? Разговора не получилось… Но оставить все так как есть, просто уйти в сторону он не может. Она должна его выслушать и услышать! Андрей решительно нажал кнопку звонка.
Двери открыла Аня.
- Привет, - поздоровался Андрей.
- Марго ещё  нет, она не возвращалась с работы,- тревожно сообщила Аня вместо приветствия.
- Нет?- Калугин расстроился. - Я подожду ее здесь?
- Да, конечно.
- Аня, ты прости меня, что я в прошлый раз ничего тебе не объяснил. У меня совсем не было времени, хотя я всё равно опоздал…
Он тогда заскочил и только успел сказать, что он знает, что Марго - вампир, и хочет обратить её в человека, чем привёл Сомову в полное замешательство. Она сразу же засыпала его кучей вопросов, на которые он не мог ответить. Андрей тогда только сказал: «Доверься мне, я её люблю и хочу, чтобы она жила». И Аня поверила и с нетерпением ждала их обоих. Когда утром Марго заскочила и первым делом попросила перевязать ей раны на руках, она поняла, что что-то пошло не так. Сомова попыталась расспросить её, но Марго тоже, сославшись на занятость, тут же убежала.
- Тебе придётся многое мне объяснить, - серьёзно заявила Аня.
- Да, конечно.
- Чай, кофе? - спросила она
- Лучше воды... Аня, ты ведь давно знаешь, что Марго тоже вампир, как вы подружились? С ней, с Гошей?.. - спросил он в лоб, что она чуть не уронила стакан с водой.
- Знаю, - тихо ответила и замолчала.
- Ань, ты мне можешь доверять, - и добавил с горечью: - Я люблю её…
- Я тоже, - просто призналась Анюта и продолжила: –Так получилось, Гоша попал ко мне раненый, я его выходила…Сначала он приходил из благодарности… а потом мы подружились. Он хороший человек.
- Ань, он - не человек! - в сердцах вскрикнул Андрей.
- Он лучше многих людей!
- И ты не боялась быть с ним рядом?
- Сначала боялась, а потом поняла, что дороже меня у него никого нет. И я ему дорога, хоть он волк-одиночка.
- А Марго? Кто она ему?
Аня замялась, лгать она не умела.
- Сестра…
- Сестра? – Андрей почувствовал, что она говорит неправду.
Поняв, что он ей вряд ли поверил, Аня решила перейти к наступлению:
- Стоп. А что это ты мне допрос устроил? Кажется, ты обещал мне что-то объяснить?!
- Да, прости, - он тут же сник и начал свой незамысловатый рассказ. По мере его повествования глаза Сомовой становились всё больше и больше, наконец, она не выдержала и схватила сковородку:
- Ты её приковал???? Да как ты мог?!!!
- Ань, погоди! – он прикрылся рукой. – Не горячись. У меня не было выбора. Вампиры они по сути таковы, что добровольно не могут стать людьми. Они готовы умереть, лишь бы не обращаться. Как бы тебе это объяснить: у них внутри как будто «чужой», который не даёт им разумно мыслить, как только видят эликсир, впадают в неистовство и ничего поделать нельзя. Это как аксиома, другого пути нет. У меня был печальный опыт, когда я не приковал вампира, он.. она  погибла. Я не мог допустить, чтобы подобное произошло с Марго, пойми! И я бы не допустил, я был рядом все время, старался облегчить ее мучения, обернул запястья мягкой тканью, чтобы наручники не повредили и… Но пока я ездил к тебе, она  каким-то образом смогла освободиться.
- Понятно, - Аня притихла, но, тут же, вновь вскочила. – Так Марго теперь человек? Я видела, раны не зажили.
- Нет, - потеряно ответил Калугин. – Я ошибся, эликсир не подействовал.
- Как не подействовал?
- На сильных вампиров он не действует, а только ранит, отбирает их силу. Она оказалась очень сильным… Странно, что о ней я ничего не слышал раньше...
- И что теперь ничего нельзя поделать?
- Нет…
- Может надо просто больше этого… эликсира?
- Не знаю…
- Как не знаешь? Ты же охотник? Ты же раньше с таким сталкивался?
- Сталкивался… - ответил Калугин и замолчал, он никогда не убивал просто так, даже нарушителей и убийц пытался спасти, но ещё ни разу ему не удавалось обратить сильного вампира, они сражались до последнего и погибали…
Но Ане он этого не сказал.
- Мы что-нибудь придумаем, - попытался успокоить её, хотя сам в это не верил. – Мы обязательно…
В этот момент послышался звонок в дверь, и Андрей облегчённо вздохнул, это спасло его от необходимости врать.

сюда http://mybb.forum4.ru/files/0012/b1/e4/64426.gif

+19

34

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Глава 29

Пропетляв по городу и насладившись скоростью, а заодно и убедившись, что ее не преследуют, Марго притормозила у крутого автосалона. Свет в павильоне ещё горел, потому она предположила, что внутри кто-то ещё есть.
Следуя своему недавно придуманному плану, взялась за ручку двери магазина. Но время было позднее, и, естественно, дверь была закрыта. Тогда Марго принялась тарабанить, что есть силы. К ней на встречу выбежал встревоженный шумом охранник, на ходу крича, что они уже на сегодня закрыты.
- Открывай! – нагло заявила она. – Бабло приплыло!
Мужчина покрутил у виска,  указал на табличку с режимом работы, и хотел было уходить, но Марго не собиралась так быстро сдаваться и принялась стучать снова, громче прежнего. Охранник что-то крикнул вглубь магазина. Вскоре появился еще один мужчина в дорогом костюме, по виду  владелец автосалона. Охранник что-то ему шепнул и указал на Марго.
Хозяин  через стекло входных дверей оценивающе смерил ее взглядом и какое-то время стоял в раздумьях. Вид у Маргариты после драки был ещё тот, и сейчас она меньше всего походила на выгодного клиента. Но, должно быть, решительность в её глазах сделала своё дело, и он дал команду открыть.
Марго вошла, не дожидаясь приглашения, и быстро оглядев салон, уверенно направилась к нужной машинке.
Хозяин послушно засеменил за ней.
- Ой, это хороший выбор...
- Сама знаю!
- Только... - он замялся, не зная как бы тактичней намекнуть странной покупательнице, что это авто очень дорогое и ей, судя по внешнему виду, не по карману.
- Что только? Хочешь сказать, у меня денег на него не хватит? Оформляй! – и она швырнула на стол небольшой рюкзак, набитый красивыми зелёными купюрами.
Открыв его, владелец автосалона переменился в лице, глаза округлились, и на устах заиграла улыбка.
Через полчаса Марго вышла из павильона, настроение было прекрасное. А хозяин стоял с открытым ртом и провожал ее удивленным взглядом. Сегодня у него выдался удачный денёк,  дамочка не торговалась и слегка переплатила за автомобиль.
Он глянул на зелененькую купюру в руке и улыбнулся. Это была плата за  срочную доставку купленного авто по адресу. В другой бы раз он возмутился, но странная покупательница была так щедра сегодня, что он не смог ей отказать.

Приехав домой, Маргарита постояла у подъезда, дожидаясь, когда пригонят машину. Затем поднялась к своей квартире, и позвонила в дверь. Открыла ей Сомова:
- Ты чего звонишь?  Почему сама не открываешь?
- Держи! -  не ответив на вопрос, произнесла Марго и торжественно  протянула ключи от новенького автомобиля.
- Что это? – удивилась подруга. – И что у тебя за вид? Фингал под глазом, губа разбита…
- А… ерунда, ты сюда смотри, - и Реброва потащила её к окну кухни, показать автомобиль на стоянке. - Как тебе тот серебристый кабриолет?
- Красивый, -  не понимая в чём дело, ответила Аня.
- Он - твой!
- Как это? – всё ещё не верила своему счастью Сомова.
- Считай что это компенсация за моральный ущерб, от Зимовского. Да, ну и видок у меня! - добавила, увидев своё отражение в зеркале.
- Ты с ума сошла, это ж дорогущая машина.
- Сомова, ты меня удивляешь. Ты же мечтала о такой?!
- Мечтала, но…
- Считай, что я воплотила твои мечты. Почти добрая фея.
Но Аня молчала.
- Что с тобой? Расслабься: всё законно, - догадалась Марго о причине её молчаливости.
- Точно?
- За кого ты меня принимаешь? – возмутилась Реброва.
- Я как раз хорошо тебя знаю, - ответила на это Сомова с сомнением глядя на подругу.
- Ладно, всё честно, почти… - последнее слово добавила совсем тихо, чтобы Аня не расслышала.
Но Сомову удовлетворил этот ответ.
- Марго… - Аня запнулась, размышляя как бы сообщить о нежданном госте, который всё ещё ждал их в гостиной.
- Ну, ты чего как не родная? Подарок не понравился? – та по-своему поняла её замешательство.
- Понравился, очень… Просто так неожиданно… Я…
- Закрыли тему, - прервала Маргарита царственным жестом.
- Марго, у  нас…- она не договорила, потому что в этот момент в коридор вышел Андрей.
- О…у нас гости? – улыбка сползла с лица Марго, а взгляд стал холодным.
- Пойду на машинку гляну, - Аня неловко попятилась и исчезла за дверью.
- Не думала, что у тебя хватит наглости заявиться сюда, - продолжила Марго после её ухода. -  Мне казалось, мы всё друг другу сказали.
- Нет, не всё…- Андрей немного помедлил. – Я смотрю, ты развлекалась?!
- Да, провела воспитательную работу с Зимовским. А ты думал, я буду сидеть и по тебе плакать?
Он тяжело вздохнул, разговор не клеился.
- Я о другом думал. У тебя есть шанс вернуться к жизни, стать человеком…
- Смертным? – она презрительно хмыкнула, потом подошла поближе, и добавила ему в лицо. – Давай лучше я тебя сделаю вампиром? И будем жить вечно…
- Ты называешь это жизнью? Тупое существование животного, без души, без эмоций, на одних инстинктах?!
Эти слова подействовали на Марго, как красная тряпка на быка.
- Значит – «животное с инстинктами»?! – её захлестнула волна гнева, появилось острое желание дать ему в глаз. Но наперекор своим эмоциям она вдруг нежно обняла его и с вызовом страстно поцеловала. Он ответил на поцелуй, отчаянно, крепко прижав её к себе. Оба тут же потеряли ощущение реальности.
Неожиданно Марго резко его оттолкнула:
- А теперь убирайся со своими инстинктами вон! – прокричала она, тяжело дыша.
- Марго…
- Вон, я сказала! - отрезала вновь и отвернулась.
Андрей, молча, вышел.

Как только за Калугиным закрылась дверь, она до боли сжала кулаки. От остатков маникюра на ладонях образовались кровоточащие раны. Взглянув на выступившую кровь, медленно сползла по стенке и закрыла глаза, слёз не было, только жуткая пронизывающая боль.
Через какое-то время, когда в квартиру вернулась Аня, она уже почти смогла взять себя в руки.
Сомова кинулась ей на шею и рассыпалась в благодарностях. Это дало Марго время окончательно вернуть самообладание.
- А у меня тоже для тебя сюрприз! – загадочно улыбнулась Анюта и головой указала на спальню.
Марго зашла туда первой и  сразу же заметила огромное зеленое растение в углу комнаты.
- Что это? - от неожиданности она резко остановилась, и Аня почти врезалась ей в спину. – Елка? Так вроде до Нового года еще далеко…
- А это и есть мой сюрприз! – весело сообщила Сомова. – Знакомься: Рапис - твоя новая соседка! Это пальма…
Марго переводила недоуменный взгляд с подруги на пальму и обратно.
- Я подумала, что ваза, которую ты купила, не должна пустовать... Вот и решила посадить в нее жителя... – видя замешательство Марго, поспешила объяснить Сомова, а потом добавила: - А еще я бы  хотела, чтобы она напоминала обо мне...
- Спасибо, Анют... Но тебе не кажется, что я не очень хороший  садовод... У меня никогда ничего живого дома не было... даже тараканов...
Сомова рассмеялась.
- Не волнуйся, ты справишься, я выбрала самую неприхотливую. Ей нужна тень,  потому что  от солнечного света она болеет, и поливать ее можно раз в неделю или реже, как вспомнишь... - она посмотрела Марго в глаза. - Она так похожа на... тебя...
Марго растрогалась до слез и обняла подругу.
- Спасибо, Анют.
- И тебе.
Они постояли немного в обнимку посреди комнаты. Затем Марго предложила:
- Ну что, обмоем подарки?
- Давай!
- Марго, твой подарок для меня... - Аня замялась, не находя слов, чтобы выразить свою признательность.
- Да ладно, Анют, ты же знаешь деньги для меня не проблема. Тем более я их заработала на этом мерзавце.
- Зимовском? Что ты с ним сделала?
- Слегка разукрасила ему физиономию, - произнесла самодовольно.
Аня смотрела на неё с тревогой, и Марго добавила:
- Всё под контролем, не волнуйся, на нём же всё заживает быстрее, чем на собаке.
- Все равно, ты играешь с огнём.
- Не могу иначе, - улыбнулась Реброва.
Аня  обречённо покачала головой:
- Ты не исправима, и это слишком дорогой подарок. Да и повода нет... День рождения мой еще не скоро...
- Считай это моральной компенсацией от этого урода... - потом помолчав, добавила: - Ань, ты же понимаешь, это самое меньшее, что я могла сделать для тебя. Прости, что втянула тебя во все это...
- Да ладно, не кори себя... Я сама виновата... А за кабриолет спасибо. Мне никто никогда не делал таких подарков... Если честно, я благодарна той колдунье за тебя и очень не хочу, чтобы ты исчезла...
Аня растрогалась, Марго почувствовав, что тоже начинает раскисать, быстро перевела разговор:
- Ну, так мы обмоем, наконец, подарки?
- Обязательно!
Они уселись на ковер, наполнили стаканы:
- Анькаа... Давай за нас!!!
- Поддерживаю!
Когда бутылка виски наполовину опустела, Сомова рискнула начать разговор первой, затронув болезненную, но очень важную тему:
- Марго, что у вас с Андреем происходит? Ведь буквально вчера…
-  Ничего не происходит, - поспешно перебила та.
Тогда Аня, наконец, решилась:
- Мне Андрей все рассказал...
- Что все? Ты о чем?
- Он мне сказал, что пытался тебя... ну... обратить...
-  Он тебе рассказал?
-  Да, он объяснил, что не мог иначе.
-  Не мог?! – Марго саркастически хмыкнула.
-  Марго, но ты  хотя бы обдумала эту возможность...
- Сомик, ты о чем? По- моему, тебе уже хватит пить, - и она попыталась отобрать недопитый виски у подруги.
- Марго, я видела, в каком виде Андрей вышел отсюда после вашего разговора. Зачем ты с ним так?
- Переживет, большой мальчик и совершенно не считающийся с чужим мнением, - резко ответила та.
- Но он пытается тебе помочь!
- Запомни: в помощи охотника я не нуждаюсь! И эта тема закрыта! Навсегда! – Маргарита резко поднялась и добавила: - Не ожидала, что ты к нему в адвокаты запишешься...  Ладно, мне уже пора спать.
- Марго подожди, - попыталась остановить подругу Аня.
Но та уже скрылась в ванной и захлопнула дверь.
- Поговорили... - печально вздохнула Сомова.

На следующее утро Марго пораньше улизнула на работу, чтобы избежать разговоров с Аней.
Но, несмотря на свой ранний приход, в офисе она была далеко не первой.
Едва выйдя из лифта, она стала свидетелем одной очень занимательной для нее сцены и теперь стояла и смаковала зрелище, не вмешиваясь в происходящее.
Действующих лиц было двое. Он и она.
Он - Антон Зимовский, собственной персоной, чудесным образом исцелившийся и явившийся на работу. Она - секретарь Люся. Он пытался войти в свой (как он думал) кабинет, а она изо всех сил препятствовала этому, практически прикрыв грудью амбразуру.
Не известно, сколько бы это продолжалось, но зрителей все прибавлялось, их уже окружала толпа народу и это первой заметила Люся:
- Маргарита Александровна, ну наконец-то... Объясните вы Антону Владимировичу, что это уже не его кабинет!
Марго с загадочной полуулыбкой подошла к ним и с вызовом глядя в лицо Зимовскому начала
- Антон Владимирович, в связи с вашей «затянувшейся болезнью» мною было принято решение о снятии вас с должности зама.
В этот момент кашлянул, намекая на поправку, подошедший Наумыч. И Марго, глянув в его сторону, тут же исправилась:
- Борис Наумыч одобрил моё решение. Эти меры временные, пока вы не поправите своё здоровье.
Антон опешил, он не мог поверить услышанному, переводил злобный взгляд с Марго на Наумыча и обратно, ожидая услышать, что это шутка, розыгрыш. Наумыч на его немой вопрос только развёл руками.
Но довольная ухмылочка Маргариты все же заставила поверить его в реальность происходящего. Она снова торжествовала победу, и снова при этом было задето его самолюбие.
- А можно полюбопытствовать, кто же у нас теперь зам главного редактора? Кто же этот суперпрофессионал, сумевший меня заменить? Что-то я таких у нас не знаю...
- А это лишь доказывает то, что руководитель из вас никудышный. Вы даже кадры свои не знаете.
И тут вперед вышел Кривошеин. Выглядел он совсем не так как раньше. Дорогой костюм, модный галстук, фирменная обувь... Выражение лица серьезное и даже строгое, походка и движения уверенные. Казалось, он даже ростом стал выше. Он решительно протянул руку для приветствия:
- Валентин Иванович, зам главного редактора журнала «МЖ»!
- Кто? - у Антона от удивления глаза округлились. - Слышь, Валик, катись отсюда и не смеши народ!
- Антон Владимирович, попрошу без фамильярности! - тон Кривошеина соответствовал его нынешней должности. - Займите свое рабочее место... пожалуйста!
- И где же оно, место? - Антон начинал закипать.
Тут Марго наклонилась к нему и шепнула:
- А разве не знаешь, Антошка, где твое место? Ваше место у... догадался? По глазам вижу - да. Потом она повернулась к секретарше и попросила:
- Люся, покажите, пожалуйста, Антону Владимировичу его рабочее место.
- А что показывать? Вот стол и стул. Садитесь, работайте! - и Люся изобразила реверанс, а потом крутнулась на каблучках и гордо потопала на ресепшен.
Антон с презрением посмотрел на свое теперешнее место работы. Он шел на работу с мыслями о реванше... А тут опять... Недооценил он эту стерву, недооценил...
Ему еще не удалось оправиться пережить предыдущий свой позор и теперь снова публичное унижение! Антон еле сдерживал ярость. «Ну все, курица, теперь ты не отвертишься!» После боя Зимовский понял, что Гоша не появится. Если уж он на арену отправил «сестричку», значит, действительно, его рядом нет. И теперь она за всё ответит! Он сжал кулаки и в глазах блеснул нехороший огонек. Это не ускользнуло от бдительного охотника, тот подошел к нему и тихо предупредил:
- Даже и не думай в ее сторону! Еще одна выходка и моя рука не дрогнет, а я стреляю метко и без предупреждения!
Слова охотника еще больше разозлили Зимовского и он пулей полетел в кабинет главного редактора. Ворвался туда без стука:
- Это все ты! Ты все подстроила!
- Конечно, я! Шах и мат, Антошка! А ты думал, что я удовлетворюсь одним мордобоем? Неет, то было только начало...
- Не надейся, курица, я тоже в долгу не останусь…
- Угроза?! Не стоит! Ты сейчас не  в том положении, чтобы мне угрожать!
- Я не угрожаю, а обещаю: тебе не жить!
- Рассмешил...
Антон подскочил к Марго и в этот момент в кабинет постучал и, не дожидаясь разрешения, ворвался Калугин.
- Ааааа, охотничек! Ты ещё не догадался, кто перед тобой? Ловко эта стерва водит тебя за нос!
- Я тебя предупреждал... - Андрей грозно двинул на него.
- Ещё и защищаешь её! Да она сама... Ладно, хотел как лучше, предупредить...
Зимовский развернулся и медленно пошёл к выходу. У двери ещё раз злобно зыркнул на Марго и исчез.
- Спасибо, конечно, но я сама могу о себе позаботиться... - Марго старалась не встречаться с Андреем взглядом.
- Даже не сомневаюсь, но Зимовский не тот враг, который будет действовать открыто.
- Я не боюсь его.
- Но все равно осторожность не помешает.
- Учту. У тебя все? Мне надо работать.
- Нет, я хотел поговорить о нас...
- О чём? Никаких нас не существует!
- Марго... я не могу без тебя... - с трудом произнес он.
- И зачем это я тебе? Ты же получил, что хотел?! Что ещё?
- Ты о чём?
- Тебя можно поздравить с победой! Наверное, тешишь своё самолюбие?! А как же, переспал с вампиршей... Не каждому охотнику такое удаётся! Что дальше? Кол в сердце, для закрепления эффекта?
- Марго, что ты несешь? Ты сама в это веришь?
В её взгляде что-то дрогнуло, но лишь на мгновение, и он вновь стал холодным:
- Верю, а ты думал я из большой любви? Это была игра, ты лишь мой приз. Разве забыл: «вампиры не умеют любить, у них сплошные инстинкты».
- Значит так? Игра? - Андрей был в отчаянии, хотя и понимал, что она ему лжет, просто хочет побольнее ударить.
- А ты думал?! Зимовского слушать надо было. Что ж ты такой наивный?
- Я не верю ни единому твоему слову, - Андрей подошёл совсем близко.
- Какой недоверчивый…- неуверенно произнесла она. От того, что он совсем рядом, сердце замерло на мгновение и пустилось вскачь.
- Всё совсем не так. Той ночью ты была настоящей. В тебе больше человечности, чем ты думаешь.
Он привлёк её к себе, обнял, Марго, совершенно не ожидавшая подобного, не смогла сопротивляться. А когда он нежно прикоснулся губами к её шее, она совсем забыла обо всём и обвила его плечи руками.
Какое-то мгновение они стояли замерев, боясь спугнуть этот миг счастья, каждый понимая, что возможно, это последний миг вместе.
Неожиданно к Марго вернулась способность трезво мыслить, она оттолкнула его:
- Что ты себе позволяешь?! – спросила грозно, что совершенно не соответствовало её состоянию, затуманившемуся взгляду и сбившемуся дыханию. – Ты не смеешь… - она не договорила.
- Что я не смею? Тебя любить?
- Нет…а… - она пыталась собраться с мыслями.
Андрей решил, что сейчас подходящий момент для важного для них обоих разговора. Он не хотел больше повторения сцены в подвале. Слишком тяжело это ему далось тогда, он стал противен сам себе. Больше ничего он не будет делать против ее воли, только с ее согласия. Но как это сделать? Как убедить? Какие слова подобрать?
На раздумья времени не было. Надо действовать быстро, пока она снова не надела маску безразличия.
- Марго, я тебя люблю... Люблю такую, какая ты есть, но...
- Что «но»? Договаривай!
- Это не жизнь, ты понимаешь?
- Да я слышала, это -  «животное существование», - ответила она зло. -  Пусть это и не совсем жизнь, но это мой выбор! И ты, если и правда любишь, должен его уважать! Или ты можешь любить только людей? Вампиры для тебя низшие существа? Ах да, у меня ж «только инстинкты»!
- Марго, послушай…
- Я тебя уже услышала достаточно. Что ж ты такой правильный в такую тварь влюбился?
Это было последней каплей. Он взял её за плечи и хорошенько встряхнул.
- Марго!
Но именно в этот момент у него зазвонил мобильный. Звонок этот был совсем некстати, но на том конце провода были настойчивы, и ему пришлось взять трубку.
- Мы ещё не закончили, - пообещал он ей, принимая звонок.
- Я всё сказала!
Андрей, услышав знакомый голос в трубке, обрадовался. У него в одно мгновение сложился в голове план, как будто все пазлы сошлись. И Калугин начал разговор с преувеличенной нежностью в голосе, намеренно не торопясь покинуть кабинет главного редактора:
- Привет, Лаура! Очень рад тебя слышать!- он мотнул головой, прощаясь с Марго и шепнув «Это личный звонок», вышел из кабинета, продолжая говорить.
Марго опешила от такой наглости и почувствовала... укол ревности!
- Нормально... только что мне тут втирал...-  и она пошла за ним вслед.
Подойдя к его кабинету, Маргарита прислушалась. Калугин щебетал, рассыпаясь в комплиментах. Он краем глаза следил, и сразу же заметил, что она пошла за ним следом. Потому говорил преувеличенно громко:
- Помню, ну что ты! Как я мог тебя забыть?!
Марго закипала за дверью.
- Да, конечно же, давай встретимся. Рядом с нашим офисом есть бар «Дедлайн». Буду тебя сегодня ждать, в районе семи…
Марго не выдержала и, широко распахнув дверь, бросила ему:
- Бабник!
К этому моменту Андрей закончил свой разговор, а Лаура положила трубку,  но он решил еще позлить Маргариту, поэтому улыбнувшись ей, продолжил:
- Говоришь, остановилась в гостинице? Я предлагаю погостить у меня. Квартира большая, уютная и сможем познакомиться поближе... -  Андрей с вызовом посмотрел на Марго. – Начальница? Нет, она не имеет ко мне никакого отношения…Она даже не в моём вкусе…
- Хам! - Марго громко хлопнула его дверью, так, что даже стены задрожали.

В этот момент, в соседнем кабинете, ничего не подозревающий о кипящих в офисе страстях, Егоров решил выпить стаканчик виски.
Только он поднёс напиток ко рту и блаженно закрыл глаза, как послышался страшный грохот, и все слоники на его полочке затряслись, как при землетрясении. И вот-вот грозили рухнуть на пол.
Наумыч совершенно растерялся, хватать слоников или спасать драгоценную жидкость в стакане
В конце концов он справился блестяще с обеими задачами и со всем своим скарбом выбежал в коридор с криками:
- Землетрясение! Спасай самое ценное! - но так как все удержать в руках было нереально, он, недолго думая, залпом осушил стакан и довольно крякнув, поставил пустую тару на стойку Люсе.
Опешившая секретарша молча наблюдала за происходящим, лишь хлопая накладными ресницами. Главный марксист-ленинист издательства схватил её за руку и поволок  к лифту и уже оттуда дал последний клич:
- Все в убежище!
- Борис Наумыч, а что случилось? - спросила она робко, когда они спускались в лифте
- Как что? Люся ты с Луны? Землетрясение!
- Где?
- У нас, в офисе! У меня все слоники чуть не разбились, - он в доказательство показал свое стадо, которое бережно держал в руках.
- Когда? - глаза Люси стали огромными
- Только что! Люся, не тупи!
- Не было никакого землетрясения, Борис Наумыч. В Москве землетрясений не бывает.
- Правда?
- Правда, Борис Наумыч, вам показалось...
- Так чего же ты тут стоишь, иди работать, - расстроился марксист.
- А вы?
- А я в «Дедлайн», снять стресс.
- С ними? - Люся взглядом указала на слоников.
- Нет, им нельзя. Отнеси их и поставь на место.
Наумыч бережно передал ей фигурки, посмотрел вокруг, убедившись, что никто не видел его странной паники, гордо прошествовал в бар.

Ждем http://s0.uploads.ru/Wqfx3.gif

+21

35

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Извините за задержку. http://fantozer.forumbb.ru/uploads/000b/6d/d1/490-4.gif

Глава 30

Весь остаток рабочего времени Марго грозно поглядывала на Калугина, он улыбался ей в ответ и  то и дело посматривал на циферблат настенных часов, вызывая новые приступы её ревности.
Остаток дня она была в ярости и срывала злость на том, кто попадался под руку, потому все разбежались как мыши по норам и вздохнули с облегчением только тогда, когда грозная начальница скрылась в лифте.
Домой идти не хотелось, и она решила применить проверенный Гошинский способ - снять накопившийся стресс в «Дедлайне». Спустившись туда, сразу же заняла место у барной стойки. Подала бармену знак рукой, мол, как обычно. Приняв три стаканчика «антидепрессанта», Марго собралась уже уходить, но развернувшись, увидела знакомые лица. Практически за соседним столиком сидел Калугин с подружкой. Она пропустила тот момент, когда они появились, парочка тоже, видно, её не заметила.
«Ты смотри, какая идиллия... Сейчас я вам ее чуток подправлю...»  В её голове в мгновение родился коварный план по наказанию «злостного бабника» Калугина. Марго пристально посмотрела на Андрея, тот ощутил ее взгляд и обернулся, их глаза встретились, и через секунду она поняла, что он в ее власти. Дальше было дело техники...  Гипноз... Родной, привычный... Она к нему прибегала, но всё реже, а сейчас он ей показался просто даром Богов! И она воспользовалась им с огромным наслаждением.
В ту же секунду, как она поймала его взгляд, Андрей ощутил непреодолимое желание поцеловать Марго, его потянуло к ней неведомой силой. Вернее ведомой, он подспудно догадался, откуда это влечение, но не стал сопротивляться. Разворачивающееся действо привело румынскую гостью в полное недоумение. Андрей,  прервавшись на полуслове, обернулся, поднялся с места, ничего не сказав своей спутнице, направился к барной стойке, за которой Лаура, удивлённо за ним наблюдавшая, заметила ту самую его начальницу.  Произошедшее далее её ещё больше изумило.
Подойдя к Марго, Андрей приобнял коварную гипнотизершу и нежно прикоснулся к губам, она ответила, поцелуй из невинно-нежного перерос в огненно-страстный. Теперь уже Марго потеряла контроль над собой и совсем забыла о гипнозе. Калугин с трудом оторвался от её губ, хотя желал совсем обратного, и недюжинной силой воли взял себя в руки. Так как гипноз уже не действовал, у него созрел свой коварный план, как проучить наглую обольстительницу.  Но соблазн был так велик, что он не удержался и, заглянув в затуманенные глаза партнерши,  теперь уже по собственной воле, повторил поцелуй. На несколько минут для этих двоих окружающий мир перестал существовать, хотя и окружающие не особо на них обращали внимание, разве только ничего не понимающая Лаура и уже хорошо подвыпивший Наумыч, снимавший здесь стресс после «землетрясения» и теперь от удивления интенсивно теревший глаза.
Влюблённые повторно потеряли ощущение реальности, и поцелуй затянулся до неприличия. И снова первым в себя пришел Калугин. Прервав поцелуй, он, не выпуская Маргариту из объятий, слегка отстранился от нее, и, глядя в её бездонно-синие глаза, с вызовом прошептал на ушко:
- Мне очень понравилось… А сейчас я вернусь за столик к своей даме, и никакие твои манёвры меня не остановят.
- Какие манёвры? – не поняла она, всё ещё пребывая в эйфории от поцелуя и тщетно пытаясь оторвать взгляд от его губ, но они притягивали словно магнит.
- Гипноз! Ведь именно это ты сейчас проделала?
- Я? – Марго так хорошо сыграла удивление, что он почти поверил. – Да это ты не можешь удержаться!
- Я не могу? – изумился в свою очередь Андрей.
- Да! – нагло ему ответила.
- Знаешь что, - он наклонился и снова зашептал ей на ушко: – ты меня безумно ревнуешь, только не хочешь себе в этом признаться. Но тебе не нужен гипноз, только скажи…
- Что?- она даже вскочила от возмущения. – Ну, ты нахал!
- Стараюсь соответствовать твоим представлениям! Если что – я за соседним столиком, - Калугин развернулся и с видом победителя проследовал на своё место.
Марго так и застыла с открытым ртом глядя ему вслед, впервые в жизни ей попался достойный соперник. Причём он её обыграл на её же поле. Это она признала, но такой расклад её совсем не устраивал, а выходка Калугина лишь раззадорила. Объект же её наблюдения уже через минуту мило ворковал с подружкой, хитро поглядывая в её сторону.
Поняв, что её уловки не сработали, а скорее даже наоборот, сыграли против нее, и она угодила в собственноручно расставленные сети, Марго решила ещё выпить, чтобы хоть как-то заглушить ревность и досаду.
Вернувшись за свой столик, Андрей попытался извиниться за свою выходку перед Лаурой, но девушка лишь рассмеялась. Она  его успокоила и заявила, что с интересом наблюдала за разыгравшейся сценой, как в кино.
- Вы, русские, очень загадочные и непредсказуемые люди... – улыбаясь, сообщила Калугину Лаура.
Немного помолчав,  она предположила, что его начальница давно в него влюблена. Это она заметила ещё там, в Румынии. Только почему они не вместе? Ведь это очевидно, что они неравнодушны друг к другу.
- Если бы всё было так просто, - ответил Андрей, тяжело вздохнув, и тут же постарался перевести разговор на другую тему: - Что мы все обо мне? Расскажи лучше о себе. Ты сказала, что здесь в командировке и что это связано с заинтересовавшей меня историей.
- Да, обнаружены новые факты...
- О Ребровском? - насторожился Андрей.
- Не совсем. Хотя и его имя фигурирует в найденных документах, - заметив интерес Андрея, Лаура продолжила: - Я кое- что нашла и, думаю, тебя это тоже заинтересует. Писем, оказывается, было два.
- В смысле?
- То, первое, что мы обнаружили в Румынии, так и не дошедшее до адресата. Но есть ещё одно, и оно здесь, в России…
Лаура не договорила, так как к их столику подошла, слегка пошатываясь, Маргарита и вальяжно оперлась на плечо Андрея:
- Андрей Николаевич, а вы все в трудах аки пчела! Все кастинги проводите, моделей соблазняете, то есть подбираете? – и, не дав Калугину возможности ответить, переключила свое внимание на его собеседницу: - Ой, мне кажется, мы с вами уже виделись...
Лаура, пребывая в легком шоке, только молча кивнула.
- Тогда нам уже пора и познакомиться... Маргарита Александдрррыыывна ... Что за имечко такое не выговоррришь...  Надо было попроще придумать. А, ладно, к чему эти церемонии - просто Марго, - и она протянула руку, при этом ее немного качнуло, поэтому пришлось крепче схватиться за плечо Калугина.
- Лаура, - ответила румынка и пожала протянутую руку. - Очень приятно...
- И мне! Безумнооо приятно, - Марго бесцеремонно уселась на колени к Калугину и сделала знак бармену: - А давайте за знакомство! На брудер-деррршафт!
- Марго, думаю нам всем уже пора, - попытался образумить ее Андрей.
- Если тебе пора, можешь проваливать, а мы ещё посидим, - не утихомиривалась та. - Я же не с тобой знакомлюсь. А мы девочки взрослые и без тебя справимся. Правда, Лаура?
Лаура сидела с широко раскрытыми глазами и только моча кивала, а взгляд, устремленный на Андрея, молил о помощи. Калугин, понимая, что спорить с пьяной Марго дело неблагодарное и бессмысленное, налил дамам принесенный напиток, и они выпили-таки за знакомство. А потом он тихонько вызвал такси.
Когда машина прибыла, Андрей провел Лауру, извинился за поведение Марго, и они договорились, что встретятся в другой раз, ведь начатая тема очень заинтересовала охотника.
Вернувшись к столику, он застал Маргариту снова с бокальчиком.
- А куда вы все разбежались? Я думала вы того...  по-английски, не прощаясь... А где же наша прекрасная Лаура? Неужели испугалась? Но я же не кусаюсь, - сказала она и хихикнула от собственной шутки.
- Ну, это сомнительно, - ответил Андрей. - Лаура уехала к себе в гостиницу. И тебе, Маргарит, пора домой, завтра на работу. Я отвезу тебя.
- В гостиницу? - разочаровалась Марго. - А что так? Вы же вроде хотели поближе познакомиться...
- Это мы ещё успеем, - ответил Калугин.
- Да, ты по этой части способный… Как говорится, наш пострел везде успел…
– А тебе стоит всё же поехать домой, - не замечая ее колкостей, гнул свое Андрей.
- Я сама буду решать, что мне делать.
- Хорошо, сама так сама… Давай хоть встать помогу, - и он протянул руки.
- Попрошу без рук! Сказала же – сама, - но попытка подняться самостоятельно не удалась, и она снисходительно позволила себе помочь.
Выйдя из бара, Андрей повел Марго к своей машине. Но не тут-то было.
- Это что? Это мы вот на этом поедем? Э неее… - протянула и развернулась к своей машине. - Не поеду я на твоем драндулете! Роскошная женщина должна ездить на шикарной машине, а не на какой-то колымаге!
- Хорошо, поехали на твоей, - устало согласился Андрей, а Марго, довольная собой, гордо направилась к своему авто.
Отключив сигнализацию, она открыла дверь со стороны водителя, но тут ее остановили:
- Мы едем на твоей машине, но за рулем я! В твоем состоянии только водить. Ключи! - Калугин протянул руку и Маргарита, как ни странно, послушно отдала ему ключи.
- Подумаешь, - хмыкнула она. – Какое состояние? Я вообще никогда не пьянею. А машину могу вести даже с закрытыми глазами.
- Нисколько не сомневаюсь, - улыбнулся Андрей и, закрыв за ней дверцу, прошёл на водительское место.
Когда они, наконец, уселись в машину, он облегченно вздохнул, но это было только начало.
Всю дорогу Марго комментировала каждое его движение, без конца делая ему замечания и выдавая поучения.
Андрей терпеливо помалкивал,  и тогда она перешла к более решительным действиям, то есть от слов к делу. Как только они выехали на автостраду, она наклонилась к нему, схватившись за руль со словами:
- Разве так ездят?! Мы так к утру не доберемся домой!
Андрей попытался вернуть неугомонную пассажирку на место и отобрать у нее штурвал, но она не отпускала, при этом еще и переключив скорость. Машина буквально взлетела.
- Ты плетёшься, как черепаха, - возмутилась Марго, нажав на ногу Калугина, находившуюся на педали газа, острым каблучком
Андрей сморщился от боли и выдавил:
- Если ты не уймешься сейчас же - высажу!
- Ха! Ну и высади. Это ещё не известно, кто из нас быстрей дома окажется.
- В твоих сверх способностях я не сомневаюсь.
- И правильно!
На какое-то время Марго утихомирилась и тихонько сидела. Она открыла окно, легкий ветерок ворвался в салон. Андрей невольно залюбовался, как он играет с ее волосами. Залюбовался и... чуть не проскочил нужный поворот. Пришлось резко тормозить и разворачиваться. Марго словно очнулась. Хитренько улыбнувшись, заявила:
- Ой, что-то меня укачало, надо подышать, - и высунулась в открытое окно почти наполовину.
Высунулась и начала громко орать, чуть не вываливаясь из машины.
Андрей попытался ее образумить, но слова не действовали, она просто его не слышала. Тогда он, одной рукой управляя машиной, второй-таки смог ее затащить назад в авто. Марго надулась:
- Фу, Калуга, ты такой зануда... Совсем не умеешь расслабляться и веселиться...
- Зато с тобой не соскучишься. Мы приехали...
Калугину, как настоящему джентльмену, пришлось нести даму сердца на руках, так как дама самостоятельно передвигалась уже с трудом.
Кое- как доставив дебоширку домой, он облегчённо вздохнул, только тогда, когда Аня открыла входную дверь квартиры.
- Ты что с ней сделал? – грозно возмутилась Сомова, увидев состояние подруги.
- В этот раз, Ань, это целиком и полностью её заслуга.
- В смысле?
- В прямом! Это она по собственной инициативе умудрилась так напиться.
- Аааа… Ладно, заноси тело прямо в спальню, - вздохнула Анюта.
- Осторожней с царственным телом, - неожиданно открыв глаза, на секунду очнулась Марго и вновь погрузилась в дремоту.
- Слыхал?! - хихикнула Сомова.
Когда Калугин бережно уложил Марго в ее постель, а Сомова заботливо укрыла ее пледом, она еще что-то нечленораздельно пробормотала и, свернувшись калачиком, тихонько засопела.
- Уснула, - выдохнул Калугин.
- Какое уснула, она в глубокой коме. Спасибо, Андрей, за помощь... Может, чаю?
- Не откажусь.
Сомова обрадовалась, что Андрей согласился на ее предложение. И хотя сделала она его, скорее всего, из вежливости, чтобы отблагодарить за доставку домой ее взбалмошной подружки, но была и еще одна причина... Их взаимоотношения - Марго и Андрея. Ведь только слепой мог не заметить, что между этими двумя происходит. Но Маргарита все упорно отрицала, а в последнее время на эту тему вообще не хотела говорить. Вот у Анюты и созрел план - выведать обстановку у другой стороны. Пока она готовила чай, они мило болтали ни о чем. Разлив ароматный напиток по чашкам, Аня решилась начать разговор по теме:
- Андрей, я бы хотела с тобой поговорить о Марго... Понимаешь, она моя подруга и ее люблю такой, какой она есть, и переживаю за нее...
- И я тоже...
- Что тоже?
- Переживаю за нее.
- И все?
- В смысле?
- Хорошо, спрошу напрямик - чем вызван твой интерес к Марго? Работа? Долг?
Андрей, обескураженный её прямотой, сразу растерялся. Конечно, вначале все именно так и было - долг и работа, но сейчас...
Сомова продолжала допрос с пристрастием:
- Ты все еще хочешь ее обратить? Учти, против ее воли, я тебе не позволю!
- Это я понял. Но, Аня, пойми, по своей воле она никогда... – Андрей осёкся и, тяжело вздохнув, добавил: - Но ты права - против её воли я не стану ничего делать.
- И все же, как ты относишься к Марго и что планируешь дальше? - не унималась Сомова.
Андрей уже было собрался произнести вслух то, в чем не решался признаться даже самому себе, как в этот момент дверь спальни эффектно распахнулась и на пороге они узрели Маргариту Александровну, собственной персоной. Вид у нее был еще тот: одежда и волосы пребывали в легком хаосе, а глаза метали молнии.
- Тааак… Анют... а что это ты поишь этого?  Сомова?! Что это ты наливаешь ему?  Я спрашиваю, что тут происходит у вас?! Я чуток расслабилась, а они уже тут устроили посиделки...
  - Ой... Марго... Ты уже проснулась? - Аня сделала невинно-удивленное лицо, но так как это не произвело совершенно никакого эффекта на подругу, тихонько шепнула Калугину:
- Беги, Андрей, беги!
Оценив ситуацию, Калугин поступил благоразумно и быстренько откланялся.
Для главного редактора утро следующего дня было тяжелым. Сначала ей пришлось выслушать нравоучения Сомовой, потом по телефону втолковать секретарше Люсе, что летучка переносится на послеобеденное время и, наконец, собраться на работу, а в ее состоянии это было совсем непросто. И если нанести макияж ей все же удалось, то стоять на шпильках оказалось совсем не под силу. Поняв, что эта обувь сегодня для нее не вариант, она одела домашние шлепки и, облегченно вздохнув, потопала к авто. Поймав по дороге пару-тройку недоуменных взглядов, Марго все же решила, что такой креатив начальство не оценит и по дороге зарулила в обувной магазин, где подыскала более-менее приемлемый вариант.
Едва выйдя из лифта, Марго тут же столкнулась с Калугиным, беседовавшим по телефону. Невольно уловив в его разговоре имя Лаура, Маргарита бесцеремонно в него вмешалась:
- Андрей Николаевич, будьте добры в рабочее время решать только производственные вопросы, а личное оставьте на потом! Помнится, мы это уже с вами обсуждали…
- Конечно, Маргарита Александровна, - к ее большому удивлению согласился Калугин, по-быстрому попрощавшись с собеседницей по телефону и расплылся в улыбке.
- Не вижу повода для радости, - грозно заметила начальница, довольная физиономия Калугина ее еще больше разозлила.
- Марго, а ты все же меня ревнуешь, - сообщил ей шепотом Андрей.
- Не льсти себе! Подобный тебе типаж вообще не в моем вкусе!
- Это что за типаж?
- Бабники! Вечером чаи распивает с одной, а утром заигрывает по телефону с другой…
- Ты еще пропустила третью – с которой сначала целуется в баре, а потом несет домой на руках!
- А я, между прочим, никого и не просила меня спасать, я прекрасно себя и в баре чувствовала.
- Настолько прекрасно, что ещё минута и свалилась бы под стол.
Маргарита от возмущения сразу не нашлась, что ответить, а только грозно сверкала глазками. Взяв себя в руки, она ему заявила начальственным тоном:
- Значит так, Андрей Николаевич, если вы не научитесь разделять работу и личное, то мы с вами не сработаемся!
После этих слов она хотела было скрыться в своем кабинете, но Калугин ее задержал:
- Хорошо, учту на будущее, но у меня есть один вопросик к вам, Маргарита Александровна! Вчера в «Дедлайне» вы следили за мной как за подчиненным?
Марго снова растерялась, так как не ожидала подобного поворота, а Андрей тем временем продолжал:
- И, конечно, тот страстный поцелуй был, несомненно, частью производственного процесса? Этакий новаторский стиль руководства… Форма поощрения, наверное… Ну что же, должен признаться, очень креативно и… действенно. Вот сегодня чувствую просто прилив сил и такое желание работать, как никогда…
- Ну, ты и нахал… - глаза Маргариты уже метали молнии, и в них он заметил острое желание врезать ему по физиономии.
Но как же она была прекрасна в гневе… Андрей любовался нею, и решил еще немного продлить удовольствие:
- Маргарита Александровна, а можно и сегодня получить порцию премиальных? Так сказать авансом… - Калугин слегка к ней наклонился и сложил губы как для поцелуя.
Если бы не любопытные взгляды коллег, уже сгруппировавшихся в кучки и тихонько перешептывающихся, то нахал получил бы по заслугам.
- Калугин, не советую тебе испытывать мое терпение, - Марго говорила почти шепотом, но тон был грозным, а потом добавила громче: – Через полчаса на летучке у тебя будет возможность поупражняться в остроумии. Вот там покреативим вместе и посмеемся, если будет повод! Это касается всех!
И, резко развернувшись, скрылась в своем кабинете, где и выместила свою злобу на кипе бумаг, сметя ее со стола:
- Нахал! Хам! Да что он себе позволяет! Весело, видишь ли ему! Это мы ещё посмотрим, кто будет смеяться последним!
Едва только началась летучка, все сразу же прочувствовали настроение главного редактора. Она придиралась к каждому, рубила все идеи на корню, даже не давая их озвучить до конца. И больше всех доставалось художественному редактору – его предложения моментально разбивались в пух и прах. Присутствующие молчаливо переглядывались, один только Наумыч ничего не замечал и лишь одобрительно кивал на каждую реплику Марго. Надо отметить, что его самочувствие сегодня тоже оставляло желать лучшего, поэтому он и занял позицию молчаливого наблюдателя, предпочитая не вмешиваться в рабочий процесс.
- Итак, уважаемые коллеги, я так и не услышала сегодня от вас ни одного дельного предложения или интересной идеи, - подвела итог главный редактор. – Сроки поджимают, а у нас нет даже темы для следующего номера.
- Как можно услышать, если не слушать? – прокомментировал тихонько Калугин.
- Андрей Николаевич, у вас есть еще идеи, соображения, предложения? – громко уточнила Марго. – Так озвучьте их и для всех, а не бубните себе под нос!
- Есть! - вдруг хитренько улыбнулся художественный редактор, - я предлагаю взять для нового выпуска тему «Служебные романы».
Народ нервно захихикал.
- Да, кому это интересно!? – растерялась Марго и добавила жестче: – Примитив!
- А по-моему это интересно и актуально всегда, - не сдавался Калугин.
- Кому интересно? Для кого актуально? Мы же солидное издательство, а не какая-то желтопрессная газетёнка.
И спор между этими двумя разгорелся с новой силой. Наумыч продолжал дремать в своём кресле, одобрительно кивая головой в поддержку Маргариты. А остальные присутствующие перешёптывались и загадочно улыбались. Только перед летучкой на кухне смаковали подробности утренней стычки Марго и Калугина, и тут новая порция для сплетен.
- Говоришь, не интересно и не актуально?! – наконец грозно переспросил Андрей и, не дожидаясь ответа, резко встал, подошёл к Марго и поцеловал.
На какое-то мгновение воцарилась немая сцена, как в гоголевском «Ревизоре». Общественность обалдела от выходки руководства и все присутствующие с открытыми ртами уставились на них. Даже Наумыч вышел из состояния ступора и с немым вопросом во взоре смотрел на парочку, удивлённо потирая глаза. В его памяти тут же всплыл вчерашний подобный эпизод в «Дедлайне», который он наутро посчитал плодом замутнённого алкоголем сознания.
- Ты что творишь? – прошипела на ухо Калугину Марго, лишь только он её отпустил и она смогла набрать в лёгкие воздуха.
- Я?! – талантливо сыграл удивление Андрей, так же перейдя на шёпот. – Я решил это ты вновь проявила своё мастерство гипноза. Меня вдруг так снова потянуло к тебе… прям как вчера… Никак не мог сопротивляться.
Она не успела ответить, так как обрётший дар речи Егоров грозно потребовал:
- Маргарита Александровна, Андрей Николаевич, потрудитесь объяснить, что здесь происходит?!
Марго замешкалась, пытаясь как-то найти объяснение, но на выручку неожиданно пришёл Калугин:
- Борис Наумыч, я хотел доказать нашему главному редактору и всем присутствующим, что предложенная мною тема актуальна всегда, и интересна всем, даже такой изысканной публике, которая здесь собралась. Посмотрите, с каким нескрываемым любопытством на нас поглядывают все коллеги.
Егоров обвёл ошарашенным взглядом присутствующих и согласился с художественным редактором. Далее начались бурные обсуждения темы номера, народ оживился, посыпались предложения. Главный редактор вторую часть собрания пребывала слегка в заторможенном состоянии и была более благожелательна. В целом летучка прошла довольно плодотворно. Наметив основные направления работы, сотрудники разошлись на свои места и с энтузиазмом принялись креативить и творить.
И лишь Зимовский находился в дурном расположении духа и с презрительной улыбкой наблюдал за всем этим процессом. Его согревала одна мысль: «Недолго вам осталось куражиться… Месть - такое блюдо, которое подают холодным. Я подожду…»

После летучки Калугин отправился в типография, когда он спускался по лестнице, ему позвонили. Андрей взглянул на номер, остановился на мгновение и тяжко вздохнул, его недавнее игривое настроение, как ветром сдуло. Это был особый звонок, значивший, что совершилось преступление, в котором замешан вампир. По молчаливому соглашению, как только дело касалось вампиров, к расследованию привлекался охотник. На этот раз было совершено нападение на человека, причем со смертельным исходом. Андрей нахмурился, давненько подобного не происходило на их территории. Все придерживались перемирия. Что означало это убийство, и кто за ним стоит, ему и предстояло выяснить. То ли вновь обращённый вампир по неосторожности убил или по глупости, а то ли…
Калугин немедленно выехал на место преступления, лишь сообщив Люсе, что сегодня уже не вернется в офис.
Приехав на место сразу же встретился со следователем, тот вкратце обрисовал ситуацию, и она Андрею совсем не понравилась…

если есть что сказать

+20

36

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Глава 31

- Что здесь? – прибыв на место, осведомился Андрей у седовласого грузного мужчины-следователя, пожимая ему руку.
Это был его давний знакомый, ещё с тех самых пор, когда Кондратьев Витька был простым участковым, а Калугин впервые стал на стезю охоты.
- Труп, - усмехнулся Виктор.
Андрей взглядом дал понять, что ему сейчас не до шуток, и тот поспешил добавить:
- Обнаружили его мальчишки, у них мяч случайно залетел за ограду. Тело пролежало  здесь дня три-четыре, точнее скажу после работы криминалистов. Случай неординарный – труп полностью обескровлен, а на шее две едва заметные ранки. Ну, я сразу тебе и позвонил.
- Хорошо, что позвонил, - тяжело вздохнул Андрей.
Всю дорогу сюда Калугин пытался осмыслить случившееся. Почему вдруг убийство? Кто на такое мог решиться? И, судя по описанию ран, убийством по неосторожности тут не пахнет… Что же это тогда? Месть? Вызов? Война?
Еще по дороге его посетила мысль, что виновником мог быть Гоша Ребров. Из всех известных ему вампиров, пожалуй, только у этого могло хватить дерзости бросить подобный вызов. Ведь если это убийство было делом рук этих монстров, то подобная выходка была именно вызовом. Были, конечно, подозрения на неопытных новичков, но они мгновенно рассеялись после осмотра трупа. Калугин мог с уверенностью утверждать, что действовал здесь опытный вампир.
Ему вдруг стало страшно… Марго… Если вновь начнётся война с вампирами, они окажутся не просто по разные стороны баррикад, они станут врагами… Нет, об этом даже думать себе запретил и сфокусировал свое внимание на версии причастности Гоши.
Определив для себя виновного, осталось теперь дело за малым - найти улики против него и найти самого мерзавца. Калугин почувствовал какой-то прилив сил и уверенность. Теперь он точно от него не уйдет и ответит по справедливости за все свои злодеяния!
- Что это? Залётный какой? Наши вроде присмирели… - как сквозь туман долетели до него слова Виктора.
- Посмотрим. А что говорят свидетели?
- Ишь ты, шустрый какой! Свидетели! Да где ж я тебе их возьму, время утрачено, да и публика здесь не очень-то разговорчивая. Бармен соседней забегаловки вроде что-то видел, но я с ним ещё не разговаривал. Хочешь, иди сам побеседуй.
Калугин кивнул и отправился в заведение  с симпатичной вывеской «Ромашка». Название никак не отражало того, что здесь происходило, а даже наоборот и этот контраст производил жуткое впечатление. Забегаловка была сугубо вампирской, а вывеска, должно быть, осталось от старого кафе, менять её не стали, хотя сюда бы больше подошло «Склеп».
Андрей огляделся и зашёл внутрь. Даже  днем здесь было мрачно, зябко и неуютно. В это время бар пустовал, лишь за стойкой одиноко протирал бокалы бармен. На вид это был еще молоденький вампир, хотя их внешность обманчива, и определить по ней возраст сложно.
Поздоровавшись и представившись, Калугин без предисловий приступил к главному.
Но допрос первого свидетеля принес и первые неожиданности. Бармен утверждал, что погибший провел весь вечер в обществе красивой темноволосой женщины и с ней и покинул их заведение. Как ни старался Андрей, мужчину, похожего на Гошу, он не вспомнил. Но это ещё ничего не значило, ведь Ребров был опытный и осторожный вампир.  А уж скрываться и маскироваться он умел, Андрей в этом убедился лично. Значит, найти его будет совсем непросто, но нужно, во что бы то ни стало…
Он не отдавал себе отчёта, почему с такой маниакальностью ищет Реброва. Может ему не давали покоя совсем иные чувства, отличные от чувства долга.
Собираясь уходить, в последний раз грозно взглянул на бармена:
- Точно он вышел с девушкой?
- Да, говорю же, я её хорошо запомнил: она не из местных, стройная, красивая, я бы такую не пропустил… Я ещё удивился, чего это такая красавица, а подсела к этому? Они немного выпили и ушли вдвоём. Плохой у неё, видать, вкус, - вслух огорчённо подумал бармен. – Не понимаю вампирш, которые связываются с людишками, - ляпнул он, но тут же осёкся, глядя на Андрея.
- Она - вампир?
- Естественно, я вампиров сразу узнаю. Да и пьют они сугубо «Маргариту»…
Он этих слов Андрей вздрогнул. Женщину парень описывал довольно точно, и у Калугина тревожно забилось сердце. «Нет и нет! Мало ли темноволосых красавиц в Москве! Да и не понятно еще причастна ли она к убийству... То, что они вышли вместе ещё ни о чём не говорит. Нет! Это точно Ребров! Больше некому! Надо искать других свидетелей».
И свидетели нашлись, только их показания не отличались от рассказа бармена - все, словно сговорившись, твердили о яркой брюнетке. Калугин с маниакальным упорством расспрашивал о мужчине, но никто не смог его вспомнить.
Чем больше фактов указывало на... (он даже в мыслях не мог этого произнести), тем упорнее он искал следы Гоши. Наконец, даже Витька не выдержал:
- Андрюх, мне кажется, что ты знаешь, кто убийца, но по каким-то причинам ее покрываешь. Именно ее. И прекрати искать какого-то мифического Гошу. Не было его там! Не бы-ло!!!
- Вить, отдай мне это дело,- вдруг резко заявил тот не глядя другу в глаза. - Я сам разберусь…
Виктор долго и пристально на него смотрел, ведя в это время внутренний спор с самим собой затем, решившись, ответил:
- Не могу, сам понимаешь… Ну… - и замолчал, но после долгого размышления добавил: - Надеюсь, понимаешь, что делаешь.
Андрей кивнул. Хотя он и сам не знал, правильно ли поступает, но верить, что любимая женщина оказалась убийцей никак не хотел.
И снова его разум и сердце вступили в спор. Разум напоминал: «Все сходится. Именно тогда ты ее пытался обратить, а она сбежала, не пройдя процесс до конца, но силы ее были подорваны. Ей бы недельку отлеживаться надо было, а она на утро была бодра и прекрасна, как никогда. Чем еще объяснить такие превращения? И по срокам все складывается... Андрей, вспомни о долге!» А у сердца был лишь один аргумент: «Нет, это не могла быть она... Она не такая...»
Его размышления прервал все тот же Витька:
- Короче, Андрюх, даю тебе сутки…
- Вить? – перебил Калугин и пристально посмотрел на товарища, в его взгляде читалась  немая просьба.
- Чёрт с тобой, три дня, и то, только по старой дружбе. Через три дня я передаю все материалы дальше, и объявляем ее в розыск. Сам понимаешь, меня торопят...
Далее Калугину ничего другого не осталось, как ехать в редакцию и поговорить начистоту с Маргаритой. Андрей оттягивал этот момент, он был уверен, что сразу поймет - виновна она или нет, и очень боялся этого.  Потому решил отложить это на утро, надеясь, что за ночь что-нибудь произойдёт и разговор будет не нужен.
Но утро облегчения не принесло. Промучившись всю ночь, изводя себя разными мыслями и предположениями, ближе к рассвету Калугин заснул тревожным сном. Ему снилась Марго, вся окровавленная… Вскочив ни свет, ни заря, он поехал к ней, не в силах более томиться неизвестностью.
Уже подъезжая к её дому, сердце вдруг ёкнуло, а если это всё же она? Его кинуло в холодный пот. «Что тогда? Как ему быть? Даже вопрос не в этом, вопрос в том, как ему жить тогда…» И круто развернув авто, он покатил в противоположном направлении. Ехал не глядя, куда-нибудь подальше от этого подъезда, от этого дома, от этой женщины… Женщины,  что нарушила его покой и перевернула всю его жизнь. Но до неё он словно и не жил и без неё жизнь не имела смысла.
Он остановил машину и решил пройтись пешком. Долго блуждал бесцельно по городу, не замечая дороги, прохожих, и того, что давно жизнь в городе закипела, сотни людей спешили на работу, задевая его локтями и толкая. А он всё брёл, пребывая в своих мыслях. Внезапно нахлынули воспоминания, и он невольно улыбнулся. Их первая встреча, поездка в Румынию, её выходки, бесконечные «капцы» на работе… Чем больше он думал о ней, тем больше росла его вера в ее непричастность к страшному происшествию. Успокоившись, поспешил к ней, кляня себя за малодушие. Он поймёт сразу, увидев её, он поймёт ещё до её ответа на мучивший его вопрос…Он всё поймёт…

Рабочий день был уже давно в разгаре, когда в офис ворвался, буквально взлетев по лестнице не дожидаясь лифта, художественный редактор. Наспех поздоровавшись с коллегами, быстрым шагом прошёл в кабинет главного редактора, тем самым дал очередной раз повод размять языки любителям сплетен.
Открыв дверь, вздохнул облегчённо, весь его недавний ночной кошмар как рукой сняло. Она сидела такая красивая, такая неземная, Андрей мимо воли залюбовался ею, забыв поздороваться.
Марго подняла глаза от компьютера и не очень приветливо произнесла:
- И вам здрасте. Вы ко мне по делу, Андрей Николаевич?
Он ничего не ответил, блаженно глядя на неё.
- Мда.. – протянула Марго. – По личным вопросам, я принимаю во вторник и пятницу с одиннадцати до двух. Будь добр запишись у секретаря. А сейчас я занята. Попрошу освободить мой кабинет.
Придя в себя от её резкого тона, Калугин вспомнил, зачем сюда пришёл и нахмурился.
- Мне нужно с тобой поговорить… - начал он, но она его перебила:
- Я же сказала…
Андрей не стал дослушивать:
- У меня к тебе очень серьёзный вопрос, я никуда не уйду, пока не поговорим.
- Вот как?! – она удивлённо вскину бровь. – Если ты опять о вопросах любви, то глубоко ошибаешься, если думаешь, что я буду тебя слушать.
- Марго, мне сейчас не до этих игр, - и тяжело вздохнув, начал свой нелёгкий разговор:
- Четыре дня назад совершено преступление…
Андрей набрал в лёгкие воздуха, наблюдая за её реакцией. Реакции не последовало, она всё так же сидела с каменным лицом и он продолжил:
- Убит человек при странных обстоятельствах, вся кровь в нём отсутствует, а на шее две маленькие ранки, предположительно через которые эта кровь и исчезла.
Он внимательно следил за ней, ловя каждое движение.
Лицо Маргариты вытянулось, она побледнела, сложила руки на груди, как будто защищаясь, и немного поддавшись вперёд  спросила:
- И что?
- Это убийство совершил вампир.
- А к чему ты мне об этом рассказываешь?
Он опять опустил глаза, собираясь с духом, чтобы произнести последнюю фразу:
- Перед самой смертью его видели с молодой красивой брюнеткой.
- И? – взгляд Марго стал темнее грозовой тучи, она уже догадалась, куда он клонит.
Калугин замялся:
- Что ты делала в тот день?
- Гуляла, - заявила она зло.
- Марго поговори со мной, всё указывает на…
- Продолжай, - если бы её взгляд мог прожечь насквозь, Калугин был бы уже весь в дырочку.
Андрей замялся, не глядя ей в глаза:
- Я надеялся, что ты мне объяснишь…
- Что объясню? Что я не убивала? – она вскипела. -  Калугин! Я не убивала!
Но для него это прозвучало почему-то не убедительно…  Андрей так и не смог определить правду ли она говорит или это просто мастерски сыгранный спектакль. Ледяной взгляд, презрительно-холодный тон – ничего от его Маргариты…
- Это был именно тот день, когда ты сбежала… от меня, то есть…
- Из твоей пыточной, - подсказала она. Внутри всё рвалось на части, он ей не верил, она это чувствовала, она это знала. У Марго от этого всё внутри свело судорогой, в голове шумело, она не знала, что ответить, как сказать, чтобы он поверил, чтобы его взгляд из такого недоверчивого и холодного стал вновь прежним.  Ей почему-то нужно было, чтобы он ей поверил, только он, все остальные не имеют значения. Терзаясь своими мыслями, напустила на себя отрешённый вид, спряталась там, словно в панцире,  его слова до неё долетали как сквозь туман. Ее безучастность Калугин истолковал по-своему:
- Марго, я всё понимаю, я тоже в этом виноват, ты тогда была в таком состоянии… тебе нужно было…и возможно ты не смогла сдержаться…
Последняя его фраза окончательно вывела её из себя.
- Пошёл вон! -  прошипела Марго.
Он взглянул в её глаза полные гнева и, взяв себя в руки, твёрдо сказал:
- Идёт расследование, я во всём разберусь, - он пронизывал её своим взглядом, пытаясь что-то разглядеть.
- Ты мне угрожаешь? – презрительно усмехнулась она.
Он ещё раз пристально посмотрел ей в глаза, как будто просвечивая рентгеном и вышел, так ничего и не разглядев. Бушевавшие в душе чувства не давали трезво мыслить и оценивать ситуацию. До селе ни разу не ошибавшийся охотник, чувствовал себя запутавшимся в паутине мальчишкой.
Как только за Калугиным закрылась дверь, Марго медленно опустилась на стул. Сердце сжалось от боли и обиды. Она хотела догнать его, кричать, просить,  может даже встряхнуть его хорошенько, объяснять как угодно, сделать все, лишь бы он поверил, что это была не она, ведь она изменилась, стала другой, потому что любит, его любит… Марго вдруг  именно сейчас ясно это осознала и сжала кулаки, до крови прорезав ладони маникюром. «Нет, этого не может быть…» - повторяла она себе.
- Ненавижу! – крикнула закрытой двери.
Кому адресовались её слова, она и сама толком понять не могла - то ли Калугину, с его больным чувством долга, то ли себе, что так глупо попалась, то ли бесконечности, что свела их…

Выйдя из кабинета Марго, Калугин не мог найти себе места, метался, как раненый зверь в клетке, бесцельно бродил по офису. На душе было скверно. «Во всем виноват только я!» - корил он сам себя. – «Я и только я!»

Весь остаток дня влюблённые старались не пересекаться. А в те короткие мгновения, когда им приходилось быть рядом, в глаза друг другу не смотрели, и вели себя так, словно совершенно чужие. От бдительного и всевидящего ока общественности сей факт не ускользнул. Они в очередной раз стали героями дня. Какая уж тут работа, когда такие горячие новости…

Лишь только Калугин приехал к себе домой после такого изнурительного и тяжелого в душевном плане трудового дня, как ему позвонил Зимовский и загробным шёпотом сообщил, что «он нашёл то, что очень заинтересует его, как охотника»,  и покажет ему «кто есть кто». Андрей не особо доверял этому упырю, да и сегодня ему, как никогда, хотелось побыть одному. Но проигнорировать не смог, и решил-таки проверить. Он собрался в считанные секунды, взяв с собой только арбалет с серебряными пулями. Если это, действительно, Игорь Ребров, то оставлять его в живых он не собирался.
Встретившись в условленном месте, они поехали дальше на какой-то заброшенный склад. Было темно и пахло сыростью. Зимовский молча потащил его в дальний угол. И они спрятались за ящиками.
- Скоро придёт, - сказал зловеще Антон. – Ты очень удивишься….
Андрей ничего не ответил, ему не нравился этот трусливый вампир, готовый предать всех и вся. Они ждали не долго, послышались шаги. Антон приложил палец к губам, призывая к тишине.
- Антон, - позвала Марго. – Хватит играть в прятки. Ты что хотел?
Марго совершенно спокойно шла по проходу. Андрей не ожидал её увидеть, но не особо удивился. Он лишь с недоверием посмотрел на Зимовского. Тот понял его взгляд.
- Я докажу, - шепнул охотнику Антон и вышел к Марго.-  Я здесь, - ответил уже ей и стал медленно приближаться.
- Ну, и? Зачем ты меня сюда позвал? – спросила с нетерпением Марго.
- Всё очень просто, я так давно мечтал от тебя избавиться, и сегодня, наконец, свершится!
- Ты опять бредишь, - она устало развернулась уходить. – Говорила же, лечись, пока не поздно!
- Нееет. В этот раз не выкрутишься, я подготовился.
Вдруг она почувствовала опасность.
- Ты пришёл не один?!
- Не один, - усмехнулся Антон и стал кружить вокруг неё, ища возможность напасть. – Я давно понял, что ты вампир. Но не простой. Что ты сделала с Гошей, ведьма?
- Съела на ужин, - Марго облизала губы и хищно улыбнулась. – Я и тебя съем.
- Зубы обломаешь, - чувствуя за плечом поддержку охотника, Зимовский расхрабрился.
- У меня крепкие зубки и не только они, чего не скажешь о тебе, - Марго подмигнула ему, напоминая о прошлом их поединке.
Внезапно Зимовский резко схватил её за горло и прижал к стене. Его целью было одно – чтобы она показала свою сущность, и тогда (он на это надеялся) в дело вступит охотник.
- Руки убрал, - сказал тихо Марго с угрозой в голосе.
- Слышь, ты…- начал было Зимовский, продолжая хорохориться перед ней.
Но она не дала ему договорить. Резкий удар в грудь и Зимоский отлетел метров на пять в сторону. Однако он быстро поднялся  и побежал на неё.
Андрей замер, он хоть и понимал, что Зимовский не сможет ей причинить вреда, но сердце тревожно забилось. Марго сначала просто отбивалась от него, но один точный удар Зимовского  привел ее в бешенство, и вампирша предстала во всей красе. Даже у Андрея пробежал неприятный холодок по спине.
Она схватила Зимовского так, что он даже запищал от ужаса. В этот момент из тени вышел Калугин. Марго краем глаза уловила движение и, швырнув брыкавшегося Антона подальше, развернулась к Андрею. Его она никак не ожидала увидеть. В ее взгляде он прочитал боль и обиду, но лишь на мгновение, через секунду он вновь стал холодным и злым
-Что, как всегда на посту? Ловишь преступника? – спросила язвительно. – И как успехи?
- Нормально…
- Ну да, - хмыкнула она зло. – Ты же убийцу себе уже назначил, теперь выжидаешь только удобный момент.
- Всё совсем не так…- начал Андрей, но не успел договорить.
В этот момент совсем рядом просвистел осиновый кол и впился Марго в грудь, чуть выше сердца. Пока они говорили, очухавшийся Зимовский воспользовался ситуацией. Его ненависть к Ребровой дошла тех размеров, когда затмила доводы разума.
Маргарита пошатнулась от удара и медленно перевела взгляд на оружие, торчавшее теперь из груди.
- Марго! – кинулся к ней Калугин на помощь, но она его оттолкнула с такой силой, что он отлетел на несколько метров в строну. Пока он поднимался, Марго с усилием вынула кол из раны, хлынула кровь, её взгляд затуманился, всё человеческое исчезло, дав место лишь древнему злу.
- Не попал…- прошипела она Зимовскому, всё ещё держа кол в руке, с которого на пол капала её кровь.- Что ж ты так, Антошка, надо было аккурат в сердце. Ты же знаешь, таким приёмом меня не убить. Её взгляд впился в бедного зама.
- Иди ко мне, - тихо проговорила она и протянула ему на встречу смертельное оружие…
Взгляд Антона помутился от вида крови, наружу вылез зловещий оскал, он завыл.
Андрей наблюдал жуткую картину: Зимовский, совершенно обезволенный, медленно подходил к ней, пытаясь сопротивляться гипнозу, но у него ничего не получалось. Он дёргался, ругался, но ноги его не слушались. Калугин вдруг понял, что она его просто сейчас убьёт, и у него мурашки побежали по спине. Она была не просто сильным вампиром, в её взгляде сквозила смерть, и для ее противников это, скорей всего, было последним, что они видели в жизни.
Зимовский тоже  понял, что пришёл его конец, он жалобно заскулил, не в силах противостоять.
Ещё мгновение и она схватила его за шею, занеся руку с колом для удара, направляя её в самое сердце вампира.
- Марго!!! – заорал Андрей что есть силы. Она обернулась, и посмотрела на него с подозрением.
- Не делай этого! – продолжал он. – Остановись!
Её взгляд выражал недоверие, она замерла.
- Прошу тебя! Убив его, ты переступишь грань, станешь такой же, как он. Пути назад не будет.
Марго и бровью не повела, всё так же с изумлением на него глядя, но было видно, что ее одолевают сомнения.
Он хотел ещё что-то сказать, но аргументы закончились, и Андрей лишь с отчаянием смотрел на неё.
Реброва взглянула на поверженного врага и с презрением отшвырнула его подальше. Лицо приняло осмысленное выражение, дикий зверь, который всего мгновение назад вырвался наружу, вновь запрятался в глубины и затих на время.
Она вновь стала сама собой, Андрей уловил растерянность в её взгляде, как будто она не могла понять, как здесь оказалась….
- Не бойся, не трону я твоего дружка. Ты, смотрю, с ним сроднился, - заметила она с презрением в голосе.
- Марго, это совсем не то…- Андрею было невыносимо больно, и он сто раз уже пожалел, что снова попался на удочку Зимовского.
- Да ну? – губы её вытянулись в ехидной улыбке.
- У тебя кровь, - он хотел подойти, но она жестом остановила.
- Не приближайся ко мне. Скоро затянется, правда, стало медленнее заживать, вот это скверно.
Андрей, не смотря на запрет, двинулся к ней, чтобы помочь остановить кровотечение, но в этот момент раздался какой-то шорох позади. Он обернулся - это приходил в себя Зимовский. «С тобой разберусь потом», - решил для себя Калугин, но, повернувшись в сторону Марго, ее там уже не увидел.
Воспользовавшись моментом, она выскользнула из здания, и через минуту до его слуха донёсся лишь визг тормозов её машины.
Тем временем Зимовский окончательно очухался после полученной встряски, по крайней мере дар речи обрел:
- А я смотрю ты, охотничек, не сильно удивлен преображению своей пассии... Значит, знал...
- Не твое дело! – огрызнулся Андрей.
- Может и не мое, но знаю тех, кто очень заинтересуется такой крепкой «дружбой» охотника и вампирши...
- Шантажировать меня решил?
- Ну, что ты… предупреждаю, - пропел Зимовский, но это прозвучало с угрозой.
- Даже и не думай! Я остановил Марго только потому, что хочу сделать это сам! Стоит тебе лишь немного оступиться и... И ты, и твой дружок Гоша для меня теперь не только работа. А серебряных пуль у меня на свору таких, как вы хватит…
Зимовский старался не показывать страх, но неприятный холодок пробежал по спине при этих обещаниях охотника. «Нет, с ним пока лучше не ссориться...» - подумал про себя, а вслух сказал более дружелюбным тоном:
- Да ладно, не горячись... Я пошутил. Мы же партнеры, вроде...
- Не были мы никогда партнёрами, с такой мразью, как ты я не связываюсь. И запомни – мы теперь враги, я слежу за тобой.
Зимовский побледнел и, ничего не сказав, убрался восвояси залечивать раны и обдумывать свою дальнейшую стратегию, а Андрей помчал к Марго.

Будем рады

+19

37

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Глава 32

Он ехал с тяжелым сердцем, чувствуя свою вину и понимая, что разговор будет не из легких.
На деле все оказалось гораздо хуже, чем он предполагал. Маргарита просто не желала с ним разговаривать. Он долго звонил в дверь квартиры, но ему не открывали.
- Марго, я знаю, что ты там, открой! – не выдержал Калугин и стал тарабанить в дверь, подняв шум на весь подъезд.
Дверь через мгновение распахнулась, на пороге стояла Марго - болезненно-бледная, но полная решимости его отшить.
- Чего надо?
Увидев её, он сразу же растерял все слова, захотелось её обнять такую стойкую и грозную, и одновременно такую ранимую, чтобы защитить от всего мира. Только он знал: в его защите она не нуждается, и обратится к нему в последнюю очередь.
- Как твоя рана? Я хотел…
- Калугин, мне ничего от тебя не нужно - ни твоей жалости, ни твоей любви. Оставь меня в покое. Забудь о моем существовании, - выпалила Маргарита на одном дыхании, стараясь говорить как можно тверже, и попыталась сразу же закрыть дверь. Для нее она была словно щит, за которым хотелось спрятаться.  Но не тут-то было – Андрей оперся о дверь рукой и не дал ее закрыть.
Если бы он только знал, чего ей стоило произнести эти  жестокие слова. Только сейчас Марго не столько его пыталась оттолкнуть, сколько хотела саму себя убедить, что так будет лучше и правильнее. Но ничего не получалось как она ни старалась, потому что знала, что всё это чушь  и обман,  чувствовала, что больше всего на свете желает  быть с ним рядом. И чем сильнее отталкивала, тем яростней этого хотела.
Сейчас их разделяла дверь, но на самом деле между ними была стена, стена недоверия и непонимания, которую они сами и возводили день за днем, добавляя все новые, и новые кирпичики…
- Как же ты меня измучила… - признался Калугин, и вдруг почувствовал, что Маргарита ослабила давление на дверь.  Решив для себя: «Плевать на всё - на долг, на работу, главное это мы,  здесь и сейчас...»,  Андрей легонько отодвинул её от двери, вошёл внутрь квартиры и нежно заключил хозяйку в свои объятия.
- Ты что себе позволяешь?! - возмутилась она, но как-то не очень уверенно.
- Я люблю тебя, - выдохнул он ей куда-то в шею, отчего сердце ухнуло, и зашлось в бешенном ритме, губы сами открылись ему навстречу.
Поцелуй разрушил остатки преград и в одно мгновение их тела перестали слушаться хозяев, сплетаясь в единое целое… забыв обо всём на свете, позволив себе быть просто счастливыми. Потом они придут в себя и такое зыбкое счастье рухнет под напором неразрешимого. Но это будет потом…

Когда их дыхания стали выравниваться и сердцебиение пошло на убыль, он крепче прижал  её к себе, боясь возвращаться в действительность. А внутри уже тревожно заныло.
И лучшим было для них сейчас молчание. Но она первым его нарушила:
- Ты сумасшедший…- сказала ласково.
- Как и ты, - ответил он с улыбкой.
- Нам нельзя было встречаться.
- Но мы встретились.
- Ты по-прежнему считаешь меня убийцей? – зачем она задала этот вопрос сейчас, Марго и сама не знала. Она сразу же пожалела о сказанном, ведь их мир был таким зыбким, хрупким, мог рухнуть в любую секунду И он рухнул...
- Марго…- начал он тяжело вздохнув, так как меньше всего хотел сейчас говорить на эту тему. – В том, что произошло, я виноват не меньше. Ты тогда была в таком состоянии…
Он не договорил, Марго взорвалась:
- Так ты все же считаешь меня убийцей?!!! – она злобно сверкнула глазками. – Убирайся!
И двинула его хорошенько, Андрей не удержавшись свалился с дивана, на который сам же её и принёс на руках всего несколько минут назад. Вслед ему полетела его одежда.
- Убирайся из моего дома! Из моей жизни! Ненавижу!
- Прости…- только и мог вымолвить он, одеваясь.
- Я не убивала его, слышишь? – сказала она как можно спокойнее, хотя внутри все бушевало.
- Но факты… 
- Да пошёл ты со своими фактами! Что ж ты такой честный и праведный со мной спишь?!! Или ничем не брезгуешь в поисках преступника?  Все средства хороши?
Его взгляд стал холодным.
- Это ты зря…Я докопаюсь до правды…Прости, я не должен был…
- За что прости? За то, что переспал со мной?
- Нет, за это не дождёшься, – твёрдо ответил он. – Кажется, ты тоже была не против.
- А отчего мне быть против? Почему же не воспользоваться моментом и удовлетворить свои инстинкты, - ответила она зло.
Его взгляд стал жестким, Андрей молча развернулся и направился к выходу
- Ну, конечно, - её глаза полыхали гневом. – И после этого ты мне будешь про любовь петь?! Хотя нет, какая любовь, я же на подобное не способна, сплошные инстинкты! Только и ты ничем не отличаешься от меня!
- Ты права, я просто сошёл с ума, когда решил, что в тебя влюбился, - сказал он у выхода, а вслед ему полетела подушка, подгоняя его в спину.

Придя домой, Андрей попытался отвлечься. Он совсем запутался,  так и не решил, как ему дальше быть. Сроки, отведенные ему следователем Кондратьевым, поджимали. Он ведь так был уверен, что стоит ему спросить Марго напрямик и станет все ясно. А не стало. Не смог он ее разгадать. Он же привык верить фактам, а они все против нее. «Что делать и как дальше быть?» - почти риторические вопросы мучили Калугина. И как всегда в таких ситуациях решил заняться любимым делом - фотографией. Стал просматривать свои последние работы, дошел до румынской фотосессии. «Определенно, это одни из лучших моих работ!» Потом залюбовался снимками Марго. И снова долг и сердце начали войну. Тряхнул головой, словно пытаясь заставить их замолчать, и быстро нажал следующий кадр. Письмо прадеда... Лаура! Я совсем забыл о ней... Как некрасиво... Он встал, нашел свой мобильник и, взглянув на часы, набрал знакомый номер. Ему сразу же ответили, словно на том конце только и ждали его звонка.
Время было ещё не позднее они договорились о встрече и в назначенное время Андрей заехал за Лаурой в гостиницу.
Сначала они поужинали в уютном ресторанчике. Когда дошли до десерта, завели разговор о работе, и Лаура показала фотокопию найденного ею еще одного письма. Первое, судя по тому, что так и осталось в Румынии, точно не нашло адресата, а вот второе хотя бы попало в Россию. А вот было ли прочтено, неизвестно.
Андрей с осторожностью взял документ в руки, вдруг сейчас он узнает о тайнах, которые ему знать уже не хотелось. Желание достать Игоря Реброва сильно ослабло, теперь он понимал, что Марго ему этого не простит и не горел желанием с ним встретиться. Тяжело вздохнув, он начал читать:
«Приветствую Вас, достопочтимый Лев Тимофеевич. Снова пишет вам Арсений Иванович Лаврентьев. С прискорбием  сообщаю, что порученное вами дело мне не удалось выполнить. К сожалению, я опоздал и не смог вырвать из лап этих чудищ Вашего сына Георгия. А теперь уже не уверен, что и сам смогу выбраться отсюда живым. На свою беду я три дня тому назад стал свидетелем убийства невесты Вашего сына. Теперь  здесь из-за этого  началась настоящая резня. Душегубцы ищут виновного в смерти своей сородички среди людей, и те гибнут ни за что, убийца-то один из своих. Он хоть и другого рода, но тоже кровопийца. И все из-за жажды власти… Давнее противостояние кланов Марешей и Станчу.
Я же оказался меж двух огней. Одни меня считают убийцей и жаждут расправы, а для других я опасный свидетель, который стоит на пути осуществления их коварного плана. Боюсь, моя судьба уже определена…   
У меня нет никакой возможности сообщить  правду о творящихся здесь бесчинствах, поэтому доверяю ее этому письму. Передайте князю Вязникову: Любитшку Мареш убил Марко Станчу . Сделал сие намеренно, дабы разжечь войну.
На этом прощаюсь. Не поминайте лихом. Искренне Ваш Арсений Иванович».
Калугин, мысли которого занимала все та же нерешенная дилемма, лишь рассеянно пробежал по нему глазами. Значит, его прадед не убивал невесту Реброва… Но что это ему даёт? Так и не придя ни к какому выводу, он попросил оставить у себя эту копию.
- Да, конечно. Я же для тебя ее и сделала, - растеряно сообщила ему девушка.
Повисла пауза.
- У тебя что-то случилось? – первой нарушила ее Лаура, участливо глядя в глаза и слегка пожимая  руку Андрея, после того, как он в очередной раз не ответил на её вопрос, глубоко задумавшись.
– Нет… - удивился Андрей. - С чего ты взяла?
- Ты сегодня очень задумчивый и грустный. Как будто сейчас не здесь… Проблемы?
- Извини… Это личное…
- Я могу чем-то помочь?
- Спасибо, но нет.
Андрею вдруг стало стыдно за свое негалантное поведение в обществе дамы. Сам же пригласил и не уделяет никакого внимания, а она к тому же гостья… Прогнав мрачные мысли, он неожиданно предложил:
- А, может, мы прогуляемся по ночной Москве? Ты видела наш город ночью?
- Нет, - грустно улыбнулась Лаура. – Я и днем не видела, разве что только из окна авто. Сам понимаешь – работа…
- Тогда я просто обязан провести тебе экскурсию! Решено – идем гулять!
- Ой, я с удовольствием! – обрадовалась девушка. – Тем более с таким гидом!
Андрей быстро расплатился и они сразу же отправились на прогулку. Москва в это время суток отлична от дневной – шумной, многолюдной, суетливой. Ночью она преображается в тихую, спокойную, загадочную, светящуюся и сверкающую богатой иллюминацией, и, конечно же… романтичную. 
Они долго бродили по ночным улицам города, болтали, шутили, смеялись. Калугин оказался, действительно, хорошим гидом. И хоть Лаура и сама много знала об истории города, но рассказ Андрея был ей интересен. А панорамы ночной столицы ее просто заворожили.
Андрей пожалел, что у него нет с собой фотокамеры.
Они стояли на набережной и любовались: она – Москвой-рекой, а он – ею. В какое-то мгновение их взгляды встретились, а руки случайно соприкоснулись. Его потянуло к ней, он наклонился с желанием поцеловать эти манящие губы. Но вдруг лицо Лауры словно растворилось, и возник облик Марго. Андрей резко отшатнулся назад:
- Извини…
- Да, ладно. За что извиняться? Я ведь догадываюсь о твоих личных проблемах, - Лаура грустно улыбнулась. – Мне кажется, зовут ее Марго.
Андрей молча кивнул, а девушка сочувствующе добавила:
- Я уверена, все у вас будет хорошо и все проблемы решатся. Ведь любовь способна победить все, а то, что вы любите друг друга лично я поняла еще при первой встрече, там, в кафе в Румынии.
- Лаура, ты – необыкновенная девушка. Если бы в моей жизни не было Маргариты, то я точно бы влюбился в тебя по уши, - усмехнулся Калугин, он был благодарен этой румынской девушке, так как многое сейчас для себя понял, и добавил: - Спасибо за сегодняшний вечер.
- Отвези меня в гостиницу, - попросила Лаура, ей сейчас было нелегко, так как рухнули ее надежды и иллюзии, но она искренне желала счастья этому благородному русскому мужчине и той, кому он отдал свое сердце.
Калугин быстро поймал такси, которое с ветерком их  домчало по адресу. У гостиницы они попрощались, и Лаура скрылась за дверью, но через секунду вернулась, подошла к Андрею, чмокнула его в щечку, приобняла и шепнула:
- Желаю тебе счастья...

Когда за Калугиным закрылась дверь, Марго упала на диван с намерением уснуть, лишь бы ни о чем не думать, но сон всё не шёл. Сомова работала в ночь даже поговорить не с кем. Внезапно в ее голове возникла одна интересная идея. Калугин будет долго возиться со своим расследованием, а вот Гоша легко разберётся с ситуацией. С его-то связями...
Марго вскочила с дивана, натянула джинсы и свитер. «И почему мне раньше это не пришло в голову?» С охотником вампиры будут разговаривать неохотно, а вот с Гошей – это совсем другое дело, с его авторитетом она быстро найдёт что за чучело убило того дядьку. Бодрым шагом она сбежала по лестнице и уже достала ключи от авто, но вдруг остановилась и от злости пнула ногой колесо  «Стоп машина! Это ж к Гоше все с распростёртыми объятьями… А я – не пойми кто или что… Кто же будет откровенничать с неизвестно откуда взявшейся дамочкой. Я для них чужая…»
Марго чертыхнулась, её гениальный план рухнул, даже не начавшись. Но отступать было не в ее  правилах. Ну что ж, придётся в этой шкурке попытать счастья, а вдруг обаяю кого, мне всё и выложат. Хотя той уверенности уже не было, и всё же Маргарита решила, что с вампиром сородичи будут откровеннее, чем с охотником и у неё больше шансов узнать правду. Подбодрив себя таким образом, она отправилась по всем злачным местам города, какие только знала.
Марго потратила практически всю ночь на расспросы и поиски, но те сведения, что удалось выудить, увы, радости не прибавили, и ситуацию не прояснили. А даже наоборот, теперь она понимала, почему Калугин столь категоричен. Все обстоятельства и факты были не в её пользу. Если бы она не знала правды, то и  сама начала бы сомневаться в своей невиновности. 
Первым делом Марго зашла в бар неподалёку которого, как она выяснила, нашли труп. Бармен, увидев её, расплылся в улыбке, сразу же узнав.
- Тебя все ищут, детка, и на твоём месте, я бы уже давно смылся из этого города как можно дальше.
- Сама разберусь, - грубо ответила она и тут же покинула заведение, дабы не вляпаться еще сильнее, понимая, что все равно больше ей там делать нечего.
И хотя эта ночь не дала ожидаемых результатов, она не отчаивалась. «Сегодня не повезло, попробую завтра», - решила для себя Маргарита и побрела не спеша домой, почему-то вдруг захотелось прогуляться пешком по еще спящему городу.
Она и не заметила, как вышла на набережную, и тут же замерла от открывшейся ей картины. В нескольких метрах от неё Калугин наклонился к красивой девушке с намерением поцеловать. Марго шарахнулась назад в переулок, сердце пронзило болью. Так захотелось сейчас подойти и свернуть ей, а заодно и ему шею. Она прожогом бросилась в противоположную от них сторону. Пробежав несколько метров, стала плохо видеть дорогу, глаза застилали предательские слёзы. «Этого мне ещё не хватало!» - в сердцах подумала она. «Вампиры не умеют плакать, у них нет сердца», - сказала она себе, но сколько не внушала сию мысль, облегчения не почувствовала.
Нет, Маргарита Александровна так легко не сдаётся и она, резко развернувшись, припустила в обратном направлении, придумывая на ходу, как появиться пред их ясны очи, прервав их страстные поцелуи. Но когда она вернулась на набережную, парочки уже не было. Марго повертела головой и тут заметила их садящихся в такси. Её глаза потемнели от злости: «Поцелуйный период закончился, решили перейти к делу». И она рванула за такси, на ходу кляня такого любвеобильного Калугина. «Надо же, не успел выпрыгнуть из одной постели, уже в другую. Я отобью у тебя охоту…»
Такси затормозило у гостиницы, и Марго поспешила спрятаться в тень. Когда Лаура распрощалась с Калугиным и скрылась за дверью гостиницы, у Маргариты камень спал с души, но давать второго шанса сопернице она была не намерена. Лишь такси отъехало, Марго проследовала в гостиницу. Увидев, как девушка поднялась к себе в номер, последовала за ней. Тихонько постучала в дверь. Та тут же распахнулась, как будто Лаура кого-то ждала. Марго даже знала кого.
- Привет, - сказала она нахально.
Увидев, что в коридоре совсем не тот, кого она ожидала, румынка вздохнула и неуверенно произнесла:
- Заходите.
«Зря ты это сказала, - ухмыльнулась про себя Маргарита. - Не стоит приглашать в дом вампира». Она со злобной улыбкой проследовала внутрь.
Девушка закрыла дверь и теперь в растерянности смотрела на непрошенную гостью.
Марго пристально глянула ей в глаза, под её взглядом та съёжилась.
- Что у тебя с Калугиным? – без предисловий задала главный вопрос.
У Лауры и в мыслях не было отвечать этой нахалке, но неожиданно для себя самой она быстро выпалила:
- Ничего, то есть, он мне нравится, очень нравится, я даже командировку в Россию придумала, чтобы с ним встретиться. Но, увы, он влюблён в вас и другие для него не существуют.
Румынка замолчала, закрыв рот ладошкой, чтобы не сболтнуть больше ничего лишнего, поражаясь своей говорливости.
Улыбка Марго стала ещё шире.
- Вот и умница, собирай вещи, тебе уже пора домой, - говорила она тихо, но выразительно, чеканя каждое слово, не сводя с Лауры глаз. – Калугин хороший парень, но тебе он не нужен.
- Да, действительно, - и девушка, достав чемодан, стала тут же собираться.
Марго повернулась к выходу и бросила уже через плечо:
- И в Россию возвращаться не стоит, нечего тебе здесь ловить.
Марго вышла довольная собой. За примененный гипноз совесть её нисколько не мучила, в любви, как на войне, все средства хороши. Пусть радуется, что не открутила ей голову.
В хорошем настроении она вернулась домой и легла спать, предварительно позвонив Люсе и сообщив, что сегодня задержится, вернее не появится до обеда. Марго уснула сном младенца, оставив позади все свои проблемы. Она не слышала, как вернулась с работы Аня, как громыхала посудой, готовя завтрак.
Разбудил её настойчивый звонок телефона.
- Ань, возьми ответь! - закричала она, но никто не отозвался.
Вспомнив, что Сомова сама должно быть спит, Марго, с трудом поднявшись и доковыляв до телефона, взяла трубку.
- Маргарита Александровна, вам срочно нужно явиться в офис, вас ждут в зале заседаний,- пропищала оттуда Люся.
- Зачем? – сонно спросила Марго.
- Я не знаю, - почти плача проговорила та. – Пожалуйста, поскорее приезжайте.
- Ладно, уже еду, - ответила Маргарита и, бросив трубку, прошла в ванную.

Приехав в издательство, с удивлением отметила странную тишину, нигде не сновали люди, офис как будто вымер.
- Странно, - сказала самой себе и прошла к залу заседаний.
Она открыла дверь и остановилась в нерешительности, увидев присутствующих.
- Проходите, Маргарита Александровна, - не дал ей выбора Лазарев. – Мы вас уже давно ждём.
Он особенно выделил слово «давно», да и само предложение «проходить» было произнесено с большой долей сарказма.
Марго переступила порог и тут же за её спиной появились головорезы Лазарева, перекрывая ей путь назад. Сердце тревожно сжалось от плохого предчувствия. Она обвела взглядом собравшихся. В комнате были Калугин, Зимовский, Лазарев и два его прислужника, которые сейчас стояли у неё за спиной.
- У нас внеочередная летучка? – спросила с налётом пренебрежительности. – Странно, что на ней не присутствует директор издательства.
- Нам не нужно присутствие посторонних, - ответил Лазарев, глядя угрожающе ей в глаза. – Все, кто необходим, уже здесь.
Маргарита ответила ему тем же, выдержав его взгляд, лишь слегка вздёрнула подбородок, тем самым бросая ему вызов. Он отвёл глаза первым. Марго без приглашения демонстративно села и закинула ногу за ногу.  Лазарев без предисловий перешёл к изложению сути дела.
- Я вас здесь собрал с единственной целью – найти, нет, выявить, - поправился он, – Игоря Реброва. Все здесь присутствующие заинтересованы в его поимке, кроме вас, естественно, Маргарита Александровна, - он наклонился слегка к ней, делая ударение на её имени.
- Сколько Гоге чести, - с сарказмом в голосе заметила она, но лицо оставалось невозмутимым. Она стиснула зубы и сложила руки на груди.
- Не буду ходить вокруг да около, мы долгое время искали Игоря Реброва. Не скрою, он умеет мастерски прятаться. -  Лазарев мерил шагами кабинет и чувствовал себя хозяином положения. - Я всё не мог понять, куда же он делся, как сквозь землю провалился. Мои ищейки сбились с ног. Только на что он рассчитывал? Думал, пересидит пару месяцев, все забудется, и на этом всё закончится? – здесь он остановился и долго испытывающе посмотрел в глаза Марго.
Она лишь саркастически улыбнулась, подняв бровь, выражая крайнее удивление.
- Господин Лазарев, мне так и не понятно, какое я имею к этому отношение. Пути Игоря Реброва мне не ведомы, - Марго развела руками в стороны.
- Сомневаюсь, - ухмыльнулся Лазарев.
Андрей, до этого лишь наблюдавший, не выдержал:
- Что вообще происходит? – спросил он с возмущением у вампира.
- Потерпите, уважаемый, совсем немного и вы всё поймёте. Кажется, вы сюда прибыли именно с целью наказать нарушителя, и я вам в этом помогу.
- Но при чём здесь Марго? - не унимался Калугин.
Происходило что-то непонятное, Андрей чувствовал , что Лазарев угрожал, и угрожал он Маргарите, а этого он не мог стерпеть.
- Хорошо, хорошо, перейду сразу к самой сути. Я долгое время наблюдал за так называемой Маргаритой Александровной, - он сделал театральную паузу. –  Снимаю шляпу перед талантом и изобретательностью Игоря Реброва. Гениальнейшая идея – спрятаться на самом видном месте.
Марго и глазом не моргнула, лишь ещё наглее ухмыльнулась, но сердце предательски больно сжалось. Нет не от страха. Ей было наплевать на Лазарева, на его приспешников, на факт разоблачения, даже на свою дальнейшую судьбу…
Андрей -  лишь он сейчас занимал все мысли. Ей стало так невыносимо больно, что он сейчас всё узнает. Ещё мгновение и её мир рухнет. Это было мучительной пыткой,  и ей стоило огромных усилий держать себя в руках. Так глупо и нелепо все закончится. Стало трудно дышать. Глаза застила пелена. Но ни единый мускул не дрогнул на её лице, внешне она оставалась такой же спокойной и отрешённой.
- Сами признаетесь? Или мне это сделать? – Лазарев перешёл в наступление.
- Пожалуй, я вас послушаю, - заявила она небрежно.
- Мы вас недооценили.
- Сочувствую, - хмыкнула она язвительно. - Но ничем помочь не могу.
- Да прекратите уже ходить вокруг да около, - вскочил, молчавший до этого, Зимовский.
- Спокойней, Антон Владимирович, - ответил Лазарев. – Берите пример со своего друга…
Зимовский не дал ему закончить:
- Какого друга?
- Разрешите представить, перед вами Игорь Семёнович Ребров, собственной персоной! – наконец выдал долгожданную фразу Лазарев и указал рукой на Марго.
Антон перевёл совершенно ошалевший взгляд на неё.
В зале повисла тишина, все взоры были устремлены на Маргариту. Она обвела всех презрительным взглядом, остановившись на Лазареве. Сделав три выразительно-громких хлопка в ладоши ответила:
- Интересная версия, но…меня не впечатлило. Это всё, что вы хотели нам рассказать?
Марго решила не сдаваться и идти до конца. Будь что будет, но она не признается.
- Значит, вы отрицаете, что вы и есть Игорь Ребров? – переспросил Лазарев. Он эти слова произнёс настолько уверенно, что все поняли: последнее слово ещё за ним.
- Естественно, - ответила Маргарита. – Это же полный бред.
Лазарев едва заметно кивнул своим воротилам у двери, один из них вышел и через минуту вернулся, ведя за руку Клавдию…

:writing:

+18

38

http://forum.mybb.ru//nocopy.gif Глава 33

Клавдия вошла и молча остановилась посредине комнаты. Обвела взглядом всех собравшихся, на Марго задержавшись немного дольше, чем на других и опустила глаза. Она была какая-то необычно сгорбленная, постаревшая, осунувшаяся, как будто прошло не несколько месяцев, а целые десятилетия. Марго знавшая её, ещё будучи в другом теле, уже не один десяток лет, была поражена такими переменами.
«Что случилось? Что они с ней сделали? Неужели эти уроды её пытали?»
- Клавдия, скажите, вы знаете, кого-либо из здесь присутствующих? – начал Лазарев, без предисловий и представлений, желая поскорее закончить дело.
Женщина опять подняла глаза:
- Знаю, - просто ответила она. – Вот, этот - охотник, - она указала движением головы на Андрея. – Хороший охотник. Тебя, милок, знаю, как не знать. А этот, - она перевела взгляд на Зимовского. – Кровопийца самого низкого пошиба.
Антон вскочил, собираясь ответить, но Лазарев жестом приказал ему сесть и тот покорно опустился на стул и смолк.
- Ты мне голову не морочь, старая карга! – зло перебил бабку Лазарев. – Говори по делу!
- По какому делу, милок? – Клавдия ловко изобразила полнейшее непонимание, а в глазах заиграли озорные огоньки.
Вообще она была юморная и к тому же очень талантливая актриса, способная в мгновение ока перевоплощаться из одного образа в другой.
Марго чуть не рассмеялась, когда взглянула на колдунью – та напустила на себя абсолютно дурашливый вид и удивленно уставилась на Лазарева.
- Ты знаешь этого человека? – он зло ткнул пальцем в Реброву.
Клавдия вновь на неё взглянула, прищурила глаза:
- Ой, что-то я совсем стара стала, вижу плохо, - прошамкала она старушечьим голосом.
Марго опять еле сдержала улыбку.                           
- А ты ближе подойди! – начал закипать Лазарев. – Это же Игорь Ребров! Не узнаешь? Ты сама превратила его в эту…
Клавдия послушно подошла, и стала внимательно разглядывать Марго:
- Какая хорошая девочка получилась… Ох, хороша!
- Цирк тут решила устроить?! Дурочкой прикидываешься? – возмутился вампир.
- Ты сам это представление начал, - удивилась бабка.
- Ты мне зубы не заговаривай, - прошипел в ответ.
- Я такими делами не занимаюсь, зубы заговаривать давно уже придуманы стоматологи.
- Хватит комедию ломать! – взорвался, наконец, вампир.- Ты знаешь, куда я могу тебя запроторить?! Оттуда не возвращаются!
- А ты меня не пугай! – вдруг от бабки не осталось и следа, она выпрямилась, распрямила плечи и пред ними предстала просто красавица, все, в том числе и вампиры, открыли рты от удивления. – Не тебе, ироду, мне указывать! Я сама себе указ!
Потом она обвела гордым, величественно-королевским взглядом присутствующих и вновь заговорила,  и голос её теперь напоминал звон колокола:
- Одно могу сказать точно: Игоря Реброва здесь нет!
- Как нет?! – удивленно воскликнули в один голос Лазарев и Марго.
Поднялся шум, разозленный вампир подскочил к Клавдии и стал на нее кричать, пытаясь что-то доказать, при этом активно размахивая руками, казалось, еще чуть-чуть и он набросится на женщину с кулаками. Колдунья оставалась непоколебима и молча наблюдала за происходящим. Зимовский, вспомнив, что именно к этой бабке обращался Игорь Ребров, тоже принялся орать и хотел броситься к сородичу на помощь, но путь преградили  головорезы Лазарева.
Марго ничего не понимая смотрела в глаза Клавдии, словно пытаясь прочитать там ответ, а та продолжала молчать.
- Прекратите вы все!!! – прикрикнул на вампиров Андрей, наблюдавший до этого за разворачивающимся действом молча, но и его терпению пришел конец.
И моментально воцарилась тишина.
- А теперь объясните мне, что здесь происходит? – властно потребовал он.
- Не знаю, как это произошло… - ему ответила Клавдия и улыбнулась. –  Эти… джентльмены, - Клавдия указала на вампиров, - ищут Игоря Реброва. Но его больше нет. Это точно. А вот как это случилось, мне неизвестно… Эти силы мне не ведомы, но Игоря Реброва больше нет!
- Как? – вновь вопрос задали сразу несколько человек, во главе с Марго.
Клавдия лишь пожала плечами, пошла к двери и совершенно свободно вышла, никто не решился её остановить.
Воцарилась гробовая тишина. Каждый пытался понять, что произошло, переварить только что услышанное. Марго присела, потому что от таких новостей подкашивались ноги, до неё никак не мог дойти ответ колдуньи. Она хотела броситься за той, догнать, расспросить, все выяснить. Но в противовес своим желаниям она осталась сидеть неподвижная и невозмутимая, словно каменная статуя.
Потихоньку, присутствующие начали приходить в себя.
- Это что такое? – возмущённо спросил Зимовский, адресуя вопрос Лазареву.
У того на лице тоже явно читалось непонимание ситуации. Бабка сыграла с ним злую шутку или что? Но что это могла быть шутка он глубоко сомневался, под такими пытками не врут… Хотя Клавдия ведьма, ей подвластны неведомые силы…
Он внимательно взглянул на Марго. Та ответила ему дерзким торжествующим взглядом. На языке так и вертелось: «Что, съел?» Она поднялась, собираясь тоже на выход.
- Рано радуешься, - с угрозой прошипел вампир.
Марго остановилась.
- А что у тебя против меня есть? Бредни старушки? Так под вашими пытками и не такое скажешь, - она ухмыльнулась.
- Это ещё не конец. Я слежу за тобой, - не сдавался тот. – Гоша скользкий, как уж, но на этот раз ему не уйти.
- Я ему передам, - ещё шире улыбнулась Маргарита.
Они сверлили друг друга глазами, и в этой дуэли Марго вышла победителем. Она гордо вскинула голову и направилась к выходу. Дверь ей тут же перегородили охранники, она даже бровью не повела и они как по команде расступились.
Выйдя в коридор, она выдохнула с облегчением. Голова закружилась от такого неожиданного исхода, ещё несколько минут назад она была уверена, что пришёл конец. Но нет, жизнь ей подарила ещё один шанс.
Лазарев теперь не угроза. Она усмехнулась: «Кажется, жизнь налаживается!» Теперь её больше интересовала бабка и её странные слова, и Маргарита незамедлительно оправилась к ней.

Приехала к знакомому дому, зашла в подъезд, дверь квартиры Клавдии была на прежнем месте.
- Ну, надо же?! - удивлённо хмыкнула Маргарита и позвонила.
- Открыто! -  послышалось из глубины квартиры.
Реброва зашла, услышав грохотание посуды, прошла на кухню и замерла, оперевшись о косяк, глядя как старушка заваривала чай.
- Чего тебе, красавица? – весело спросила бабка.
Марго не могла сдержать улыбки на подобное обращение. Она прошла и без приглашения села за стол.
- Ты откуда взялась? – спросила у Клавдии.
- Я всегда была – ответила та.
- Как вечность?
Бабка крякнула в ответ, что должно быть означало «да».
- Я приходила к тебе, - продолжила Марго. – Но даже двери твоей квартиры не было…
- Значит, в ненужное время ты приходила, – и добавила: - Чаю будешь?
- Чаю? – Марго с сомнением посмотрела на странного вида жидкость в заварнике. – А у тебя там точно чай? Ещё превратишь меня в неведому зверушку.
Бабка рассмеялась.
- Боишься?
- Опасаюсь.
Клавдия молча придвинула к Марго чашку. Та так же молча отпила глоток. Чай на вкус оказался самым обыкновенным, даже без примеси травок, как можно было предположить.
- О превращениях: я могу вернуться в своё…- Марго замялась. – Опять стать…
- Вернуться в свою шкурку? – помогла изложить мысль бабка.
- Ну, да.
- Да хоть сейчас…
- Сейчас не надо, слишком Игорёк нынче популярен. Пусть улягутся страсти… - она испытывающе посмотрела на Клавдию, и собравшись с духом спросила: - Почему ты сказала Лазареву, что Реброва больше нет?
Бабка посмотрела ей в глаза, от этого взгляда у Марго по телу побежали мурашки: создалось ощущение, что та не просто всё о ней знает, а ещё и знает то, о чём Марго даже не догадывается. Она заёрзала на стуле и опустила глаза, делая вид, что рассматривает содержимое своей чашки.
- Ты ведь сама знаешь ответ на этот вопрос, - после продолжительной паузы произнесла Клавдия.
Марго удивлённо подняла глаза, но удивление постепенно сменилось пониманием. Она-то знала, но боялась сама себе признаться, боялась потерять что-то важное… себя потерять…
- А сколько тебе лет? – неожиданно даже для самой себя спросила у бабки.
- А тебе? – ответила та, хитро прищурившись.
Обе задорно рассмеялись.
Допив чай, Марго заторопилась к выходу. Уже на пороге обернулась и тихо сказала:
- Спасибо!
- За чай? – удивилась бабка.
- За помощь, за то, что не выдала меня.
- Ошибаешься,  я выдала тебя. Приспешники Лазарева умеют вынуть душу.
- Прости, что втравила тебя в эту историю…
Бабка лишь махнула рукой, давая понять, что это не стоит разговора.
- И всё же - спасибо! Что там в зале… Мне это было так важно…
- Не за что, я сказала правду.
- В смысле?
Но Клавдия уже отвернулась, давая понять, что разговор окончен.
Марго ничего не оставалось, как попрощаться и уйти. Выйдя на улицу, она глубоко вздохнула. Кто она теперь и как долго ею будет, для неё самой оставалось загадкой…

Когда Марго вышла из зала заседаний за ней потянулись и остальные. Зимовский выскочил в бешенстве, чуть ли не рыча, Лазарев в досаде пощипывал бровь, и лишь Калугин остался на прежнем месте. Он чувствовал, что сейчас произошло что-то важное, и пытался осознать что же. Лазарев угрожал Марго, причём в открытую. И даже заявил, что она и есть Гоша. Чушь несусветная! С чего он это взял? Просто так такие бредовые идеи не рождаются. Что это было? Лазарев ведь совсем не дурак. И говорил с большой долей уверенности.  А может этот спектакль был разыгран сугубо для него? Вот, мол, тебе Ребров, и делай с ним, что хочешь. Возможно, они знают где он, но у Совета свои планы на Реброва? А Марго? Она вела себя как всегда с вызовом, её лицо было непроницаемым, как и тогда, когда он обвинил её в убийстве. Вопрос так и остался открытым.  Ясно одно, чтобы Лазарев ни задумал его планы нарушила колдунья, он был совершенно сбит с толку. А вот Марго…Она лишь выказала удивление, при сообщении, что Гоши больше нет. Значит не питает к нему особо тёплых чувств. От этой мысли ему стало легче на душе, но тут же благодушие сменилось ревностью. Тогда почему она так отчаянно его защищает? Для неё сообщение, что Реброва больше нет, тоже явилось новостью. Андрей видел, как вытянулось её лицо и она не смогла сдержать эмоции. Он видел, Марго не притворялась. Даже на смерть друга реагируют иначе, а Гоша, судя по всему, очень близок ей. Вывод напрашивается сам – она знает, что он жив, и бабка лишь ей подыграла. Хотя, когда Клавдия вошла в дверь Марго побледнела, это Андрей заметил. Значит, всё не так просто и от бабки она не ожидала ничего хорошего. Одно ясно, эта ведьма знает ответы на многие вопросы. «Стоит с ней пообщаться», - решил Андрей в надежде, что она откроет ему свет на происходящее. Сейчас он чувствовал себя полным идиотом. Сначала нужно поговорить с Марго. Марго…Марго… для него сошёлся на ней свет клином. Сумасшествие какое-то…
Просидев довольно долго за размышлениями и так и не придя ни к какому выводу, Андрей отправился в кабинет к Маргарите.
Но к его сожалению Ребровой на месте не оказалось.
- Людмила, а Маргарита Александровна где может быть?
- Она уехала, - кратко ответила секретарь и вновь погрузилась в свои бумаги.
- Куда? – допытывался Калугин.
- Мне она в этом не отчитывается, - с ехидцей заметила та.
- Ладно, - ответил Андрей и направился к себе в кабинет.
Он попытался сосредоточиться на работе, но работа совсем не шла в голову.  Он вышел из кабинета и в ожидании принялся бродить по офису.
- Андрей Николаевич, - донесся до него откуда-то издалека робкий голосок.
Он обернулся и увидел перед собой улыбающееся лицо Авроры.
- Андрей Николаевич, - начала она уверенней, - я уже полчаса за вами хожу, а вы меня не видите, и не слышите.
- Да? – удивился Калугин, как будто, действительно, впервые её сегодня увидел.
- У меня к вам важное дело, - Аврора перешла на заговорщицкий шепот.
- Какое? – не обращая внимания на странность её поведения,  громко спросил он.
- Я нашла их логово, - снова зашептала она.
- Чье? – все еще пребывая в своих мыслях, Андрей не мог понять, что от него хотят.
- Вампиров! – наконец не выдержала и Аврора и сказала громче.
- Что? – лицо Калугина вытянулось, он схватил её за руку и бесцеремонно поволок к себе в кабинет.
- Я тебя сколько раз предупреждал?! - грозно начал он, как только закрыл дверь.
- А что тут вообще происходит? – ответило вопросом на вопрос прелестное создание, ловко перескочив на другую тему.
- Где? – этот вопрос его обескуражил.
- Ну, между вами, - чувствуя себя как дома, девушка уселась на рабочий стол Андрея, и с интересом уставилась на собеседника.
В его глазах застыл немой вопрос, и ей пришлось продолжить:
- Ну, у вас с Марго роман?
От такой наглости, Андрей не сразу нашёлся, что сказать.
- Значит роман, - довольно улыбнулась Аврора, подрыгав ногами.
- С чего ты взяла? – спросил он, немного придя в себя.
- Да об этом весь офис гудит, только слепой бы не догадался на вас глядя. Шушукаетесь всё время по кабинетам, загадочные ходите, то улыбаетесь, как идиоты, то чернее тучи. Вот и вчера после вашего разговора Марго всем такого разгону устроила, что народ по норам попрятался и затих, а сегодня боятся лишний раз высунуться.
Вы что, поссорились?
- Во-первых, это не твоё дело! – разозлился Андрей.
- А во-вторых? – бесцеремонно перебила его малолетняя нахалка.
- А во-вторых, наказать бы тебя не мешало, чтобы не совала нос в чужие дела.
- Так это же здорово! – захлопала в ладоши девушка.
- Что здорово? – опять опешил он, не поспевая за её  мыслью.
- Ну, то, что у вас роман. Ты - мой начальник, она - твой, ну и мой тоже, конечно, - попыталась объяснить Аврора. – А еще ты мой наставник и защитник, ну, ты ж меня всегда прикрываешь. Так вот, теперь она меня точно не уволит! – и повторно захлопала в ладоши.
- С чего ты взяла?
- Ты за меня заступишься, а она тебя послушает и не уволит!
Андрей тяжело вздохнул, закатив глаза к потолку.
- Послушай сюда, дитё неразумное, она уволит тебя в два счёта, увидев в очередной раз не на рабочем месте, а в моём кабинете. И… - но договорить не смог, так как Аврора его в очередной раз  перебила.
- Аааа, она ревнует меня к тебе?! – воскликнула в восторге.
- Не совсем. Впрочем, радостного ничего не вижу.
- Хочешь, я быстро вас помирю? – и, не дожидаясь согласия, юный «крейсер» начал генерировать идеи: - Итак, надо вызвать у неё приступ ревности…
- Стоп, стоп, стоп, - категорически остановил её Андрей. – Даже и не думай. И вообще, к чему ты сейчас морочишь мне голову? – Андрей вспомнил первопричину, по которой они сюда пришли, и подозрительно уставился на юную коллегу.
Аврора смущённо опустила глазки, но только на мгновение, когда она их подняла, там опять плескалась куча идей, которые она готова была вылить на художественного редактора, но он ей такой возможности больше не дал, разгадав коварный план.
- Вернёмся к вопросу логова, - сказал со всей серьёзностью. – Что ты там обнаружила? Давай-ка с этого места поподробней.
- Да, ничего я не обнаружила… Это я так… чтобы привлечь твоё внимание, - включила задний ход Аврора, поняв, что если она сейчас расскажет Андрею о своем открытии, то тот ни в коем случае не даст ей довести собственное расследование до конца, считая это слишком опасным для нее. А ведь это же ее первое дело! Вот потому-то и решила схитрить, соврала, не покраснев, и уставилась на него совершенно невинными глазками.
Если бы Андрей был повнимательней, то разгадал бы её манёвр, но в этот день его мысли были  заняты совсем другим, точнее другой. Он легко ей поверил, и довольная Аврора выпорхнула из его кабинета, вздохнув с облегчением. Хорошо, что она вовремя остановилась и ему не рассказала, она всё сделает сама и докажет им всем…Как сделает и что докажет она пока не придумала…

Выпроводив девушку, Андрей окончательно бросил все попытки работать и позвонил Кондратьеву. Тот его звонку обрадовался и предложил приехать, со слов свидетелей был составлен фоторобот вампирши, и на данный момент лежал у того на столе.
- А она красотка, наши художники постарались! Приезжай и тебе экземпляр распечатаю.
Сердце Андрея замерло, он бы сразу же и поехал в участок, но хотел сначала дождаться Марго.
Через некоторое время его терпение было вознаграждено, Маргарита летящей походкой проследовала к себе в кабинет.
Он тут же направился за ней, вошёл без стука.
- Марго, нам нужно поговорить.
Она стояла у окна и при его словах обернулась.
- Говори, - настроение несмотря на все передряги у неё было хорошее, а глаза улыбались.
Андрей неожиданно почувствовал укол ревности.
- Ты ездила к нему?
- К кому? – не поняла она.
- Ты ездила, чтобы предупредить Гошу об опасности?
- С чего ты взял? – растерялась она, не ожидая от него подобного напора.
- Лишь только угроза и ты помчалась к нему.
- Ни к кому я не мчалась.
- А где же ты тогда была?
На этот вопрос она не могла ответить, но лучшая защита - это нападение:
- Калугин! Это что за допрос? И по какому праву?
- Почему же сразу допрос?! Обыкновенное любопытство…
- С чего ты решил, что можешь задавать мне подобные вопросы?
- По той простой причине, что мы с тобой намного больше чем коллеги.
- Да что ты говоришь, - она вдруг вспомнила о ночном приключении. – Интересно даже, кто же мы друг другу и как это называется? Лишь только выпрыгнул из моей постели, тут же несешься на свиданку с другой. И он мне ещё вопросы будет задавать!
- Подожди, какая свиданка? – опешил он не понимая.
- А ты у румынки своей спроси. Я вас видела ночью.
- Где видела?
- На набережной.
- Ты за мной следишь?
- Ещё чего!
- И что же ты делала ночью на набережной?
- Я? Просто гуляла.., - рассказывать о том, что она тоже проводила своё расследование, Марго не собиралась. Потому как пришлось бы с ним согласиться, всё действительно было для неё плохо. Но доказательств невиновности у неё пока не было.
- Ты охотилась? – спросил он с внутренним волнением, боясь её ответа.
Поняв, что его волнует, Марго разозлилась:
- Я буду делать то, что хочу, и когда хочу, а ты мне не указ!
- Марго ты играешь с огнём. Я не буду закрывать глаза…ты не понимаешь всей серьёзности ситуации…- он не договорил смутившись.
- Ты мне угрожаешь?! – её глаза стали темнее грозовой тучи.
- Предупреждаю.
- А иначе что?
- Марго…
- Вобьёшь в сердце осиновый кол?
Он ничего не ответил, лишь с тоскою в глазах посмотрел на неё, развернулся и пошёл к выходу.

За несколько секунд до этого предусмотрительно отошел от кабинета главного редактора ее зам. Антон был в восторге от услышанного. В очередной раз судьба подкидывала ему сюрприз. «Такой шанс нельзя упустить! Только в этот раз все надо хорошенько обмозговать…»

Ждем http://s0.uploads.ru/Wqfx3.gif

+19

39

Глава 34 http://forum.mybb.ru//nocopy.gif

На этот раз Антоша всё решил сделать сам. Услышанное привело его в восторг: оказывается, не всё так гладко в «датском королевстве» … Теперь Калугин с его правильностью будет следить за Марго и не даст ей охотиться, и значит, её силы ослабнут. Это был его шанс. Только в этот раз он всё сделает сам. В тёмной душе Зимовского забрезжил луч надежды. Немного сноровки и от разделается с ними обоими. «А если вернётся Ребров?» - появилась беспокойная мысль. «Пустяки, - утешил он сам себя. – Сейчас он не вернётся, а его авторитет в городе с каждым днём всё слабее».  Если удачно всё исполнить он, Антон Зимовский, получит не только власть в этом издательстве, но и власть во всём городе. Он уже предпринял некоторые шаги, чтобы пошатнуть доверие у местных вампиров к Гоше. Потерев руки от грандиозности собственных замыслов, Антон начал их осуществлять. Сделав пару звоночков, довольный собой, вышел из издательства.

В тот самый момент, когда Зимовский покидал издательство из своего кабинета вышел Калугин и, увидев ухмыляющуюся физиономию Антона, нахмурился. Видать, опять что-то затевает. Всё неймётся этому препаскудному и подлому вампиришке, но, как известно, «не пойман – не вор». Конечно, все они, вампиры, мерзкие и отвратительные типы, но этот особенно гадкий – все исподтишка, чужими руками. Пора бы с ним разобраться, но не сейчас. Нынче есть дела поважнее… Мысленно пообещав, что тот свое получит сполна, но позже, Калугин отправился в контору к Кондратьеву.
Того не было на месте и Андрею пришлось ждать его полчаса в коридоре. Наконец он явился угрюмый и сердитый. Они пожали друг другу руки.
- Очередной нагоняй от начальства? – сочувственно спросил Калугин.
- А, - махнул рукой Виктор, отпирая дверь своего кабинета. – Раскрываемость им не нравится, забыли, когда сами операми бегали. Ты садись, - он указал на стул. – У меня для тебя хорошие новости,- и полез в сейф за папкой.
«Для кого хорошие, а для кого…» - подумал Андрей, но вслух ничего не сказал.
Когда Кондратьев выложил на стол фоторобот составленный со слов свидетелей, сердце Андрея тревожно сжалось. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять - это Марго.
- Хороша, - кивнул Виктор. – Хотя, они всегда очень красивы. И за этой красотой порой забываешь, что внутри просто хладнокровный хищник, – он это говорил, как бы между прочим, для поддержания беседы, а сам внимательно следил за Андреем, пытаясь прочитать по лицу то, что тот так упорно скрывает.
- Да… - ответил рассеянно Калугин.
Вряд ли он слышал друга, все мысли были заняты одним. Ведь он практически ей поверил. Нет, он ей поверил! Неужели она такая хорошая актриса, что он не смог разглядеть фальши? Или же он полный дурак, влюблённый и слепой? А может, когда она обращается в вампира, это уже не она, а совсем другое существо - жестокое и коварное? И сама Марго не может контролировать в себе зверя. Потому и не помнит в нормальном состоянии, что с ней было. Этот вариант ему пришёлся больше по душе и он продолжил развивать эту мысль.
Пока Калугин  вел внутреннюю полемику, Кондратьева позвали из глубин коридора и он выбежал, бросив ему на ходу лишь пару слов.
Неожиданно мозг Калугина заработал в реактивном режиме и направление мыслей круто изменилось. «Так, отставить философию! Сейчас не до высоких материй». Ему вдруг стало совершенно неважно, что двигало Марго в тот роковой час. Главным в данный момент было ее спасти, неважно какой ценой… Словно получив от кого-то сигнал к действию, он резко раскрыл папку по делу Марго и вынул оттуда все бумаги, заменив их чистыми листами. «Прости, Витька!» - с этой мыслью он подошёл к компьютеру, его пальцы в бешенном ритме забегали по клавиатуре. Найдя нужный файл, он не раздумывая нажал клавишу «удалить». На экране засветилось окошко с вопросом: «вы действительно хотите удалить этот файл?», как бы давая ему возможность передумать, но он твёрдо нажал «да». Документ тут же исчез, затем Андрей «очистил корзину» и быстро покинул кабинет. Ещё никогда внутри у него не шла такая война с совестью. Всю обратную дорогу он пытался заглушить доводы рассудка. И боялся звонка друга, который вряд ли теперь таковым и останется. Сегодня он впервые пошел на сделку с совестью, впервые предал друга... И ради чего? Ради кого? Ради любви и во спасение любимой? А любовь ли это? Способна ли она любить? А он? Сколько вопросов и не на один он не мог ответить с уверенностью... Может, еще не поздно все вернуть? Но тогда Марго не избежать наказания. Нет, что сделано, то сделано. Обратной дороги нет!
Документы под рубашкой жгли душу, ему хотелось выбросить всё в ближайшую урну, но здравый рассудок не позволил этого сделать. Он ехал в офис с одной мыслью - еще раз поговорить с Марго, но теперь спокойно, без обвинений. И пусть все факты и улики против нее, но в душе Андрею хотелось верить, что все случившееся какой-то злой рок, чудовищное совпадение…

Аврора не могла дождаться конца рабочего дня. Еще вчера она не знала, как ей быть с тем, что узнала и что увидела, потому и решила поделиться с Андреем, но во время их разговора ей в голову пришла идея действовать самостоятельно, появилась внутренняя уверенность в собственных силах. Это был шанс проявить себя и заявить о себе. Она мечтала, что первым ее успехом будет поимка беглого Реброва, однако это оказалось не так просто, а главное не так быстро, как того хотелось. Но этот экземплярчик тоже ничего, видно, что далеко не новичок.

Аврора так увлеклась идеей во что бы то ни стало стать охотницей, что совершенно забыла о собственной безопасности.. Бродя по самым злачным местам, она выискивала вампиров. Вампирами ей казались практически все, а особенно красивые женщины, способные покорить мужчину одним лишь взглядом, и уверенные в себе мужчины, заставлявшие трепетать её юное сердце. Зачастую, конечно, это оказывалось правдой, но их поведение не выходило за рамки установленных правил.. Но, так как юная охотница совершенно не разбиралась кто вампир, кто человек, в конце концов, стала подозревать всех подряд. Каждую ночь она бродила ночными улицами и переулками и, выбрав наиболее подозрительную (на ее взгляд) личность, и следила за ним или ею до самого утра, но все безрезультатно. В тот день удача была на её стороне, но вряд ли бы она так думала, если бы знала к каким это приведёт последствиям, и не ринулась бы в приключения, как в омут с головой.
Подойдя к очередному ночному заведению она уже было собралась с духом и хотела туда заглянуть. Как из его недр вывалилась нетрезвая парочка и сильно шатаясь свернула в переулок. Аврора предусмотрительно поспешила спрятаться и, переждав пока они скроются из виду, вновь ступила на порог кафе, но сразу же отшатнулась назад..  Оттуда точно тень отделилась фигура, замерла у порога на секунду и стала красться за теми двумя. Повеяло холодом и по телу пробежала неприятная дрожь, но Аврора не придала этому значения, мозг юной охотницы лихорадочно заработал. Похоже, удача, наконец, улыбнулась и ее настойчивость вознаграждена. «Нормальный человек будет красться в темноте, словно вор?» - спросила сама у себя девушка, и сама же ответила: - «Нет, не будет. И значит,  что-то здесь затевается!».
Недолго раздумывая, Аврора последовала за тенью. На узкой улочке, куда все трое свернули, было темно, хоть глаз выколи. Юную авантюристку вдруг охватил ужас, но любопытство было сильнее, адреналин в крови зашкаливал и ноги сами несли её вперёд. Неожиданно в этой кромешной темноте послышался вскрик, короткий, но полный ужаса. Девушка вздрогнула и кинулась со всех в противоположную сторону. Остановилась лишь вылетев на освещённую улицу.
Переведя дыхание и немного придя в себя, посмеялась над своей трусливостью и вновь направилась в страшный переулок. Лишь только дойдя до поворота, услышала чьи-то неторопливые шаги. Аврора поспешно нырнула в ближайшие кусты (благо таковые там оказались), и для пущей безопасности зажмурилась. В метре от неё прошла женщина, это Аврора определила по лёгкому аромату духов, повисшему в воздухе, когда открыла глаза увидела и силуэт, но лишь со спины. Тяжело вздохнув и ругая себя за трусливость, такую позорную для охотницы, она снова попыталась вернуться в тот зловещий переулок. Теперь там царила полная тишина, в которой были слышны лишь её шаги. Аврора двигалась наугад, в темноте смутно различая силуэты домов.
Неожиданно из-за туч вынырнула луна, осветив темноту и прибавив охотнице смелости. Тут же её взору открылась жуткая картина. На земле неподвижно лежал человек, а другой, склонился над ним и… (да, она поняла это сразу) пил кровь. Жертва уже не сопротивлялась, тело выглядело безжизненным. От подобного зрелища любой вошел бы в ступор, что и случилось с Авророй - она застыла на месте и перестала даже дышать от охватившего её ужаса. Вампир, почуяв постороннее присутствие, прервал трапезу и оглянулся. Ей бы пуститься наутек со всех ног, но, увы, её ноги не слушались и словно налились свинцом. Девушка стояла неподвижно с широко открытыми от ужаса глазами и скрестив руки на груди, словно защищаясь, и ожидая с минуты на минуту неизбежной смерти.
Но вампира она, видимо, не заинтересовала. Кровопийца спокойно завершил своё черное дело, больше не обращая внимания на изумленного зрителя, и так же бесшумно скрылся в темноте.
Лишь через некоторое время она пришла в себя и обрела способность двигаться. С опаской приблизилась к распластанному на асфальте телу и хотела проверить пульс. Но сама же себя одёрнула: какой пульс, если крови нет. Она пригляделась: мужчина, бесспорно, мёртв, он был неестественно бледен и смотрел в ночное небо широко раскрытыми глазами, в которых застыл немой ужас. Аврора попыталась закричать, но голоса не было, а из горла вырвался лишь только слабый хрип.
Ей захотелось оказаться как можно дальше от этого страшного места. Девушка очень медленно развернулась, как будто опасаясь, что если она сейчас сделает хоть одно резкое движение, то монстр вернется и кошмар повторится только теперь уже с ее участием, и побрела прочь. Сначала еле переставляя сделавшиеся теперь ватными ноги, потом всё быстрее и быстрее. Домой она прибежала в рекордно короткие строки, и приказала себе забыть навсегда о ночном происшествии.
Но наутро все страхи покинули её, осталась лишь досада, что она не проследила за тем вампиром.
В последующие несколько дней Аврора стала завсегдатаем того заведения, просиживала там практически до утра, однако нужный вампир больше не появлялся.
Преступник же всегда возвращается на место преступления, она в это свято верила и так пишут в детективных романах. Но как на зло ей попался совершенно не любопытный, к тому же совершенно не знакомый с законами жанра ...
Однако чего-чего, а упорства этой барышне не занимать и ровно через три дня ей опять «повезло».
Аврора сидела за стойкой бара как всегда потягивая апельсиновый сок через соломинку, чем окончательно уронила себя в глазах бармена, но ей было на это наплевать. Неожиданно в бар зашёл вампир, тот самый, она замерла и опустила глаза, только бы он её не узнал. Он залпом выпил виски, о чём-то пошептался с барменом и так же быстро, как появился, оправился восвояси.
Аврора, заранее расплатившись, птичкой спорхнула со стула и бросилась за ним. На улице, хотя солнце уже и спряталось, было еще достаточно светло, а этот вампир разгуливал совершенно свободно, что немногие могли себе позволить. Из этого девушка сделала вывод, что перед ней один из сильнейших представителей своего рода. Однако это открытие не только не остановило девушку, а лишь подогрело интерес. Стараясь идти бесшумно, она, некоторое время следовала за ним, держась на большом расстоянии, и с подветренной стороны. Когда-то она вычитала, что если ходить подобным образом, то вампир не учует постороннее присутствие. Он и правда ни разу не оглянулся - то ли не слышал её, то ли не предавал этому значения, то ли… у него были свои на это причины. В любом случае Аврора осталась незамеченной. И, дойдя до дома, где он обитал, и, хорошенько оглядевшись вокруг и запомнив адрес, Аврора счастливая пустилась в обратный путь. Теперь она знала, где логово этого зверя и спешила поделиться своей новостью с Калугиным. Но уже в самый разгар разговора вдруг передумала. Нет, Калугин не даст ей самой поймать злодея, или, еще хуже, вообще запретит ей в этом участвовать… Придётся действовать без него.

Калугин с тяжёлым сердцем возвращался в издательство, ко всем прочим его проблемам прибавилось ещё и предательство. Он предал многолетнюю дружбу из-за женщины, которая скорей всего этого не оценит.  В издательство он добрался под конец рабочего дня, но всё ещё надеялся застать на месте Марго. Оказалось, напрасно надеялся. Как сообщила ему секретарь, Маргарита Александровна вышла пару минут назад, он с ней разминулся.  Тяжело вздохнув, Андрей поехал домой, так как на работе ему уже нечего было делать. Едва он зашёл в свою квартиру и выложил злополучную папку в прихожей на тумбочке, как прозвенел телефонный звонок. Трубку брать не хотелось. Он подозревал, что это звонит разъяренный Витька, да и на сердце с самого утра было как-то тревожно. Сейчас оно еще сильнее заныло от плохого предчувствия. Но звонивший был настойчив, и Калугин, взяв себя в руки, ответил.
- Расслабился? – ехидно поинтересовался Зимовский на том конце провода.
- Чего тебе надо? – устало спросил Андрей.
- Пока ты тут расслабляешься, там твоя подружка совсем страх потеряла и безнаказанно охотится.
- Слушай, тебе не надоело…
- Не веришь?!  Окончательно у тебя мозги отшибло от этой ведьмы.
- Какой ведьмы? Зимовский…
Но не успел он закончить мысль, Антон его перебил:
- Ладно, я предупредил, если на завтра будет ещё один труп, не говори, что я не предупреждал, она в …– и, назвав адрес заведения, бросил трубку.
- Вот ведь сволочь, - в сердцах сказал Андрей уже замолчавшему телефону.  «И Марго тоже хороша, наплевать ей на меня, наплевать на всё, что между нами было… Я просто идиот. Нельзя ей верить». Злость - плохой советчик, но Калугин сегодня прибег именно к её советам, и  взяв в руки арбалет, отправился по адресу, названному Зимовским.
Приехав на место, Андрей обошёл всё заведение выискивая Марго, но безрезультатно. Обозвав зама последними словами, он уже собирался на выход, когда заметил знакомую одинокую фигуру у стойки бара. Подошёл к ней и присел рядом. Какое-то время она его совсем не замечала, водя пальцем по бокалу вина и пытаясь разглядеть что-то в тёмной жидкости.
- Потанцуем? – услышала рядом знакомый голос.
Марго удивлённо подняла голову.
- Калугин?
- Я, – улыбнулся он и повторил свой вопрос. – Так, потанцуем?
- Давай, - и протянула ему руку.
- Ты что здесь делаешь? – спросила, когда они стали медленно двигаться в такт музыке.
- А ты? – вопросом на вопрос ответил Андрей.
- Отдыхаю, - удивлённо ответила она, но вспомнив их последний разговор, сменила тон:. – А тебе какое дело?
- Я же тебя просил… - разозлился и он.
- Так ты за мной следишь?! – начала закипать Марго и в этот момент провела рукой по его спине и обнаружила арбалет. Глаза ее расширились от удивления и разочарования, и невольно вырвался вопрос: - Ты?! Так вот зачем ты здесь…
- Марго, я тебе не позволю больше натворить глупостей…- начал он, пряча от неё глаза.
Он не договорил, она резко остановилась:
- Значит, охотишься? – спросила она с такой ненавистью, что все благие намерения его тут же оставили.
- А ты? – с угрозой в голосе уточнил он.
- Я буду делать, что хочу и как хочу. Ты кто такой, чтобы мне указывать, как жить?!
- Марго… - попытался он её образумить.
- Да пошёл ты! – она резко выдернула руку, которую он всё ещё держал и вернулась к стойке бара.
Андрей проводил тяжёлым взглядом уходящую Марго, оставаясь на танцполе. На него заинтересованно поглядывали танцующие парочки, но он, казалось, никого не замечал вокруг.
- Виски, - усаживаясь на стул крикнула Марго бармену и добавила: – Без льда.
Как только появился бокал с искрящейся жидкостью, она залпом выпила.
- О! – тут же услышала рядом.
Маргарита обернулась. С голливудской улыбкой на лице на неё томно смотрел высокий блондин.
- Девушка скучает? – тут же спросил он, слегка покачнувшись.
Марго смерила его оценивающим взглядом с головы до ног.
- А ты хочешь развеселить?
- А то! - ответил блондин и уселся рядом на стул.
Краем глаза Маргарита заметила, что за всем этим со стороны наблюдает Калугин и её интерес к мужчине десятикратно возрос.
Голубоглазый идиот её совершенно не интересовал, и в другое время она бы его быстро отшила, но сейчас, как будто чёрт в неё вселился. Назло Калуге она обворожительно улыбнулась, показав белые ровные зубки, после чего обалдевший от привалившего ему счастья блондин придвинулся ближе и положил ей руку на талию.
- Как зовут красавицу? – протянул он нараспев, всё ещё демонстрируя свой лучший оскал.
- Как назвали, так и зовут, - грубо ответила Марго, увидев, что Андрей направился к выходу.
- Ты чего хамишь? – обиделся блондинистый.
- Извини, вырвалось, - ляпнула Марго, следя за дверью бара. – Выпьем?! – тут же предложила она.
- Давай! – опять расцвёл мужчинка.
Они выпили, всё это время она неусыпно следила за дверью. «Неужели ушёл? Сейчас проверим…»  Выдержав для приличия пятнадцать минут, предложила блондину:
- Поехали ко мне?
От такого неожиданного подарка он чуть не свалился со стула, и как болванчик закивал головой, не в силах произнести ни слова от нечаянного счастья.
Быстро расплатившись, Марго схватила его под руку и практически поволокла к выходу.
- Ты так спешишь, - довольно протянул белобрысый, пребывая в полном блаженстве от того, что ему попалась такая горячая красотка.
- Ага! Не терпится, - лишь бы отвязаться, ответила она.
Оказавшись на улице, Марго тут же отыскала глазами Калугина. Он стоял, опираясь на свой автомобиль, сложив руки на груди.
- Значит так?! – сказала она сама себе, зло глядя на охотника.
- Что? – удивлённо спросил пытавшийся схватить её за талию блондин.
Она увернулась в очередной раз, но развернувшись к Калугину лицом, сама нагло обняла красавчика.
Взгляд Андрея помрачнел. В этот момент Марго обратилась, показав ему хищный оскал и давая понять, что никакой хмурый взгляд не изменит её намерения.
- Не делай этого, - лишь одними губами попросил он, но она услышала его слова.
- А, что ты мне сделаешь? – отозвалась она, продолжая обнимать блондина. Вопрос адресовался Калугину, но ухажер принял его в свой адрес.
Увидев  преображённое лицо своей дамы, тот затрясся, как осиновый лист на ветру.
- Не дрейфь, я тебя не съем, - хмыкнула Марго.
От её слов тот стал бледным как мел и начал закатывать глаза. Понимая, что «ужин» сейчас свалится в обморок, она взяла его за шиворот и хорошенько встряхнула.
- Эй, очнись, только этого мне не хватало.
Но он уже обмяк в ее руках и если бы она его не прижала к стенке, рухнул бы под ноги.
- Мужики пошли до чего ж нервные, - Марго потрепала его по щекам пытаясь привести в чувство. В этот момент еле слышно, как шелест листьев до неё долетели слова:
- Не делай этого…
Она обернулась. Андрей медленно достал из-за пояса арбалет. Зачем он это сделал и сам потом не мог себе объяснить. Всё смешалось в его голове, злость, ревность, обида…
Увидев этот жест, Марго вышла из себя и намеревалась таки укусить, висевшего на её руках блондинчика.
Дабы не сорвать представление для одного зрителя она, удерживая своего кавалера в объятиях, склонилась к нему якобы для смертельного поцелуя и в этот момент услышала характерный свист пули и почувствовала жгучую боль между лопаток.
«Он выстелил?!» - промелькнула страшная догадка. Боль, вдруг обжегшая сердце, показалась намного сильнее той, что была от пули. Предательство упало тяжёлым камнем в область солнечного сплетения. Стало трудно дышать. Невыносимая пустота образовалась вдруг в том месте, где было сердце. Мужика она выпустила из рук и он-таки свалился мешком ей под ноги. Марго безумно захотелось взглянуть Андрею в глаза, хоть на секундочку…Что она там собиралась увидеть, она не знала. Она медленно, как сквозь туман, начала разворачиваться…

заходите http://mybb.forum4.ru/files/0012/b1/e4/67618.gif

+18

40

Глава 35 http://forum.mybb.ru//nocopy.gif

Андрей замер не в силах пошевелиться, смотрел на неё в растерянности, арбалет обжигал руку, но он не мог сделать даже движение, чтобы отбросить оружие в сторону. Видел её глаза полные боли  и обиды и хотел закричать:  «Это не я, я не стрелял!», но слова застряли в горле, образуя тугой комок. Он чувствовал, что именно в этот момент необходимо было все объяснить ей, рассказать, нет, прокричать, как он её любит, доказывать, что никогда бы в неё не выстрелил, но осознание того, что всё бессмысленно и что он навсегда утратил ее доверие, парализовало всё тело. Нет, она не поверит…
За секунду до того, как Марго обернулась, Андрей увидел стрелявшего. Зимовский… Подлец как всегда действовал из-за спины. Калугин даже слышал свист пули, но понял что это было, лишь увидев красное пятно расползающееся у неё по спине. Он обернулся и успел заметить скрывшегося в темноте вампира. Тот злорадно ему улыбнулся на прощание.
Антошка не чаял себя от радости: вот так удача ему привалила! Он вынашивал план расправы  с Марго долго и тщательно, но этим вечером всё сложилось само собой, да так, что подозрение пало на Калугина, о таком он даже не мечтал. Зимовский следил за ними всё это время, ожидая удобного момента, даже приобрёл серебряную пулю по такому случаю. А когда тот подвернулся, выстрелил… И был уверен, что увидит, как ненавистная ему Маргарита Реброва рассыплется в прах прямо на его глазах. Но, увы, она осталась стоять...
Однако сегодня ничто не могло омрачить его радость. Сам себя приободрил. Это ничего, подумаешь, слегка промазал и не попал прямо в сердце, но серебро сделает своё дело, и она сдохнет. Зимовский завизжал от восторга. То, что она не умерла сразу даже еще лучше, ведь теперь ее смерть будет еще мучительней от мысли, что погибает от руки обожаемого охотничка. Антошка даже не думал пускаться в бега, Калугину сейчас будет не до него, пусть доказывает теперь, что он не «верблюд». А Марго и подавно… И Антон вразвалочку шёл домой, насвистывая незамысловатый мотивчик. Для него было страшной неожиданностью, когда ему путь преградил  охотник. По его взгляду тот понял, что рано радовался…
***
Боль в ране стала нестерпимой и Марго приняла человеческий облик. Поняв, что пуля была не простой, она даже перестала мыслить. Значит, он бил на поражение, это было не просто запугивание, он хотел её убить! Теперь было не понять, что болит сильнее – рана или душа. На Калугина она больше не смотрела, осторожно дошла до своего автомобиля и помчалась домой. До квартиры она добиралась уже из последних сил, нажала на звонок. Аня открыла.
- Прости, Анют, что припёрлась, не хотела сдохнуть под забором, - с этими словами она свалилась на пороге.
Сомова ахнула, в испуге прикрыв рот рукой.
- Марго! - позвала она, но та молчала.
Аня наклонилась, ей показалось, что Маргарита не дышит.
- Нет! Только не умирай! – закричала она.
- Сама не хочу, - вдруг ответила та.
Аня кое-как подняла подругу и помогла добраться до постели.
- Тебе нужно перевязать рану, - попыталась взять себя в руки Сомова.
- Ань, я когда рассыплюсь в прах, ты так смети меня веничком и в окошко, люблю, знаешь ли, свободу.
- Прекрати! Сейчас же! – вскрикнула Анюта. – Не говори мне эти гадости. Ты будешь жить. И не такое бывало, – и из её глаз горохом покатились слёзы.
- Не реви, ты же знаешь, не люблю, когда ты ревёшь. Представь, что это будет последнее, что я увижу в жизни…
- Марго, - с укором проговорила та.
- Ладно, ладно, молчу.
- Ты шутишь, а значит, не всё так плохо. Почему ты не обратишься? Тогда же рана сама заживёт?
- Не могу, Анют, пуля серебряная, если я обернусь, серебро тут же начнёт меня разрушать.
- Тогда надо в больницу!
- Не надо, там сразу поймут, что я не человек,  да и  ведь для человека такая рана не совместима с жизнью.
- Что же делать? – Аня зарыдала сильнее.
- Ты меня зальёшь слезами, и я быстрее утону.
- Кто это тебя ранил? – вдруг вспомнила Аня о главном, перевязывая рану. – И где был твой охотник, что не защитил? – добавила грозно.
- Не поверишь, Сомова, он и стрелял.
- Как? – опешила Аня, забыв про  работу медсестры.
- Так, - ответила зло Марго. - Не задавай больше вопросов на эту тему.
- Он с ума сошёл? – сама у себя спросила Аня.
- Говорю, не спрашивай, - Марго закрыла глаза и устало добавила: - Я посплю немного. Так вдруг спать захотелось.
Аня прикрыла её пледом. Сдаваться она не собиралась. Собрав всю свою волю в кулак, решила действовать.
«В первую очередь, Марго нужна кровь. Нет, сначала нужно вынуть пулю. Только как?» Этого Аня не знала
«В конце концов она необыкновенный человек, точнее не совсем человек. Потом что-нибудь придумаем, – рассуждала она, передёрнув от неприятных мыслей плечами.
И в решительности смахнув вновь набежавшие слезы,  сама себе скомандовала:  – Ладно, хорош разглагольствовать! Надо действовать! Где можно взять кровь и необходимые инструменты?  В больнице!»
Как она всё это раздобудет, Аня не задумывалась в тот момент, решив положиться целиком и полностью на удачу и умение импровизировать, как-нибудь да получится.
Не придумав четкого плана действий и тяжело вздохнув, побежала собираться. Когда она уже была готова «идти на дело», подошла к постели Марго и тихонько сказала:
- Ты потерпи, я скоро. Не вздумай без меня умереть. Никогда тебе этого не прощу.
Марго не ответила, а лишь слабо улыбнулась. Ободрённая этой улыбкой Сомова отправилась на задание.
Легко было придумать, но намного труднее выполнить. Аня до того не имевшая опыта воровства, лишь войдя в больничное помещение затряслась, как осиновый лист на ветру. Ей тут же стало казаться, что каждый проходящий знает, зачем она сюда забрела и с минуты на минуту, кто-то закричит: «Держи вора!»
Надо было срочно придумать легенду - зачем она явилась сюда в столь поздний час, ведь часы посещения больных на сегодня уже истекли. Она лихорадочно пыталась что-то сообразить, подходя к стойке регистрации.
- Здравствуйте, - улыбнулась Сомова девушке-регистратору, все еще продолжая лихорадочно прокручивать в голове подходящие версии. - А меня к вам на практику прислали... в реанимацию.
- На практику? - широко раскрыла глаза та. - Так поздно?
- Ага! - уже уверенней врала Аня. - На ночное дежурство. Вас разве не предупредили?
- Вообще-то нет... - растерялась регистраторша, а потом подозрительно окинула Сомову с ног до головы и уточнила: - А документы где?
- Как где? Как и положено - у вашего главврача! - заверила ее Анюта и сама удивилась собственной наглости. Ребровы, кажется, на неё плохо влияют.
- Ну, хорошо, - сдалась девушка и, уточнив данные Сомовой (естественно, вымышленные) и внеся их в свои журнальчики, указала ей направление: - Вот по этой лестнице на второй этаж.
Радость от того, что удалось так легко проникнуть, придала ей силы, и она легко поскакала по лестнице наверх.
Поднявшись на один лестничный пролет, Аня выдохнула - с одним препятствием справилась. А как же дальше? Но удача сегодня сопутствовала ей. В отделении ей не стали устраивать допрос, а сразу выдали спецодежду. Хоть никаких практиканток и не ждали, но все приняли, как должное её появление, к тому же никому не пришло в голову, что кто-то может заявиться поработать просто так. Потому особых подозрений она не вызвала.
Кроме того все были заняты своей работой, а работы здесь хватало – то в одной плате, то в другой аппараты подавали сигнал тревоги и персонал носился от пациента к пациенту, а на лже-практикантку никто не обращал внимания.
Теперь нужно было найти всё ей необходимое и вынести незаметно для окружающих.
Расспрашивать у медсестёр она побоялась, её могли сразу же заподозрить, потому отправилась на поиски самостоятельно. Аня заглядывала во все двери, пока не нашла операционную: кабинет с надписью «Ремзал». На удивление он был пуст. «Кажется, мне сюда!» - обрадовалась Сомова.  Юркнув туда, принялась открывать все шкафы и просматривать все ёмкости. Инструменты обнаружила быстро, не зная, какие брать, интуитивно ухватила парочку скальпелей и пинцет, и быстро спрятала в карман. Выдохнула. Постаралась унять бешеное сердцебиение. Первый этап операции прошёл благополучно, и она ободренная этим принялась за поиски крови. Та тоже в скорости обнаружилась. Здесь же, в этом кабинете, стоял холодильник с надписью «Препараты крови». Открывая его,  даже зажмурилась, боясь спугнуть удачу и увидеть пустые полки. Но нет. Крови в нем было достаточно. Положив пару пакетиков за пазуху, выглянула в коридор. В коридоре было необычно тихо, внезапно Аню охватило такое волнение, что она чуть не уронила свой ценный груз. Она попыталась взять себя в руки, но её всё сильнее охватывала настоящая паника, в голове звучало набатом одно слово: «бежать!»
Что она и сделала. Она уже миновала почти длинный коридор и свернула на лестницу. Как её вдруг окликнули. Аня обернулась и увидела всего лишь в паре шагов от неё ту самую медсестричку которой она наврала, попав в отделение.
- Вы куда? – спросила медсестра.
- Мне это… надо… -  Анюта в панике ляпнула первое, что пришло в голову:
- Халат надо постирать, - и рванула к выходу.
Девушка ей что-то ещё говорила вслед, но та уже не слышала, она неслась на всех парах, подгоняемая страхом.
Почти добежав до заветной двери, остановилась, сердце колотилось с бешенной скоростью, казалось его грохот услышат и её поймают.  Она уже приготовилась к следующему рывку, но голос разума остановил. Пройти быстро мимо пытливой регистраторши повторно вряд ли получится, к тому же она там еще и охранника видела, еще чего доброго обыск устроят. Времени на раздумья не было. Обратный путь у нее один – только через окно. Схватив на ходу свою сумочку и одежу Сомова прожогом кинулась в туалет, рывком открыла окно и глянула вниз. Хорошо еще, что второй этаж, не очень высоко, тем более клумба под окнами. Не раздумывая, Аня встала на подоконник и только теперь заметила рядом пожарную лестницу. «Похоже, Сомова, сегодня твой день!» Быстро спустившись, она понеслась к своему авто, крепко прижимая к груди ценные пакеты.
Лишь только добравшись до него, перевела дыхание. Сев за руль своего автомобиля увидела, как сильно трясутся руки. «Так и до инфаркта не далеко. Ребровы, кто б они ни были, явно плохо на меня влияют. Вот уже и до воровства докатилась!» Заведя мотор, быстро сорвалась с места.
Уже через полчаса она была у кровати подруги. За время ее отсутствия состояние Марго заметно ухудшилось - она была очень бледная, ее била дрожь, сознание путалось, периодически она проваливалась в небытие, потом на несколько минут приходила в себя и снова отключалась.
Увиденная картина привела Сомову в шок и хоть она и была не робкого десятка и совсем недавно побывала в реанимации, но при виде умирающей подруги ее нервы сдали - слезы катились градом, руки тряслись, и она никак не могла решиться сделать разрез, чтобы достать смертоносную пулю.
Звонок в дверь прервал ее мучения. Она подошла к домофону и увидела сосредоточенное лицо Калугина. Её охватила такая злость: он ещё смеет приходить!
- Убирайся, - закричала она, даже не думая открывать дверь.
- Аня, открой, - требовательно сказал он.
- Убирайся, я сказала, мерзкий убийца!
- Аня, открой сейчас же! Я всё объясню.
- Мне не нужны твои объяснения. Уходи, а то полицию вызову.
- Да, не стрелял я! – взорвался Андрей. – Открывай, а то выломаю дверь.
- Он ещё и угрожает, - возмутилась Сомова, но что-то в его тоне, заставило её повернуть ключ в замке.
Не успела она  открыть, как дверь распахнулась, и Калугин влетел в комнату, как будто боясь, что она передумает и захлопнет дверь перед его носом. Кинул в угол рюкзак и направился прямиком к спальне.
Аня перекрыла ему путь, закрывая собой лежащую Марго, и выставила вперед руку со скальпелем:
- Не подходи! У меня рука не дрогнет, как не дрогнула твоя!
- Да не стрелял я в неё, Аня!
- Значит, она всё сама придумала? – спросила с ехидцей.
- Нет, не придумала, - начал Андрей и вдруг увидел состояние Марго, она ему показалось такой бледной, почти прозрачной. – Что с ней? – вскрикнул он и бросился на помощь, не обращая внимания на направленный на него скальпель.
- А то ты не знаешь?! – зло ответила Аня.
- Что я не знаю? Аня! Она давно уже должна была обратиться и рана…
Он не договорил, Сомова его перебила:
- Как обратиться? Пуля серебряная, - ответила с рыданиями.
- Что? – у Андрея был такой огорошенный вид, что Аня мимо воли начала ему верить.
- А ты не знал? – спросила она.
- Нет. То-то у него пальцы были обожжены, - продолжил он задумчиво.
- У кого?
- Не важно, Аня, нужно её спасать. Так, нужно вынуть пулю, но в больницу нельзя… – начал он рассуждать, так же, как недавно сама Сомова.
- Умный, какой, - хмыкнула она. - Вот! – и выложила на стол все, добытое нелегким трудом.
Калугин внимательно на неё посмотрел.
- Нам бы только вытащить пулю, а дальше она сможет обратиться.
- Да! – согласилась с ним Аня.
- У тебя что-нибудь обезболивающее есть?
- Что? – об этом Аня не подумала.
- Ясно. А водка?
- Сейчас, - Аня скрылась на кухне и через пару секунд вернулась. – Водки нет, только виски.
- Давай виски, - сказал Калугин и открутив крышечку сделал хороший глоток.
- Эй, ты чего? - обиделась Сомова, она предполагала, что обезболивающее нужно больной.
- Марго это сейчас не поможет, - ответил Андрей, протянув ей бутылку. – А мне придаст храбрости.
- Аааа, - протянула длинно Аня и тоже хлебнула прямо с горлышка и закашлялась, когда жидкость обожгла горло.
Она была рада, что Калугин взял на себя все функции по спасению Марго.
Далее Андрей, как заправский хирург, развязал рану, обработал её, сделал небольшой надрез и аккуратно пинцетом вынул пулю, рана оказалась не глубокой, пуля попала в плечо, повредив крупный сосуд, отсюда и такая кровопотеря, но главное, что не в сердце. «Дрогнула таки рука у этой сволочи, промазал», - порадовался про себя Калугин. С операцией было покончено и они вдвоём вновь перевязали Марго и сели ждать, когда она очнётся. Но время шло, а она всё не приходила в себя. Напротив, ей становилось всё хуже.
- Что мы наделали? – ужаснулась Сомова. – Мы её убили…
- Подожди, Аня. Что нужно вампиру, чтобы воскреснуть?
- Кровь! – ответили они хором.
- Как же я забыла, - Аня вскочила и в считаные секунды принесла два пакета с кровью.
Андрей взял один распечатал и капнул Марго на губы, но никакой реакции не последовало.
- Мы опоздали? – опять запаниковала Аня. – Все было напрасно!
- Ничего не напрасно. Если бы мы опоздали, перед нами была бы уже кучка пепла. Подождем.
И правда, спустя несколько секунд Марго вздрогнула и облизала пересохшие губы.
«Доктора» с облегчением вздохнули и поспешно капнули еще несколько капель, Маргарита глотнула. Действия повторили.
Через несколько минут она открыла глаза и первое, что увидела, был открытый пакет с кровью, Марго поднесла его к губам и выпила в один глоток и даже облизнулась. Аня отвернулась, чтобы не видеть сего зрелища.
С поступлением крови в её тело Марго на глазах менялась, мертвенная бледность сошла, щёки покрылись румянцем. Она сорвала с себя повязки и вздохнула полной грудью, но тут же поморщилась боли.
- Что? – спросила Аня с волнением.
- Посмотри, - ответила Марго и повернулась к ней спиной, оголив плечо.
Одновременно и Аня и Андрей, которого не приглашали, взглянули на рану.
- Не заживает! -  в ужасе отпрянула Сомова.
- Спокойно, - остановил её Калугин. – Заживает, только очень медленно. Смотри, вот здесь затянулось уже, - он показал пальцем.
Марго недовольно повела плечами и натянула на себя плед.
- Что этот здесь делает? – спросила у Ани, игнорируя присутствие Андрея. – Кто его впустил?
- Он пулю вытащил, - тут же попыталась защитить его Сомова, но понимая, что назревает ураган, поспешила удалиться, предоставив возможность этой парочке разобраться без свидетелей.
- Грехи замаливает?- Марго перевела холодный взгляд на Андрея. – Убирайся отсюда!
- Может, ты сначала меня выслушаешь? - теряя самообладание, спросил тот.
- Не имею никакого желания тебя слушать. Наслушалась уже, хватит!
- Никуда я не пойду, пока ты меня не выслушаешь, - с отчаянием в голосе заявил Андрей, наблюдая на лице Марго изменения, сначала она смотрела на него презрительно, а затем взгляд стал выражать угрозу.
- Убирайся, по-добру, по-здорову, пока не поздно! И это моя благодарность за медицинские услуги.
- Ты угрожаешь?
- Предупреждаю! Так что вали отсюда, пока…
- Пока что?
- Пока я не набралась достаточно сил, чтобы рассчитаться с тобой за выстрел в спину! Как низко… в спину… а еще из себя благородного корчишь… Пошел вон! – Марго попыталась встать, но от боли поморщилась и откинулась снова на диван.
Андрей хотел подойти к ней, но она жестом его остановила.
- Марго, я не стрелял в тебя, - начал он серьёзно. – Не знаю зачем я схватил этот арбалет, я всю жизнь теперь буду себя укорять за это, но тогда я был так на тебя зол, что не понимал, что делаю.
- Потому и нажал курок, - закончила она.
- Нет! – чуть ли не закричал он. – Он у меня даже не был заряжен. Тот, кто выстрелил стоял сзади меня.
- Таинственный кто-то… Калугин, ты даже врать не умеешь.
- Марго, в тебя стрелял Зимовский, я обернулся на мгновение раньше и увидел его буквально за секунду до того, как он скрылся в переулке. Его ухмылку я никогда не забуду… Он точно знал, что ты мне ни за что не поверишь.
- Зимовский?
- Да!
- Хорошо хоть не Папа римский, правдоподобно, - продолжала она с ядом в голосе.
- Вот именно на это он и рассчитывал, что меня назначишь виноватым. Для тебя же я больше подхожу на роль убийцы, чем эта сволочь. В одном лишь прогадал, что сможет так просто уйти от меня.
- Так ты его догнал?! – немного потеплевшим тоном уточнила она.
- Догнал. Но я и предположить не мог, что этот засранец выстрелил серебряной пулей, только удивился, что у него пальцы обожжены.
- Что ж он перчатки не одел, идиот.
- Теперь ты мне веришь?
Она смотрела на него с сомнением.
- И потом, - продолжил Андрей её убеждать. – С такого близкого расстояния я никогда не промахиваюсь. Хотя и это не аргумент. Самое важное то, что я бы никогда в тебя не выстрелил. Ты должна мне верить!
- А ты мне поверил, когда я сказала, что не убивала?!
- Это разные вещи, - устало вздохнул Андрей, на что она язвительно ответила:
- Да, ну?!
- Марго…- он не нашёл больше слов, поднялся и вышел в коридор.
Марго молча смотрела ему вслед.
Через минуту Андрей вернулся и положил перед Маргаритой пухлую папку с бумагами.
- Что это? – спросила.
- Сама посмотри.
Она открыла и первое, что увидела  - своё собственное изображение на листке бумаги, некоторые черты были искажены, но это была она. Марго нахмурила брови и принялась изучать остальные документы. Чем больше просматривала, тем лицо её становилось мрачнее. Последними были фотографии убитого, как только она их увидела, замерла на секунду, этой секунды было достаточно, чтобы Андрей догадался – она его узнала.
- Вижу вы знакомы…
- Нет… то есть да… Понимаешь, мне нужны были силы, чтобы наказать Зимовского… Это тот мужик… я, действительно, в ту ночь охотилась,  но я не убивала.
- Марго, - начал Андрей, ему тоже трудно было подобрать слова, хоть он и догадывался откуда Маргарита «черпала силы», но одно дело догадываться, а другое услышать признание собственными ушами. Если бы на ее месте был кто-то другой, то Андрей, не задумываясь, привлек к ответственности виновного. Но с ней он не мог так поступить… Кроме того, он чувствовал и свою вину за случившееся. Если бы он тогда с ней так не поступил, то, возможно, и не было таких последствий.
- Не перебивай меня, - зло прервала она. – Когда я уходила, он был жив здоров, лишь потерял чуточку крови…
Он опять попытался что-то сказать, но она жестом остановила.
-  За долгие годы охоты, я научилась не убивать, я никогда не убью по неосторожности, в каком бы состоянии не охотилась…
- Может, ты просто не помнишь?  Когда ты обращаешься…- он не договорил.
- Я не страдаю пробелами в памяти. Как же ты не понимаешь, меня тоже подставили!
Впервые он взглянул на неё открыто:
- Тогда нам нужно доказать это! – теперь он был твердо уверен, что Марго кто-то очень умело подставляет, ведь с ее-то характером нажить врагов совсем не трудно. Осталось только определить кто. Придя в конце концов к таким выводам, его совесть чуток притихла со своими укорами.
Марго кивнула и благодарно ему улыбнулась.
- А где  ты взял эти бумаги? - она посмотрела на увесистую папку.
- Не поверишь, украл…
- Ты?! – она рассмеялась, Андрей тоже улыбнулся.
- А я стащила сегодня инструмент и пакеты с кровью, - поделилась и своими «достижениями» Анюта, которая почувствовав, что гроза миновала, решилась вернуться.
Они посмотрели друг на друга и рассмеялись искренне и открыто, каждый надеясь, что с этого момента в их жизнь придёт доверие. И робкий огонек надежды на установление взаимопонимания, пусть еще и хрупкого, будет разгораться с каждым днем.

Ссылка

+18

41

Глава 36 http://forum.mybb.ru//nocopy.gif

Когда веселье немного поутихло, Марго, глядя на этих двоих, с удивлением поняла, что они готовы были ради неё на многое. Что-то в её душе перевернулось, в глазах защемило, но она не дала выходу чувствам и проглотила, появившийся в горле тугой комок.
- Так есть хочется, - прервал её мысли Андрей, с надеждой глядя на Аню.
За всеми волнениями они только сейчас ощутили, как голодны.
- Да, - встрепенулась Сомова как птичка. – Пойду что-нибудь приготовлю.
- Я помогу, - вызвался Калугин.
Марго тоже подхватилась, но её уложили без разговора обратно в постель. Она благодарно посмотрела им вслед, и вдруг взгляд остановился на прикроватной тумбочке.
Уже выходя из комнаты, Андрей с улыбкой обернулся, хотел ей что-то сказать, но в ту же секунду, увидев её лицо, забыл.
Марго неотрывно смотрела на забытый на тумбочке ещё целый пакет с кровью. Было  в её взгляде что-то страшное, притягивающее и обдающее холодом. У Андрея волосы на голове встали дыбом, от осознания увиденного. Всего минуту назад он был безмерно счастлив, а сейчас вдруг понял, что построил себе замок из песка, который может разрушиться в любую секунду от лёгкого дуновения ветерка. Внутри неё живёт опасный зверь, привыкший только разрушать, не имеющий ничего общего с теми чувствами, которые он к ней испытывал.
Рука Маргариты медленно потянулась к пакету, как будто он её гипнотизировал, не давал мыслить, притягивал к себе магнитом. Взяв злополучный пакет, она поднесла его ко рту и только в этот момент заметила замершего у порога Андрея. Её лицо исказила гримаса боли, они смотрели друг другу в глаза, и понимали, какая между ними разверзлась пропасть. Она не сможет отказаться от своей сущности, а он не сможет принять её. Хрупкое счастье вмиг стало тонким и призрачным. Марго отвела взгляд, пакет в её руках теперь был чем-то чужеродным, захотелось отбросить его, словно ужалившую змею, но она не могла. Не могла противиться своей природе. Когда она вновь подняла глаза, Андрей уже скрылся за дверью.
На кухне Аня порхала, как бабочка, готовя ужин. Калугин вызвался помочь, чтобы хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей. Анюта не заметила его молчаливости и без умолку рассказывала о своих похождениях в больнице. Он слушал вполуха, даже что-то отвечал, но мыслями был далеко. Когда ужин был готов, Аня побежала звать Марго к столу, но та крепко спала, и ее не стали будить.  Да и сами они были порядком измучены последними событиями, поэтому, быстро поужинав, они тоже отправились отдыхать.
Среди ночи Андрея разбудил странный шорох. Он приподнялся на постели, пытаясь в темноте разглядеть, что же его встревожило. Он заметил темный силуэт, который тихо прокрался  к двери и внутри у Калугина всё похолодело.
- Марго? – позвал он.
Он не сомневался, что это была именно она, но ответа не последовало, а через пару минут тихо скрипнула входная дверь. Андрей вскочил, наспех оделся и выбежал следом. Он опоздал лишь на мгновение, и увидел  как она выскользнула на лестничную клетку.
- Марго? – вновь позвал он.
«Что происходит? Куда она ночью спешит, да ещё и раненая?» - все эти вопросы пронеслись в его голове. Решив, что больше он не оставит её одну, Андрей рванул вслед за ней. Лифт ждать времени не было, и он побежал по лестнице.  Кругом была кромешная тьма, и только свет из одиноких окон соседних домов позволял кое-как различать дорогу. Каждый раз сворачивая за угол очередного лестничного пролёта, он видел впереди её силуэт, но догнать не мог. Она двигалась не только бесшумно, но и слишком быстро. Андрей не обладал сверхспособностями, но всё же старался не отставать.
Выскочив из подъезда, он успел заметить, как Марго скрылась за поворотом. Тяжело переведя дыхание, он помчался за ней.
Так они двигались довольно долго: она - впереди, он - чуть позади. Через какое-то время ему стало казаться, что череда улочек и переулков никогда не кончится. Но она была уже так близко, ещё немного и он её догонит, однако очередной поворот вновь скрывал её от него. Сколько времени они так бродили, Андрей не знал, в этой кромешной тьме казалось, не существует времени, лишь бесконечные переулки. Но ночь потихоньку стала отступать, Андрей понял – близится рассвет. Неожиданно его ошеломила другая мысль: «Рассветные лучи солнца наиболее опасны для вампира. Недаром же их казнили всегда на рассвете. Даже самые сильнейшие из них не могли сопротивляться силе очищающих первых лучей солнца».
- Марго? – с тревогой позвал он.
Она на мгновение замерла, подняла голову к небу, Андрей тоже остановился, тяжело дыша от напряжённого бега. Но это длилось не более пары секунд, в следующее мгновение она поплыла дальше. Именно поплыла, ему казалось, она не касается ногами земли, как нечто бестелесное. В области солнечного сплетения что-то заныло, как от плохого предчувствия. Передёрнув плечами, сбрасывая с себя наваждение, Калугин ещё быстрее припустил за ней. Неожиданно Марго юркнула в дверь темного здания. И вновь потянулись  коридоры, Андрей уже ненавидел их, как будто перед ним прокручивали плохую плёнку с дурным кино.  Бесконечный лабиринт какой-то… Неужели в Москве существуют подобные постройки? Что это за здание, он никак не мог понять. Наконец череда коридоров закончилась, и он увидел свет. В проёме двери стояла Марго.
Он устало приблизился к ней.
- Марго?
Она обернулась, посмотрела ему в глаза, этот взгляд он не сможет забыть уже никогда. В нём сквозила такая тоска и безысходность. Маргарита улыбнулась одними уголками губ и прошептала: «Прощай!»
В следующее мгновение она шагнула в открытую дверь, навстречу губительному солнцу. Ещё секунда она вспыхнула, как факел, и вместо любимой девушки он увидел на земле горку пепла…
- Неееееет! – закричал он и его крик разнёсся эхом по пустым коридорам.
- Неееееет! – Андрей вскочил захлёбываясь в беззвучном крике и окончательно проснулся.  На теле выступил холодный липкий пот, сердце зашлось в бешеном ритме, выскакивая из груди.
Это был сон… Всего лишь сон… Но какой же реальный! Перед глазами всё ещё стоял открытый проём двери и пепел, развеваемый ветром. Он огляделся: всё та же гостиная в квартире Марго, всё как обычно. Облегчённо вздохнул, но тревога не проходила. Андрей взглянул на часы - половина четвёртого.
Неожиданно до его уха долетел неясный шум. «Я снова сплю? Сон повторяется? Или это уже действительность?» Пришлось больно себя ущипнуть за ногу. Нет, не сон. Во сне боли не бывает. Или бывает? Бывает! Боль, которую он испытал, не проходила, в груди ныло и выворачивало наизнанку душу. Андрей сел в постели и прислушался, шорох повторился. Он так же, как во сне вскочил, быстро надел штаны и выбежал в коридор. Дверь в ванную была приоткрыта, и луч света пробивался из-под неё. Под впечатлением от ночного кошмара, Андрей, не задумываясь, открыл дверь.
- Калугин, ты вообще офанарел? – воскликнула Марго, она была практически голой, не считая нижней части бельевого комплекта. Схватив, лежащую на туалетном столике ночную рубашку, прикрылась ею.
Он ничего не ответил, рывком привлёк её к себе, обнял и уткнулся носом в её макушку.
Марго, ошеломлённая этим порывом, замерла, не зная как реагировать. Так они простояли какое-то время.
- Гм - гм…- наконец нашлась она. – Это что за прилив телячьей нежности?
- Ммммм, - что-то нечленораздельное промычал он, и ещё крепче прижал её к себе.
- Калугин, мне нравится ход твоих мыслей, но я как бы, не в форме, - проговорила она приглушено ему куда-то в область ключицы.
Он осторожно разжал объятия.
- Прости, я сделал тебе больно?
- Нет, как бы даже приятно, - в её глазах зажглись лукавые огоньки.
- Как твоя рана? – и, не дожидаясь ответа, развернул её к себе спиной и сам стал исследовать рану.
- Медленно заживает?! – то ли спросила, то ли сообщила Маргарита.
- Да.
След от пули действительно заживал на ней как на обыкновенном человеке, медленно и болезненно. Калугин нахмурился.
- Почему ты не обратишься? Тогда же всё заживёт моментально.
- Какой умный, думаешь, я не пробовала? - она резко отвернулась и натянула через голову ночную рубашку. – Как только я обращаюсь, рана увеличивается.
- Как?
- Да откуда я знаю?! - разозлилась она. – Наверное, оставшиеся частички серебра продолжают разрушать. Вампиры, если ты не знаешь, от таких ранений обычно умирают.
- Я знаю, но ты же не…- он не договорил.
- Не вампир? – подсказала она.
- Не совсем.
- Поэтому я ещё с тобой и разговариваю. Иначе была бы уже кучкой пепла.
При этих словах Андрею вспомнился сон, и он поёжился, неприятно засосало под ложечкой. Дурное предчувствие, которое оставило его, лишь он увидел Марго, вновь вернулось.
- Марго, тебе лучше лечь в постель, - сказал он встревоженно.-  В твоём состоянии не стоит бродить.
Что-то насторожило ее в его тоне, она внимательно посмотрела ему в глаза, а он продолжил:
- Если с тобой что-то случится…
- Давай без мелодрам и трагедий, - прервала она.
- Ну, да, комедии куда лучше.
- Калугин, странный ты сегодня, на себя не похож.
- Я посреди ночи всегда такой, - отшутился он. - Пойдём-ка в постельку! – и стал подталкивать её тихонько к выходу.
- С какими это намерениями ты меня в спальню подталкиваешь? – развеселилась и она.
- С очень эротическими, - хмыкнул Андрей.
- О, как интересно!
Но как только они пришли в спальню, он уложил её в постель, укрыл и уселся рядом в кресло.
- Как и это всё?! – чуть ли не хохоча, спросила она.
- На сегодня мои эротические фантазии закончились, - таким же тоном ответил он.- Тебе нужно поправляться, - добавил уже серьёзней.
- Зануда, - и Марго демонстративно отвернулась к стенке.
Она шутила и кокетничала, только рана внезапно начала ныть, и ни о каких любовных утехах не могло быть и речи, но не подразнить его она не могла.
Андрей лишь нежно улыбнулся, решив ни на шаг не отходить от её постели.
Остаток ночи для Марго прошёл относительно спокойно, но дежурный и глаз не сомкнул - то заботливо поправляя соскользнувшее одеяло, то смачивая пересохшие губы, то просто придерживая за руку спящую пациентку. Утром его сменила Анюта, пообещав строго соблюдать все назначения «доктора». Правда, пациентка, проснувшись, хотела было отменить лечение и постельный режим, и даже рвалась на работу, но встав, поняла, что силы еще не те и смирилась с участью больной.
Андрей заскочил на часок домой принять душ и переодеться, и уехал на работу, куда явился с небольшим опозданием.
Поздоровавшись с Люсей, он попросил передать Наумычу, что Маргариты Санны сегодня не будет - приболела она.
Секретарь сделала большие глаза:
- Как не будет? Когда приболела? Наумыч уже час рвет и мечет - рабочий день в разгаре, а на месте нет ни главного редактора, ни зама, ни, кстати, художественного... Вы что сегодня сговорились? Нет, я к нему не пойду с такой новостью. Вот ты явился и иди «порадуй» нашего вождя, а я попробую дозвониться до Зимовского.
«Вряд ли теперь к нему дозвонишься…» - подумал Андрей, но вслух ничего не сказал.
-  Что-то он трубки не берет... –  задумчиво сообщила Люся. - И даже Эльвира не в курсе... – потом, хихикнув, предположила: - Может, загулял где? Раньше они с Гошей могли по три дня не приходить на работу. Правда, мобильники никогда не отключали...
- С Гошей? - Андрей насторожился, он давно забыл, зачем вообще явился в это издательство. Слова секретарши напомнили Калугину о его миссии здесь. Его посетила мысль, что секретарь обычно более других посвящена в дела издательства и личные дела его сотрудников, и она могла бы ему на многое пролить свет. Странно, что он об этом не подумал раньше…
- Да, они же друзья, - ответила Людмила, не обращая внимания на его наряжённое лицо.
- Люся, а ты не знаешь случайно, куда уехал ваш бывший главный редактор.
Секретарь подняла голову:
- Я не знаю. Но Зимовский точно должен знать, они перед отъездом долго шептались, а на следующий день Игорь Семёнович исчез.
- А о чём шептались? – спросил как бы про между прочим Андрей, стараясь не выдать своей крайней заинтересованности, и быстро добавил, видя, как меняется выражение лица Люси: – Я же здесь человек новый, а ты всегда в курсе всех событий. Люсенька, никто так, как ты, не знает, что происходит в этом издательстве, чем оно дышит. Без тебя мы все как без рук…
Она была польщена его лестью и, склонившись низко, зашептала:
- Я слышала, как Игорь Семёнович упоминал какую-то бабку, - и добавила: -  Может, к каким родственникам уехал…
- К родственникам…- задумчиво протянул Калугин, в его голове всплыло воспоминание о таинственной Клавдии, и странном поведении Лазарева. Он уже и позабыл про эту бабку, а она, похоже, важная фигура в этой игре… Надо бы ее разыскать и поговорить по душам.
Едва отойдя от рецепшена, Андрей тут же попал в цепкие руки Егорова. Тот с ним церемониться не стал и художественный редактор выслушал всё, что директор издательства думает о неявке на работу всей верхушки их издательского айсберга.
Выдержав шквал эмоций Наумыча, а заодно и получив незаслуженный нагоняй от него же, Калугин отправился к себе и, откинувшись на спинку рабочего кресла, закрыл глаза. Но расслабиться ему не удалось.
При отсутствии начальства все с вопросами потянулись к нему, и его рабочий день был загружен под завязку, домой, вернее, к Марго он приехал поздно вечером, уставший. Они немного обсудили рабочие вопросы и после ужина разошлись отдыхать.
Следующий день был практически повторением предыдущего. Андрея  разрывали на части, и ему пришлось подключить к процессу Марго в телефонном режиме и даже пару раз съездить к ней для утверждения разворота и обложки.
На третий рабочий день он был готов к очередному марафону, как в кабинет без стука ворвался Кривошеин:
- Андрюх, вот объясни мне, почему все наше  начальство решило недельку отдохнуть, а отдуваться должен один я? Наумыч как с цепи сорвался, то одно ему подай, то другое...
- Валентин, прекращай суетиться, сейчас во всем разберемся. Что у тебя не получается? И, кстати, у тебя же есть подчиненная, ее привлекай.
- Вот в том то и дело. Этой вертихвостки тоже третий день нет! Без году неделю работает и туда же!
У Андрея как-то неприятно екнуло сердце, за этой суетой он и забыл приглядывать за Авророй, да и её отсутствия не заметил:
- А ты ей звонил? Что говорит?
- Звонил! - недовольно буркнул Кривошеин.
- И?
- А ничего! Телефон наша барышня вырубила!
- Странно…
- Да ничего странного, небось, загуляла. Она любительница бродить по всяким ночным клубам, я её однажды видел. Вот, кстати, у нее на столе валялась визитка, - Валентин в доказательство протянул ему карточку.
«Бар «Ромашка», - прочитал Андрей ,и холодок пробежал по спине. – «Это не может быть просто совпадением! Куда же ты вляпалась, деточка?»
Он попытался вспомнить их последний разговор. «Что она там говорила? Что-то про логово вампира... Потом отшутилась и сменила тему... А если это правда? Только этого сейчас и не хватало! Марго... Теперь эта девчонка... И опять моя вина - не выслушал, не остановил...»
Тут Андрей вспомнил о Кривошеине:
- Валентин, мы же с тобой вроде все обсудили и разобрались? Ты иди, работай.
Выпроводив Валика, Калугин побежал к секретарю:
- Люсенька, мне срочно нужен адрес Авроры!
- А я что отдел кадров?
- Люся... - Андрей грозно глянул на девушку, и та поспешно зашуршала в своем блокнотике. - Так бы и сказал, что очень надо, чего сразу злиться... Сейчас... Где же он... Вроде записывала...
- Люся, пожалуйста, побыстрее!
- Ага, вот нашла! Пиши...
Андрей, быстро черкнув адресок, уже из лифта крикнул секретарше:
- Я отлучусь! Если что прикрой меня!
- И этот туда же, а меня только кто прикроет от неправедного гнева вождя марксистов-ленинистов...
Андрей, перезвонив Ане и узнал, что Маргарита чувствует себя лучше, и уже даже бунтует на несправедливое, по её словам заточение, каждые пять минут собираясь на работу, чем замучила сиделку окончательно. Калугин усмехнулся, и, строго-настрого приказав Ане никуда её не выпускать, отправился к Авроре домой. Дом нашел довольно быстро, но тут его удача закончилась - сколько не звонил в дверь, ему не открывали. Он направился к соседской двери. Все время нахождения здесь чувствовал, что за ним следят в глазок, значит, соседи дома и они весьма любопытны. Эту дверь ему открыли сразу же, на пороге стояла милая старушка. Калугин вежливо поздоровался и спросил о соседке.
- Аврора? Так нет ее, давно уж нет. Третьего дня утром, как и положено, она пошла на работу и больше я ее не видела... – потом, подумав секунду, шепотом добавила: - А дома она точно не появлялась... Я сплю плохо, возраст... Если бы приходила, то я бы услышала. А что случилось?
- Нет, не волнуйтесь, ничего не случилось. Просто заскочил к ней, хотел увидеться... Может, она у кого из родственников или друзей?
Старушка, тяжело вздохнув, сообщила:
- Нет у нее родственников. Сама она, одна-одинешенька... Тетка у нее была, так ее в прошлом году убили и теперь девчонка сама живет. Правда, подружка у нее есть, Майка из тридцать восьмой квартиры, вы у нее спросите, может она чего и знает... А вы кто ей будете?
- Знакомый... Спасибо вам, я пойду к подружке.
Но и там ничего Андрею не удалось узнать. Подружка ответила, что понятия не имеет, где Аврора. Андрею показалось, что она что-то скрывает, но тут ее из квартиры позвал грозный мужской голос, и Майя быстро захлопнула дверь. 
Следующие пару дней Андрей после работы забегал лишь на несколько минуток проведать Маргариту и потом отправлялся на поиски Авроры. Благо, что Марго поправлялась семимильными шагами и не требовала постоянного ухода, но начала уже ревновать, куда это он убегает каждый вечер. А он всю ночь носился по вампирским притонам, расспрашивал, показывал фото. При других обстоятельствах он бы обратился за помощью к своему другу Кондратьеву, но теперь он не имел на это права.
Аврору многие узнавали, но где она сейчас никто не знал, однако Андрей и не думал сдаваться, чувствовал ответственность за эту взбалмошную девчонку.
В тот вечер Калугин как обычно забежал проведать Маргариту и уже хотел уходить, как  уловил на себе сердитые взгляды любимой. «Похоже, сейчас будут серьезные разборки», - подумал Андрей, но в этот момент у него зазвонил телефон, спасая его от праведного гнева, номер был неизвестный. Он поспешно ответил, не дослушав тираду Марго, чем ее разозлил еще больше. Но по выражению его лица она поняла, что дело серьезное и замолчала, тревожно наблюдая за ним.
- Да, помню... Адрес? Сейчас запишу... Так, диктуй... Хорошо. Только почему сразу не сказала? Ты понимаешь, что она могла попасть в беду? А если уже поздно?! Ладно, не реви. Спасибо. Да, перезвоню, когда что-то узнаю. До свидания.
Закончив разговор, Андрей увидел вопросительное выражение лица Маргариты и понял, что отвертеться не получится. Пришлось все рассказать.
- Значит, она тоже охотится…- задумчиво протянула Маргарита, после того, как он закончил. – Но от неё не исходит никакой угрозы?!
- Да какая угроза, детский сад, - с досадой протянул Андрей
- И то, правда, - согласилась Марго.
- Насмотрятся тупых сериалов, где красавица в одиночку справляется с ордами монстров, и туда же… на подвиги.
- Да, девчонка по глупости может серьёзно вляпаться. А ты? Как ты мог? Почему мне сразу не рассказал?! Опять секреты?
- Марго, какие секреты? Просто не хотел тебя волновать.
- Меня разволновать очень сложно. Ладно, проехали.
- Куда?
- Как куда? Искать нашу «Баффи».
- Тебе еще нельзя!
- Я нормально себя чувствую и одного не отпущу! Хватит нам одной пропавшей охотницы.
- Нет, Марго…
Но она перебила:
- Вдвоём мы быстрее её найдём.
- Марго, ты забываешь, что тебя разыскивают по всему городу.
- Не думаю, если бы разыскивали, давно бы уже пришли сюда.
- Действительно, - удивлённо подтвердил  Андрей.
Как он об этом раньше не подумал? Хорошо зная Кондратьева, он понимал, что такой пустяк, как украденные документы, того не остановят. И если он до сих пор не заявился в дом к Марго со своими архаровцами, значит… Ему стало так легко на душе… Это значит, что у него всё ещё есть друг, и он дал ему время… и верит в него.
Окрылённый этим открытием Андрей обнял Марго.
- Хорошо, едем вместе.
И они отправились на поиски юной искательницы приключений.

Ждем

+21

42

Глава 37 http://forum.mybb.ru//nocopy.gif

Они долго колесили на автомобиле по городу, пару раз попав в пробки, пытаясь найти указанную в адресе улицу. Отыскалась она на самой окраине Москвы, в какой-то глуши. Но только наши следопыты обрадовались, как оказалось, что нужного дома нет. И вообще, улица заканчивалась чётным двенадцатым номером, а им  нужен был тринадцатый. Немного поблуждав, решили спросить прохожих, но и это оказалось не просто. День клонился к вечеру, и прохожих было совсем мало, да и те, кто встречался, понятия не имели о тринадцатом номере на данной улице. Наконец им повезло - навстречу попалась почтальон, которая и поведала, что этот дом находится на территории заброшенного парка, давно превратившегося в непролазные дебри, причем в самом отдаленном его уголке, но им лучше туда не ходить, потому что гиблое то место, всё местное население обходит его стороной.
Андрей с Марго переглянулись: кажется, они нашли то, что им нужно. Проехав немного по парку в указанном направлении, они остановились – автомобильная дорога резко обрывалась, далее шла только едва заметная тропка. Машину пришлось оставить и дальше путешественники пошли пешком. Двигались медленно, так как места эти были явно давно нехоженые людьми. Когда они пробирались сквозь заросли деревьев и кустарников, неосторожно отпущенная Маргаритой ветка больно ударила Андрея по лицу и оцарапала шею. Марго остановилась, но Калугин заверил, что все в порядке и не стоит беспокоиться. Они продолжили путь. Но не беспокоиться Марго не могла, раз за разом её взгляд притягивала его раненная шея, а запах крови щекотал ноздри. Она пропустила его вперёд, отстала, пыталась держать дистанцию, но чем ближе они приближались к цели, тем ближе им приходилось держаться друг к другу. И когда они, наконец, почти добрались до места,  думать ни о чем другом Марго уже не могла. Запах свежей крови будоражил её, она вдруг поняла, что уже из последних сил себя сдерживает. Ей безумно хотелось впиться зубами в его шею, разум замутился. А Андрей, казалось, ничего не замечая, продолжал пробираться к дому, ведя её за руку. Марго не понимала, что происходит с ней, ведь она не раз чувствовала запах крови. Но раньше, даже будучи страшно голодной, оставаясь без спасительной крови месяцами, она не ощущала такой жажды и всегда могла себя контролировать. А сейчас с ней творилось что-то непонятное. Неужели так действует на неё ранение, что она сходит буквально с ума от этого запаха…
Она резко остановилась, и выдернула руку.
Андрей удивлённо обернулся:
- Что случилось? – спросил шёпотом, потому что они были довольно близко и те, кто предположительно находился в доме, могли их услышать.
В темноте не было видно её лица, потому он не заметил, что её зрачки стали кошачьими и взгляд устремлён в область его сонной артерии. Андрей даже предположить не мог, какая нависла над ним опасность.
- Перевяжи рану, - вдруг резко, каким-то не своим грудным голосом потребовала она.
- Что? – не понял Калугин.
- Рану…- еле выдавила из себя Марго.
Андрей не понимал, что происходит, но по её тону догадался, что лучше сделать так, как она просит. Он полез к себе в рюкзак за аптечкой, которую предусмотрительно прихватил с собой.
- Хорошо, я залью перекисью, - сказал ей, дабы успокоить.
- Нет, - категорически заявила она. – Перекись не имеет запаха.
- Ладно, - обеспокоенно согласился он и стал перебирать содержимое аптечки. – Зелёнка пойдёт?
- Да…быстрей, пожалуйста, - Маргарита зажала себе нос и отошла от него на пару шагов. Ещё немного и она не сможет себя сдерживать.
Калугин залил рану, кое-как залепил пластырем, Марго даже не приблизилась, чтобы помочь.
- Пошли, - кратко бросила она и двинулась вперёд.
Андрей последовал за ней. В полном молчании, они осторожно проникли в дом, с удивлением обнаружив, что дверь не заперта. Следопыты переглянулись, что-то было не так, не к добру это и с ещё большей осторожностью продолжили передвижение.
В прихожей Марго остановилась, рассматривая обстановку домика. Несмотря на заброшенный вид снаружи, внутри здесь было чисто, как будто кто-то недавно тут жил.
Калугин забрался следом:
- Как ты себя чувствуешь? Не устала? – прошептал на ушко.
Она отрицательно покачала головой, ей была приятна его забота. Так они стояли несколько секунд в полной тишине, думая каждый о своем. Последние события их очень сблизили, чему Андрей был очень рад… огорчало только одно… сами события… Так хотелось оградить ее от всего…
Внезапно где-то в глубине дома послышался грохот. Андрей с Марго разом вздрогнули и бросились вперёд. Когда они вбежали в просторную гостиную, застыли на месте от отрывшейся им жуткой картины.
Существо, отдалённо напоминающее Аврору, смотрело на них хищными горящими глазами, страшно скалясь, и подвывая, и при этом норовило дотянуться до них. От этого зрелища у обоих мурашки пошли по телу. И хоть оба были привычны до подобных картин, но всё же испытали животный ужас. Что-то не давало ей двигаться и при каждом движении жутко грохотало. Марго рассмотрела - это была железная цепь,  которой Аврора была прикована к стене.
- Что он с ней сделал? – со злостью и отвращением спросил Андрей.
Ответа ему не надо было, они понимали, что случилось.
- Почему он? – спросила Марго. – Может она.
- Неважно кто, но я их достану, - и его глаза загорелись холодным блеском мести
- Надо как-то её освободить…
- Да, - и Андрей двинулся вперёд.
- Куда? – едва успела схватить его Марго. – Она сейчас съест тебя и не подавится. Похоже, тот, кто сделал это, оставил девочку умирать здесь.
Во время их диалога Аврора не спускала глаз с Калугина, снова и снова пытаясь дотянуться до него, но, несмотря на то, что ей это не удавалось, она не останавливалась. Она ранила себя саму, нога, что была прикована, начала кровоточить, но та совершенно не обращала внимания. Ей нужно было одно…Её взгляд, прикованный к Андрею, был настолько жуткий, что даже Марго поёжилась, от неприятного холодка, пробежавшего по спине.
- Ну, надо же что-то делать?! - Андрей вновь попытался к ней приблизиться, но еле увернулся от страшных когтей, едва его не достигших. - Хорошо! – решительно сказал он и достал из рюкзака шприц.
- Это то, о чём я думаю? – спросила Марго.
- Да, снотворное, - подтвердил Калугин.
- Твоё любимое средство, - ехидно заметила она, намекая на недавние обстоятельства.
- Марго, - укоризненно произнёс он. – Сейчас не время, -  и собрался вновь приблизиться к юной вампирше.
- Стой! Дай сюда! – приказным тоном заявила Марго, протягивая руку к шприцу.
- Нет, Маргарита, это я должен сделать сам.
- Какой сам?! Пока ты будешь ей укол делать, она пять раз успеет разодрать тебе горло, - и тяжело вздохнув, добавила: – Отойди!
- Что? – не понял Калугин.
- Отойди подальше! – сказала Марго и взяла из его рук шприц.
Андрей какое-то время колебался, он не привык, чтобы за него кто-то делал его работу, тем более хрупкая женщина. О хрупкой, конечно, это он зря подумал, всего через мгновение Марго обратилась. Он не первый раз уже видел этот процесс, но никак не мог к нему привыкнуть. В одну секунду вместо прелестной молодой женщины, пред ним предстала поражающая своей дьявольской красотой, и одновременно внушающая ужас, вампирша. Её кожа стала белой, как мел, на лице ярким пятном выделялись красные губы, и горящие хищные глаза. У Андрея пробежал холодок по спине.
Это увидела и Аврора. Она сразу вся съёжилась, отступила назад, в угол, и только зыркала оттуда глазками – в сторону Андрея хищно, а на Марго испуганно.
Маргарита стала приближаться, и маленькая вампирша в страхе совсем забилась в угол и лишь шипела, как бы защищаясь.
- Тшшшш, - произнесла Марго, как успокаивают маленьких деток и Аврора притихла, лишь втянула голову в плечи.
Маргарита спокойно сделала ей укол. Через пару минут тело девушки обмякло, она уснула. Андрей подошёл и попытался взять её на руки, но зазвенели цепи.
Марго присела, чтобы разогнуть кольцо, охватывавшее лодыжку пленницы, но только она взялась за него, как вскрикнула от боли.
- Что случилось?
- Серебряное, - с удивлением произнесла она, глядя на обожжённые пальцы.
Андрей опустил осторожно свою ношу и взялся за кольцо. Разогнуть его оказалось не сложно, серебро, как известно, не крепкий метал, но это не под силу вампиру. Когда он снял цепи с её ноги, под ними оказались жуткие раны от ожогов, в некоторых местах даже была видна кость.
- Вот, сволочь, - выругалась Марго. – Девчонка же могла остаться без ноги, будь у неё чуть больше сил.
- Кто бы он ни был, он за это ответит, - вновь погрозил в пустоту Калугин.
- Давай уже выбираться отсюда, - ответила Марго, вернувшаяся к тому моменту в человеческий облик.
Андрей взял на руки Аврору и понёс к машине, Марго немного задержалась и обследовала весь дом. То, что она обнаружила, пролило ей свет на личность похитителя девушки. Но от Андрея она предпочла скрыть  свои находки и предположения.
Покинув зловещий дом, они прямиком отправились к Калугину. Приехав, спустились в подвал, который Марго хорошо запомнила. Андрей привычным движением приковал Аврору к стене.
- Из одной цепи – в другую, - язвительно прокомментировала Марго его действия.
- Марго, ты же знаешь – это для её же безопасности. – Только вот что делать с раной, она совсем не заживает.
- И не заживёт, - хмыкнула Маргарита.
Андрей поднял голову, на его лице застыл немой вопрос.
- Ей нужна кровь, - со знанием дела заявила та.
Его лицо стало хмурым.
- Нет, ты, правда, зануда, - разозлилась Марго и вышла из подвала, но через минуту вернулась, держа в руках нож.
Догадавшись, что она собирается сделать, Андрей запротестовал.
- Не нужно, я дам ей эликсир, и она станет человеком.
- Она станет человеком, но без нормальной ноги! А она же девушка! Калугин, ты - изверг. Как она будет дальше жить с такой жуткой лодыжкой?
После этих слов она порезала себе ладонь, слегка поморщившись от боли и вытекающей кровью смазала рану Авроры.
Такое Андрей видел впервые, на его глазах в ране как будто зашевелились тысячи живых существ и она начала восстанавливаться, словно мистический художник дорисовывал недостающие части.
Когда она полностью восстановилась, причем так, что  даже не осталось и следа, Марго удовлетворённо кивнула:
- А, теперь можешь приступать к экзекуции, инквизитор.
Он укоризненно на неё посмотрел:
- Я сам ненавижу этот процесс.
- Извини, - ответила она, поняв, что перегнула палку.
Тем временем Андрей налил в чашу эликсир и подошёл к начинавшей приходить в себя девушке.
- Что-то мне с вами стало сразу не интересно, - произнесла шутливо Марго, хотя шутила она из бравады, а самой стало жутко.
При одном воспоминании о той боли, что она испытала от действия эликсира, ей захотелось бежать подальше отсюда.
Андрей дал выпить Авроре спасительную жидкость, у той даже не было сил сопротивляться, потому она покорно приняла свою участь. Через секунду она закричала от дикой боли.
Марго отвернулась и вся съёжилась.
- Мне пора, - сказала она и двинулась к выходу.
- Я останусь и побуду с ней.
- Ага, - ответила Маргарита, не оборачиваясь.
Но у самого выхода он её окликнул:
- Марго?!
- Что? – обернулась она.
- Спасибо тебе! Ты не обязана была и вообще… - Андрей смутился. – Это же против твоей природы, я понимаю, что ты чувствуешь…
- Да, ерунда, - отмахнулась она.
- Не ерунда, спасибо за помощь!
- А… Ну…-  она не знала, что ответить, наконец нашлась: – Не за что меня благодарить… В конце концов, она - моя подчинённая, и я, как её непосредственный начальник, обязана заботиться…Я за нее отвечаю… - поняв, что её доводы смешны, развернулась и, махнув на прощание рукой, удалилась.
Андрей с улыбкой смотрел ей вслед, и что-то тёплое обволакивало его сознание, в этот день произошло необыкновенное, она меняется. И у него есть надежда…
Пока Андрей глупо улыбался закрытой двери, Марго медленно поднималась по ступенькам из подвала: «Что со мной происходит? Бросилась спасать погибающую душу… Всего полгода назад скажи кто-нибудь Гоше об этом, тот бы рассмеялся ему в лицо. С ума сойти… Капец! Полный капец…»
Она лишь смутно догадывалась, что в ней борются два начала: тьма и свет, жизнь и смерть. И какое из них победит ещё не известно.

Наумыч шагал на работу в приподнятом настроении. «На работу - как на праздник!» - заметил про себя директор издательства и вошел в лифт. Накануне его любимая жена и обожаемая дочь отправились на отдых, и он сейчас просто наслаждался тишиной и спокойствием. Казалось, ничто не могло испортить ему настроение, он даже начал насвистывать какую-то веселенькую мелодию. Выйдя из лифта, бросил приветливое «Доброе утро, Люсенька!» и уже было направился в свой кабинет, но, не услышав ответа, остановился и обернулся - рецепшен пустовал. Подошел поближе и даже заглянул под стол, но секретаршу не нашел. Улыбка медленно сползла с его лица:
- Тааак! Я не понял...
Он прожогом влетел в кабинет главного редактора - пусто, ее зама - никого, художественного редактора - и снова тот же результат. Огляделся по сторонам - даже Валика и того не было на месте. От возмущения он запыхтел, как паровоз, его лицо стало багрово-красным и, казалось, еще мгновение и из ушей повалит дым. Егорова захлестнула буря эмоций, но выразить свое негодование словами не получалось:
- Да я... Да вы... Вас всех... Это как же...
И тут из кухни донесся громкий смех .Оказывается, вся общественность с интересом слушала басни и пошленькие анекдоты Кривошеина, медленно потягивая кофеек.  Наумыч влетел туда с криком:
- Уволю всех! Бездельники! Тунеядцы! Разгильдяи! Всех уволю! Сегодня же! Сейчас же! Немедленно!
Народ рассосался в секунду, остались только чашки и недоеденные бутерброды. Егоров, закончив свою гневную тираду, с удивлением уставился на остатки завтрака.
Мотнул головой:
- Не понял...
Выглянул из кухни - жизнь в офисе бурлила. Люся бойко отвечала на звонки постоянно трезвонящего телефона, Эльвира сосредоточенно  щелкала на калькуляторе, Галочка рассматривала эскизы, что-то правя, и даже Валентин старательно молотил по клавиатуре компьютера. Наумыч протер глаза, но картинка не изменилась. Он несколько раз переводил взгляд с трудящихся на объедки на кухне и обратно.
- Бардак! - в сердцах буркнул марксист-ленинист и, молча, направился в свой кабинет, откуда связался по селектору с Люсей:  - Людмила, через полчаса летучка. Будьте так любезны, сообщить всем! Повторяю - всем!!!
- Но, Борис Наумыч... - попыталась напомнить Люся о болеющих сотрудниках.
Однако Егоров ее резко прервал:
- Передайте, пожалуйста, всем больным, косым, хромым и прочим немощным, что за неявку - расчет, причем без выходного пособия! Понятно?!
Люся принялась лихорадочно всех обзванивать, чтобы предупредить о грядущих политических репрессиях, но все безрезультатно, телефоны всей верхушки издательства были отключены.
К ней присоединились Галочка с Эльвирой и в три руки стали набирать номера Марго, Калугина и Зимовского, но вся троица, словно  сговорившись, была вне зоны.
Казалось, катастрофа была неминуема...
Когда уже все три телефонистки были на грани нервного срыва, а до часа икс оставались считанные минуты, открылась дверь лифта и оттуда вышла ничего не подозревающая Маргарита.
- Маргарита Александровна! – закричала секретарь и чуть ли не бросилась на радостях ей на шею.
Марго опешила от такого бурного изъявления восторга по поводу своего прихода. К тому же Эльвира с Галей тоже уставились на нее, блаженно улыбаясь. Маргарита подозрительно посмотрела на дам:
- Мне, конечно, приятно, что вы так рады мне, но может, кто-то объяснит, что здесь происходит?
- Ой, Маргарита Александровна, тут такое... такое... Наумыч рвёт и мечет!
Люся, как смогла, ввела начальницу в суть дел, Марго задумалась.
- И Зимовский, говорите, тоже на работе не появлялся? – Марго вспомнила разговор с Калугиным. - Понятно…
- Что понятно? Где он? – встревожилась Эльвира.
- Не знаю. Мне он не отчитывается. И тебе, видимо, тоже. Но это ваши дела. Ладно, продолжайте все работать, и не волнуйтесь. С Наумычем я сама все решу, - пообещала Маргарита и направилась к себе в кабинет, надо было собраться с мыслями. Исчезновение Зимовского ее удивило, но ничуть не расстроило, скорее даже наоборот. Если Гоша только догадывался, то Марго теперь точно знала цену его «дружбы». «Так тебе и надо, сволочь! Жаль, только что не я с тобой, не собственноручно…» Мысли Маргариты переключились на Андрея … Она улыбнулась, уносясь мечтами куда-то вдаль, но звонок телефона вернул ее в реальность, на рабочее место. Быстро изучив весь готовый к этому времени материал по номеру, и сделав несколько распоряжений, Марго двинулась к директору. Проходя мимо Люси, подмигнула ей:
- Ну, что, Люся, беру огонь на себя и иду успокаивать нашего разбушевавшегося вождя революции.
Лишь она ступила на порог, вождь её встретил восклицанием:
- Какие люди! Маргарита Санна, собственной персоной! А мы уж и не чаяли вас видеть! Как здоровьечко? Поправили?
И далее на неё обрушился град нелепейших обвинений. Он бегал, кричал, раскраснелся и хватался за сердце, Марго сидела спокойная как статуя с загадочной улыбкой Моны Лизы.
- Борис Наумыч, только не умирайте, - сказала она сочувственно, но с театральным преувеличением, когда директор в очередной раз схватился за сердце, и открыла волшебный шкаф, в котором тот обычно хранил спиртное.
- Сейчас я вас вылечу. А вот и успокоительная микстура, - достала она коньяк, налила «вождю» в стакан и подала.
Тот, не глядя, залпом выпил, удовлетворённо крякнул и тут же глаза его сделались огромными:
- Ты что мне дала? – вскричал в негодовании вождь, ощутив, что вместо успокоительных капель ему накапали спиртного. – Сейчас же самый разгар рабочего дня, а ты мне такую свинью подсунула!
- Ну, почему же свинью? - она осмотрела бутылку. - Пять звёздочек, между прочим.
Егоров схватился за сердце:
- Что ты со мной делаешь? Как я теперь людям на глаза покажусь.
- Борис Наумыч, - начала она, обняв его по-братски за плечи, – что вам один стаканчик? К тому же с лечебной целью… Для улучшения кровообращения…
Он на её посмотрел недовольно, отнял бутылку и тут же сменил гнев на милость. Потом они выпили уже вдвоем мировую, обсудили номер, затем за него же и выпили, и еще за здоровье (как же за такое не выпить, когда пол редакции скосила какая-то непонятная хворь), и еще за что-то...
Не прошло и часа как они снова были друзьями.
- Марго, и чего я в тебя такой влюбленный? - расплылся в улыбке Наумыч.
- Поверьте, Борис Наумыч, все взаимно, - заверила его Маргарита, а потом продолжила: - Только, кажись, мы засиделись.
- Давай по последней и все... идем работать.
Но в этот момент, тихо постучав, вошла Люся:
- Разрешите, Борис Наумыч?
- Не разрешаю! Не видишь, у нас тут совещание!
- Но здесь письмо из Союза журналистов России.
- О как? Говоришь, Союза журналистов? С чего бы вдруг? Ну, давай, раз принесла, почитаем...
Егоров развернул письмо и попытался прочесть, но буквы предательски расползались в разные стороны
- Маргарита Александровна, доверяю вам эту почетную миссию, - выкрутился Наумыч и передал ей послание.
Марго улыбнулась, кивнула головой в знак признательности и прочитала письмо вслух.
Речь шла о приглашении на какую-то конференцию, причем приглашение было адресовано именно ей, чему она очень удивилась:
- Надо же, а откуда это они узнали обо мне?
- Как это? Читают! Представь, и там нас читают! А как иначе? Мы же одно из лучших издательств, а ты наш лучший журналист и главный редактор! - потом запнулся и добавил: - Гоша, конечно, тоже лучший... Хотя его Союз журналистов и не приглашал никогда...
- Странно, откуда они могли узнать, что Гоши нет... - задумалась Марго.
- Слухами земля полнится, - легкомысленно ответил Егоров
- Борис Наумыч, только я не могу поехать... Во-первых, я еще не совсем здорова...
Егоров не дал ей договорить:
- Можешь и не продолжать. Едешь и точка! В кои-то веки нас пригласили, а она, видишь ли не здорова.
- Но Борис Наумыч, это же почти на краю земли! Красноярск! Еще б на Северном полюсе собрали!
Маргарита лихорадочно соображала, как бы ей отмазаться от нежданно свалившейся командировки, уезжать сейчас из Москвы ей было никак нельзя. Но Наумыч был непреклонен. Поняв, что спорить с Егоровым бесполезно, тем более сейчас, и в таком состоянии, Маргарита решила, что слетает на денек, отметится и тихонько вернется обратно. Надо было только Андрея предупредить, так как вылет сегодня и билет прилагался, оставалось несколько часов. Заехать к нему она никак не успевала, домой бы заскочить успеть. «Ну как же не вовремя эта поездка!»
Лишь выйдя их кабинета директора, она тут же набрала номер Калугина, а тот даже в душе обрадовался, что она уезжает так далеко, как-то неспокойно ему было за нее сейчас, чувствовал что-то неладное. Но ей о своих предчувствиях ничего не сказал, а только заверил, что все будет хорошо и она может не волноваться.
- Жаль, что провести тебя не смогу... Сама понимаешь, нельзя Аврору сейчас оставлять. Но встретить тебя обещаю. Когда обратно?
Маргарита поделилась своим планом.
- Тем более нечего волноваться! Всего лишь на сутки улетаешь. Но мое обещание в силе!
Заехав домой, Марго быстро собралась, взяв только небольшой рюкзак, так как она не планировала долгую командировку.  Простилась с Аней и в приподнятом настроении вышла из подъезда, такси её уже ждало. Водитель вышел из автомобиля, помог ей уложить рюкзак в багажник, даже открыл дверцу для неё, Марго только и успела удивиться, до чего же учтивые водители попадаются. Лишь она опустилась на заднее сидение, как сильная рука прижала к её лицу платок, она ощутила приторно-сладкий запах  хлороформа. Нападение было настолько молниеносным и неожиданным, что Маргарита не смогла оказать практически никакого сопротивления, хоть реакция у неё была будь здоров, успела разве что расцарапать острыми коготками руки нападавшего. Но, к сожалению, это не помогло, и  уже через мгновение она провалилась в небытие.

Заходите

+16

43

Глава 38

Сегодня заканчивался последний день вынужденного  заточения Авроры. Уже к вечеру будет всё в порядке и можно со спокойной душой отправить её домой… Хотя нет, пожалуй, лучше самому отвезти. А то не ровен час, девчонка вновь найдёт на свою голову приключений. Но в душе Андрей очень надеялся, что теперь, после случившегося, она больше не будет столь безбашенной и ветреной.
Калугин перенес на руках Аврору к себе в квартиру и уложил на диванчике. Девушка начинала приходить в себя, и он рискнул оставить её на какое-то время одну.
Вышел на кухню и взялся за приготовление ужина, подумав, что первым делом она захочет есть.
Аврору привели в чувство дивные запахи. Она очнулась скорей по велению желудка, чем разума. Открыв глаза,  с удивлением обнаружила, что находится в незнакомой квартире, и тут же попыталась встать, но сильное головокружение не позволило сделать и шага.
- Не подымайся, ты ещё не в том состоянии, - уложил её обратно спаситель.
- Где я? Что я здесь делаю? –  спросила растеряно девушка.
- Ты у меня. Отдыхаешь, - ответил Андрей, не вдаваясь пока в подробности, и укрыл её тёплым одеялом.
- А как я здесь очутилась? – продолжила допрос спасённая.
- Я тебя принёс, - опять без намёка на обстоятельства ответил он.
- Мне такие кошмары снились,  - призналась Аврора, пытаясь напрячь свою память и припомнить недавние события.
Калугин молчал в ответ, лишь пристально на нее посмотрел, давая девушке самой понять, что кошмары ей вовсе не снились, и они совсем не плод больной фантазии, а результат её легкомысленного поведения. Отчитывать её за глупость не входило в его планы, пусть сама осознает, как далеко зашла ее игра в охотницу и насколько это опасно.
Видимо память к юной авантюристке начала возвращаться. Внезапно её глаза сделались огромными, в них промелькнул такой ужас, что девушка зажала рот рукой, чтобы не кричать.
- Это был не сон?! – еле выдавила она.
От охватившего ее ужаса перехватило дыхание, и голос с трудом ей повиновался, хрупкое тело пробил озноб.
Андрей  утвердительно кивнул.
- Уже всё позади, - поспешил он успокоить её. – Здесь тебя никто не тронет, теперь ты в безопасности.
Но она продолжала дрожать как осиновый лист, и повыше натянула одеяло, под самый подбородок, как бы пытаясь спрятаться за ним от всего мира, так что только одни испуганные глаза были видны.
- Всё хорошо, - он обнял девушку, пытаясь успокоить.
Какое-то время она ещё пребывала в прострации, но постепенно стала согреваться, то ли от тёплого одеяла, то ли от объятий.
Когда её перестало колотить, Аврора решилась задать следующий вопрос.
- Это ты меня спас?
Он кивну в ответ. Девушка вдруг разразилась слезами. Андрей, как и большинство мужчин, терялся в подобной ситуации, чувствуя свою беспомощность. Не придумав ничего лучшего,  рванул на кухню за водой. Когда он вернулся, поток слёз стал ещё больше, и всё, что ему оставалось, сесть рядом и гладить её по головке, как неразумное дитя. Хотя, она ведь и, правда, была неразумным ребенком. Была. Хорошо, чтобы ее детские выходки остались в прошлом. Говорят, что учиться надо на чужих ошибках, но эта взбалмошная девчонка упорно набивала собственные шишки снова и снова, не делая соответствующих выводов. Одна надежда, что последние события заставят ее, наконец, повзрослеть.
Через какое-то время поток слёз иссяк, она успокоилась и могла теперь здраво рассуждать. Андрей накормил её незамысловатым, но вполне съедобным ужином, всё как положено: «напоил- накормил» и только потом принялся расспрашивать.
Девушка уже полностью пришла в себя и смогла довольно обстоятельно всё излагать.
Аврора рассказала, как долго бродила по разным злачным местам, выискивая вампиров, как сильно обрадовалась когда, наконец, их нашла. Теперь-то она поняла, насколько глупо себя вела и что радоваться было нечему, и смущённо улыбнулась. Услышав название бара, где «охотница» нашла себе приключения, Андрей напрягся и попросил с этого места поподробнее.
- Ну, сначала я наблюдала из засады, - начала Аврора.
Услышав слово «засада» Андрей тяжело вздохнул, про себя подумав: «детский сад…»
- Потом из двери бара вывалилась парочка и, шатаясь, скрылись в переулке. Я сначала подумала, что просто влюблённые, и не обратила внимания, продолжив наблюдение, но потом за ними крадучись скользнула тень. И тут мне интуиция подсказала – что-то тут не чисто…
Андрей вновь закатал глаза к небу, продолжив мысленно: «Лучше бы твоя интуиция помолчала или подсказала что-то умное. Например, беги, девочка, отсюда поскорее и как можно дальше!» Но вслух ничего не сказал.
- Только хотела я туда сунуться, - продолжала Аврора. – Как из улочки, чуть со мной не столкнувшись, вернулась та девушка. Я ещё тогда подумала, что, наверное, парочка рассорилась, раз она одна без кавалера. Она прошла совсем рядом со мной, я даже запах её духов уловила. Он мне показался таким знакомым…
Аврора нахмурилась, пытаясь что-то вспомнить.
- Не отвлекайся, - прервал её размышления Андрей, он уже начал догадываться, чей запах духов узнала горе-охотница.
- Сначала я хотела проследить за ней, но мне показалось странным долгое отсутствие её кавалера и та тень, в общем, я тоже свернула в переулок, чтобы глянуть… - дальше рассказ Авроры не был таким складным, испытанные тогда эмоции были настолько сильны, что воспоминания о них заставили ее переживать их снова. – Там… там был он… Я видела…Глаза… Его глаза такие страшные… Они светились… А он так смотрел на меня… Было очень страшно… жутко, но я не могла и с места сдвинуться… А потом он… того парня… «Он»  его убил…
Аврора замолчала, и понадобилось некоторое время, чтобы она снова смогла говорить. Андрей ее не торопил, понимая, насколько ей сейчас тяжело. Намного тяжелее и страшнее, чем тогда, ведь только теперь она ясно осознала происходившее  на её глазах.
Немного оправившись, Аврора продолжила свой повествование, сначала сбивчиво, а потом более детально и красочно -  как долго следила за тем вампиром, убившим человека, как нашла его логово, как пробралась туда ночью. По мере рассказа, Калугин уже держался за голову, удивляясь наивности и глупости искательницы приключений. «Как можно было попереться  в одиночку, да ещё и ночью? Вроде бы умная девушка, а куда мозги девались?»
На этом ее рассказ и закончился, и дальше она ничего не помнила, лишь осталось ощущение, что случилось что-то еще более страшное. Андрей, не вдаваясь в подробности, объяснил ей, что случилось с ней «страшного», и расписал её состояние не пожалев, однако, при этом красок, чтобы впредь, не то что, следить за кем-то забыла, а в ночное время вообще из дома не выходила. Он понимал, что это было жестоко, но делал для ее же блага. О том, какую роль в её спасении сыграла Марго, Андрей предусмотрительно умолчал, иначе пришлось бы поведать кто та на самом деле, а это могло быть небезопасно для них обеих.
Единственное, что ещё было не понятно, кто же являлся тем страшным монстром, убившим человека и похитившим Аврору.  Калугин  попросил её как можно подробнее вспомнить внешность вампира.
Буквально с первых слов он начал догадываться, о ком идет речь, но чтобы убедиться в своей правоте, начал уточнять кое-какие детали.
- Что там рассказывать? А давай я тебе его лучше нарисую, - предложила Аврора.
- Нарисуешь? – удивился Калугин.
- Ну да… Я же вообще-то художку закончила, только с моим-то темпераментом художника из меня не вышло, но рисую я неплохо, особенно портреты.
Поделившись с кем-то своими переживаниями, Аврора почувствовала себя гораздо лучше, страхи отошли  на задний план, и она уже была готова к новым достижениям.
- Удивила… - улыбнулся Андрей, -  прям кладезь талантов… Сейчас принесу тебе бумагу и карандаш.
Вернулся он в одну минуту, как будто набор для рисования лежал уже приготовленный, и,  предоставив художнице все необходимое,  тут же удалился, дабы не мешать, а Аврора сразу принялась за дело. Вскоре она его позвала и протянула портрет злодея. Как и предполагал Калугин, это был его «старый» знакомый, точнее в первую очередь это был знакомый Гоши, он же его так настойчиво ищет.
- А ты, действительно, хорошо рисуешь, - похвалил девушку Андрей и та расцвела. – Может, еще не поздно сменить профессию?
Но Аврора отрицательно покачала головой, а мужчина взял у нее карандаш и сделал несколько дополнительных штрихов на портрете.
- Ух ты… А так еще больше похож! – с восторгом в голосе заключила девушка.  – А ты тоже мастер в этом деле!
- Ну, недаром же я художественный редактор! – улыбнулся Андрей, а потом перевел взгляд на портрет и сделался очень серьезным: - Спасибо тебе, Аврора. Ты не представляешь, как мне помогла в одном деле. И мне сейчас очень надо отлучится, - увидев, как испуганно изменился взгляд девушки, добавил: – Я ненадолго. Обещаю, с тобой больше ничего страшного не произойдёт, при условии, что ты будешь вести себя хорошо и не искать  приключений. Хотя бы до моего возвращения…
Аврора сделала самое невинное личико и интенсивно закивала головой:
- Обещаю! Честное пионерское!
- Ты хоть знаешь, кто такие пионеры?
- Обижаешь, - надула губки та.
- Ну, ладно, принимается. Никуда не выходить и никому не открывать, - дал последние наставления Андрей, выходя из квартиры.
- Слушаюсь и повинуюсь, - буркнула Аврора.

Калугин постучал в дверь кабинета Кондратьева, но услышав недовольное «Войдите!», застыл в некоторой нерешительности.
- Ну, кто там такой несмелый? – послышалось из-за двери.
Андрей вошел.
- Ааа, это ты… Явился… Никак с повинной? – съязвил следователь.
- Здоров, Витек… - Калугин немного нерешительно протянул руку для приветствия.
Кондратьев на долю секунды задумался, а потом-таки пожал.
-  И тебе не хворать. С чем пожаловал?
- Разговор есть…
- Ну, валяй!
- Понимаешь, я тогда не мог поступить иначе, я чувствовал, что это не она, но доказательств не было…
- А теперь, стало быть, появились? – невежливо перебил его Кондратьев.
- Да! У меня есть свидетель… свидетельница…
- Неужели? – недоверчиво скривился следователь.
- И еще вот, - Калугин достал из кармана сложенный лист бумаги и протянул Виктору. – Это портрет того, кто тебе нужен. Это настоящий убийца.
Кондратьев взял лист и стал внимательно рассматривать лицо изображенного, а Андрей тем временем рассказал все, что узнал от Авроры.
- Хорошо, только мне самому надо встретиться с твоей свидетельницей. Сам понимаешь… порядок такой.
- Конечно, только если можно, то не сейчас, ей и так досталось от этой сволочи. Пусть несколько дней еще отлежится и придет в себя.
- Ладно, - легко согласился Виктор, а потом продолжил: - А ты не хочешь у меня спросить, почему я не сильно удивлен? Ладно, вижу, что хочешь, но не решаешься. Так и быть, я тоже кое-чем с тобой поделюсь… После твоих фокусов… Кстати, мне пришлось немало попотеть, чтобы не спалиться перед начальством… Шутка ли, пропали все документы по делу…
- Извини, но не мог по-другому…- и он скромненько положил сворованную когда-то  папочку на самый краешек стола.
- Да понял я, понял… - ответил друг, сгреб папу со стола своими огромными ручищами и спрятал в сейф, не прерывая разговора: - Так вот. Назначил я тогда дополнительную экспертизу и даже привлек спеца с особого отдела…
Кондратьев сделал многозначительную паузу, чтобы собеседник оценил его заслуги, а потом продолжил: - Не буду влезать в дебри криминалистики, но эксперты установили, что нашего жмурика кусали дважды, причем сначала женская особь, а потом мужская и именно второй укус был смертельным.
- Вот это да… - искренне восхитился Калугин.
- То-то же! Мы тоже кое-что могем! – подмигнул ему Виктор. – И после таких заключений спецов, версия об убийце-женщине приказала долго жить. Мы вплотную занялись поиском душегуба мужского пола.
- А почему ты мне не сообщил?! – удивился и разозлился одновременно Калугин. – Меня же так совесть мучила.
- А потому и не сообщил, чтоб дольше мучился! Должен же я был тебя наказать за такие проделки?!
- Согласен, – тяжело вздохнув, протянул Андрей. -  Но теперь, надеюсь, я реабилитирован?
- Я бы тебе еще для науки врезал бы разок, но учитывая твою ценную информацию, так и быть,  обойдусь без телесных наказаний.
- И на том спасибо! – слабо улыбнулся Калугин.
- Хоть ты меня и не слушаешь, но всё же напомню: эти особи не умеют чувствовать! Нет у них органа за чувства отвечающего. И твоя дамочка, может она и не виновна в этом, но думаю, и на неё, если поискать, можно найти многое такое, что тебе придётся не по душе.
- Вить… она не такая.
- Такая, не такая… Калуга, потом не говори мне, я тебя не предупреждал.
- Спасибо за предупреждение, но…
- Ладно… Куда же тебя деть, Ромео? Давай дуй к своей Джульетте, только передай ей, что кусаться очень нехорошо, пусть завязывает с этим, а то в следующий раз так легко не отделается.
- Передам, - хмыкнул Андрей, и мужчины еще раз на прощание крепко пожали друг другу руки.
Андрей вышел из здания и вздохнул с облегчением. «Как камень с души свалился…»
А Кондратьев долго ещё смотрел на закрытую дверь.
- Да… любовь зла… - подумал он в очередной раз и вернулся к работе.

Сознание потихоньку возвращалось. Не открывая глаз, Марго поняла, что находится в движении. «Едем… Вопрос только – куда? Явно не на конференцию журналистов… Подстава… Сколько же я была в отключке?» Она попыталась открыть глаза, но ее пронзила острая головная боль. Маргарита непроизвольно издала тихий стон и тут же почувствовала, как чья-то сильная рука прижимает к ее лицу платок. Снова приторно-сладкий запах хлороформа…

Выйдя от старого друга, Калугин пребывал в таком добром расположении духа, какого у него давненько не бывало. Поводов не было, а сегодня был, и не один. Он тут же принялся звонить Марго, скорей хотелось обрадовать её, что все обвинения с неё официально сняты, да и совесть его замучила, надо было попросить прощения. Он теперь казнил себя, что так нелепо поверил фактам, а не любимой девушке. Но телефон Марго был в не зоны действия. Немного разочаровано отложил звонок на другое время, в Москве сейчас вечер, а на другом конце страны должно быть ранее утро и логично заключив, что она скорей всего ещё спит, отключив мобильник, со спокойным сердцем поехал домой.
Вечер и весь следующий день он был полностью погружён в работу и заботу о своей подопечной.  Поняв, что на подвиги её больше не потянет, по крайней мере в ближайшее время, отвёз на утро домой, а сам отправился в редакцию.
Явившись на работу первое, что он услышал, был возглас любимого директора:
- Ба! Какие люди! Смотрю вирус пошёл на спад, на работу потянуло?
- Борис Наумыч, я всегда! –  бодро ответил Калугин.
- А, где это интересно Зимовский? – с подозрением покосился на него вождь мирового пролетариата.
Андрей скромно промолчал в ответ, потому как врать он не любил, а правду говорить не собирался.
- Ладно, иди, работай! - Егоров последние дни пребывал в приподнятом настроении, потому решил не мучить более вопросами и отпустил художественного редактора на его рабочее место.

Маргарите Андрей пытался потом ещё несколько раз звонить в течение дня, но ответом ему был всегда вежливый и холодный голос, вещавший, что абонент временно не доступен или находится вне зоны действия сети.
Следующим днём на работу вышла Аврора, и хоть Андрей пожурил за такой ранний приход, мол, могла бы и отдохнуть недельку-другую, ей положено. Но девушка возразила, что дома ей оставаться одной жутко, куда лучше в коллективе, и Калугин согласился с её доводами. Общественность  её встретила бурной радостью, ведь теперь было на кого переложить часть своей работы. Единственное, что всех удивляло в первые дни, что юная журналистка стала тихая и спокойная, в ней появилась не присущая ей ранее рассудительность. Но это списали на не разделённую любовь, такое часто происходит с юными наивными девицами и на этом успокоились.

Первое, что ощутила Марго, придя в себя снова – она не двигается. «Значит, прибыли в пункт назначения…» В нос ударил неприятный запах сырости, а по телу прокатилась волна дрожи, вероятнее от холода. Попытка открыть глаза не привела к успеху. Казалось, веки налиты свинцом. Захотелось, как гоголевский Вий, приказать: «Подымите мне веки!», но рассчитывать на чужую помощь не приходилось. Поэтому предприняла вторую попытку, с трудом, но ей таки удалось. Вокруг было достаточно темно. Пришлось выждать несколько минут, пока глаза привыкли к полумраку. Голова раскалывалась и малейшее движение, даже легкий поворот головы или самих глаз, вызывали приступ острой боли. Но Марго все же сделала над собой усилие и огляделась по сторонам. Только бетонные стены. Окон в помещении не имелось, а слабый свет давала тусклая лампочка, висевшая над массивной железной дверью. «Подвал», - определила Марго и попыталась встать, но не тут-то было – одну ее руку крепко держал наручник, который, в свою очередь, был прикован к стене короткой цепью. Материал, из которого были изготовлены ее оковы у нее не вызывал сомнения – серебро, и пусть этот металл не очень прочный, но сломать его одной рукой она не сможет, а значит о превращении не может идти речи. «Это плохо… В этом обличье я более беззащитна… Знать бы, кто за этим всем стоит. Но одно ясно – хозяева не очень гостеприимны». Марго еще раз обвела взглядом свою келью. «Что-то она мне напоминает… Неужели я угодила в руки к охотнику? Опять попытки обращения?!» Марго вздрогнула при воспоминании об этой процедуре. Или же это кто-то другой, возможно более опасный…Она закрыла глаза, надо было подумать, как же со всего этого выпутываться…

Андрей каждый день по нескольку раз пытался связаться с Марго. На третий день лёгкое непонимание переросло в беспокойство, и он отправился в кабинет к директору за хоть небольшими разъяснениями.
Поговорив о новом номере и обсудив некоторые производственные вопросы, он приступил к делу.
- Борис Наумыч, а когда Маргарита Александровна обещала вернуться? – задал, как бы между прочим, давно волновавший его вопрос.
- А, что ты без Маргариты Александровны и шагу уже ступить не можешь? – ехидно подколол того директор.
- Нет, в плане работы всё хорошо…
- А, в личном плане? – хихикнул Егоров, у него сегодня было отличное настроение, и тянуло побалагурить.
- Борис Наумыч… - укоризненно протянул Калугин. – Просто она обещала вернуться через сутки, уже третьи пошли, а её всё нет.
- Хммм, - Егоров на мгновение задумался. - Ничего удивительного не вижу, значит, ей не удалось ускользнуть с конференции. Вот ты мне скажи честно, ты бы упустил такую женщину? - директор хитро прищурился.
- Я – нет! – честно ответил Андрей, но продолжил гнуть свое: - Только почему телефон отключен и сама не звонит?
- Да мало ли что? Сломался, разрядился, а ей не до того. Представляешь, сколько там интересных людей? Короче, не до нас ей сейчас.
- Да, но…
- Никаких «но»! Оценили нашу Маргариту и там, и теперь, видать, не хотят отпускать.  Смотри-ка, стихи: «видать – не хотят отпускать», - выдал Наумыч и, довольный своим каламбуром, отправился на обход вверенного ему издательства.
Калугин не разделял его юморного настроения, на душе скреблись кошки, но он успокоил себя тем, что Егоров, скорей всего, прав и вернулся  к работе.

Этой ночью ему вновь приснился недавний кошмар, тот, в котором Марго погибала. Только на этот раз он был более реалистичным… И тот прощальный взгляд любимых глаз – мимолетный, но такой пронизывающий… Потом шаг, один шаг туда, навстречу смерти… Застывший в груди крик… Мгновение и… все кончено… Только горка пепла под первыми солнечными лучами, развеваемая ветром… Только теперь он ясно чувствовал, что они были там не одни, был кто-то еще… Но кто?
Пробуждение было тревожным, страх прокрался и затаился в уголках подсознания. Андрей попытался сбросить с себя тяжкие оковы сна, но беспокойство не проходило всё утро.  Больше всего угнетало её молчание. Почему она не берёт трубку? Снова появилось мучавшее его уже несколько дней плохое предчувствие надвигающейся беды.
Он попытался забыться в работе, но она не шла в голову, а чувство тревоги усиливалось все больше и никакие доводы не могли его заглушить. «Надо все проверить самому и, убедившись, что мои страхи, всего лишь плод разгулявшейся фантазии, спокойно окунуться в работу», – решил, наконец, Андрей.
- Сейчас, сейчас... Все выясним... Спасибо есть всезнающий интернету... - бормотал Калугин, открывая официальный сайт Союза журналистов. – Почему раньше не догадался? Уже бы давно все знал…
Он быстро разобрался с навигацией сайта и зашел в раздел « Акции, конференции, фестивали», сердце почему-то зашлось в таком бешенном ритме, что казалось сейчас выскочит из груди.
Андрей долго листал страницы раздела, пересмотрел все с начала и до конца, а потом обратно, но ни слова о загадочной конференции в Красноярске не нашёл. И его тревога переросла в настоящую панику.  Попробовал взять себя в руки, вернулся на главную страницу, и прошелся по всем разделам, но снова безрезультатно. «Вот теперь можно, действительно, паниковать... Только делу это не поможет. Надо действовать!»
Стараясь сохранять хотя бы внешнее спокойствие, отправился к Людмиле, рассчитывая что либо узнать у неё, ведь обычно секретарь лучше других в курсе всего происходящего в издательстве.
Но и тут ничего не прояснилось - приглашение прислали с курьером, которого Люся описать толком не смогла, а если бы и смогла - где его искать в многомиллионной Москве. А само приглашение и предлагающиеся авиабилеты забрала Марго.
- Билеты? Там были и билеты?
- Ну да... А что тут такого?
- А на чье имя было приглашение? На Игоря Реброва?
- Нет, на Реброву Маргариту Александровну.
- Вот как? А что именно было в приглашении?
- Откуда я знаю? Я только передала конверт и ушла. Ты у Наумыча расспроси, - тут она запнулась, а потом шепотом добавила: - Правда, вряд ли он что-то вспомнит. Они в тот день с Марго «решали» важные организационные вопросы и наш марксисст-ленинист так «нарешался», что мы с Валиком его еле до такси дотащили...
- А Марго?
- А что Марго? Она ушла почти сразу после того, как получила приглашение. А ты почему расспрашиваешь? Что-то случилось?
- Нет, ничего, не волнуйся, так письмо у Наумыча?
- Нет, у меня. Должна же я была его зарегистрировать, - давая ясно понять, что она строго соблюдает свои должностные обязанности, гордо ответила Людмила.
- Так что ж ты мне голову морочишь, дай мне его скорей
- Зачем?
- Надо! – чуть ли не рявкнул Андрей, но потом более миролюбиво добавил: – Извини, нервы никуда не годятся. Дай мне это письмо, пожалуйста.
Обиженно надув губки, секретарша специально медленно, чтобы Калугин хорошо осознал свое хамское поведение, порылась в папочках и, наконец, выдала ему злополучное письмо.
Он с нетерпением  пробежал строчки глазами, но ничего необычного на первый взгляд не заметил. Попытался успокоиться и теперь уже медленно читал, изучая каждое предложение. Что-то не так, но что, не мог уловить. В мозгу вертелась, призрачная мысль, но всё время выскальзывала, словно уж. Построение предложений было какое-то не правильное, слова не на своих местах. И тут его словно молния пронзила: текст похож на не очень качественный компьютерный перевод, будто писал иностранец… http://forum.mybb.ru//nocopy.gif

+16

44

Глава 39

Теперь не осталось никаких сомнений – Марго в опасности! И он должен ее найти! «Думай, Калугин, думай… Включи мозги! Маргарита – сильный вампир, к тому же очень умна. И значит ее похититель тоже далеко не новичок… »
- Андрей, а ты читал статьи Гоши? – прервала размышления Калугина секретарь Люся, листавшая один из старых номеров «МЖ». – Вот это талант…
- Что, прости? – не сразу понял, о чем она, и недоуменно уставился на «фото» Реброва в журнале.
«Стоп! Есть же еще один вариант развития событий! Либо Марго похитил сильный вампир, либо же она ушла по доброй воле… Гоша! А что если, этот неуловимый Игорь Ребров, наконец-то, связался с Маргаритой и теперь они вместе, а конференция была лишь прикрытием, чтобы он не сразу начал поиски? Тогда тем более он должен их найти!» Его захлестнула волна ревности, заглушив доводы разума. Калугин потерял целые сутки, гоняясь по городу за призраком Гоши, но все было безрезультатно. Ни следа. 
Под вечер, совершенно вымотанный, он отправился домой, надо было отдохнуть, чтобы с новыми силами начать все сначала. Дома Андрей устало откинулся на спинку кресла, закрыл глаза, стал прокручивать все факты снова и снова. «Приглашение! Как же он мог забыть о нем?» Резко вскочив, стал лихорадочно метаться по комнате. «Итак, похититель Маргариты сильный вампир». Кандидатуры людей он даже не рассматривал, простым смертным это просто не по силам, а среди охотников уже навел справки. И если теперь добавить тот факт, что он иностранец… «Румын! Как же я раньше не догадался? Так, пора нам уже поближе познакомиться…» Андрей тут же связался со своими румынскими коллегами. Все, что у него было - это портрет злодея и имя Стефан (но не факт, конечно, что оно настоящее). Однако этого оказалось достаточно для установления его личности, и через пару часов он получил увесистое досье на незнакомца. Имя было настоящим, а фамилия… Калугин не поверил своим глазам. Граф Стефан Мареш! Это надо же… Как тесен мир…
Он углубился в чтение. Итак, все становилось на свои места, особенно если вспомнить еще письма прадеда. «Теперь понятен интерес графа к персоне Игоря Реброва, для него знакомого как Георгий Ребровский. Но причем тут Маргарита и почему она так отчаянно защищает Гошу?»
Андрей усилием воли подавил очередной приступ ревности. «С этим разберемся потом. Главное – найти Марго. Судя по досье, тип этот очень опасен…»
Ему понадобилось еще два дня, чтобы отыскать Мареша. Андрей теперь уже не сомневался, что исчезновение Маргариты дело его рук. Но как теперь выудить из него информацию о её местоположении, оставалось проблемой. Естественно никакого Красноярска не было, до аэропорта она так и не доехала, это он выяснил, когда поговорил с таксистом, который приехал на вызов по адресу Ребровой. Тот рассказал, что явился в назначенное время, прождал полчаса, но к такси так никто и не вышел, и на звонки  не отвечали. На самолёт она тоже не садилась. И другими путями Москву не покидала.
Дни поисков сопровождались бессонницей и все нарастающим беспокойством. Однако были и успехи. Сегодня он уже знал, где находится его враг и даже следил за всеми его передвижениями, но всё было бесполезно, граф колесил по городу, казалось бесцельно. Убить его сейчас не составило бы труда, но только это вряд ли помогло в поисках Марго. Устав от бесполезного преследования, Андрей начал действовать. В одном из темных переулков преградил Марешу путь. Стефан при виде грозного охотника лишь ухмыльнулся, как будто давно ждал нападения. Бой длился не долго, поняв, что граф его не собирается убивать, Калугин поддался и позволил вампиру оглушить себя.

Качка была не выносимой, как будто он очутился на палубе корабля, да ещё и с признаками морской болезни. Его кидало во все стороны, к горлу подступала тошнота. В голове звоном отдавалось каждое движение. Через некоторое время туман начал рассеиваться и боль в затылке стала ещё сильнее. Андрей медленно приходил в себя. Движение оказалось совсем не качкой, его кто-то волок беспардонно за ноги вниз по лестнице, при этом голова больно билась о ступеньки. Он попытался рукой остановить движение, но не смог даже пошевелиться, руки оказались связанными за спиной. Наконец  спуск вниз окончился, скрипнула дверь, и на Калугина дохнуло сыростью. Судя по запахам и потянувшему по спине холоду, его затащили в какой-то подвал.
Андрей попытался было рассмотреть помещение, резко открыл глаз, но увидеть ничего, кроме смутных очертаний не удалось, всё расплывалось перед глазами.
- Я тебе покушать принёс, - услышал он голос и без труда определил, кому тот принадлежал по ярко выраженному акценту.
- Тут завтрак, обед и ужин, - добавил граф, а это был именно Мареш, и разразился злым, режущим слух смехом.
Когда голова перестала кружиться, Андрей смог рассмотреть подвал, в котором находился.
- Смотри-ка, быстро очнулся! Крепкий он у тебя оказался, - продолжал свой монолог Мареш.
И Калугину закрыла обзор физиономия графа, улыбающаяся во весь рот,  с любопытством ребёнка заглядывая ему в лицо.
Андрей не обращая внимания на выходки высокородного типа, поискал того к кому тот обращался и замер, его сердце тревожно сжалось. В самом дальнем углу помещения он разглядел прислонившуюся к стене Марго. На какое то мгновение он подумал, что она мертва, настолько бледным, с синим отливом было её лицо, под глазами залегли тёмные круги. Его дыхание остановилось, а  душу заполнила пустота и безразличие. Но вот она пошевелилась, и Андрей вновь смог дышать, чувствовать, думать.
Наблюдая за изменением выражения его лица, граф ухмылялся:
- Он рад встрече с тобой! – сделал заключение.
Марго приоткрыла глаза и посмотрела на Андрея, в её глазах отразилась нежность и боль одновременно, но всего на долю секунды. В следующую она уже перевела взгляд на графа, и в нём было столько ненависти и ярости, что если бы можно было взглядом поджигать, тот давно бы уже догорал.
- Попались в мышеловку, как глупые мыши, - злорадствовал граф.
Ответом ему была тишина, и он вдохновленно продолжил:
- Правда, охотничек оказался смышленей, чем я думал, слишком быстро меня нашёл. В мои планы это не входило. Ещё бы пара дней и ты, моя девочка, стала бы сама собой.
- Кем? –  бросила Марго с презрением.
Это было первое слово, что она произнесла за все время пребывания здесь, её голос был осевшим и хриплым. У Андрея по коже прошёл озноб.
- Тем, кем ты есть на самом деле – вампиром, зверем, сильным и безжалостным. Той, которая не побоялась встать у меня на пути. Дерзко, смело и заслуживает уважения. А эта смертная оболочка, лишь раздражает.
Марго подняла одну бровь в усмешке:
- Что ж так?
- Ты скоро меня поймёшь, ещё пара дней и человеческая шкурка умрёт. Она и так задержалась. Сколько там человек живёт без воды?! Ты станешь сама собой, и забудешь все эти глупые, мешающие жить, чувства. Только разум, чистый, ничем не замутнённый.
Марго бросила на него испепеляющий взгляд, тот расхохотался:
- Сколько страсти! Только не туда ты её направляешь. Вот скажи, зачем тебе эта оболочка? Острых ощущений захотелось? Стало скучно? Я тебе их гарантирую, сколько хочешь! Всего лишь ответь мне на один вопрос.
Она отвернулась, делая вид, что её это не интересует.
- Что ж ты такая упрямая? – спросил граф, но его тон  свидетельствовал о том, что он получает большое удовольствие от разговора, как будто это лишь игра. – Но я и не таким языки развязывал. Ты думаешь, зачем я его сюда приволок? Чтобы он тебе составил компанию?
Марго с тревогой посмотрела ему в глаза.
- Да, детка, ты всё правильно понимаешь, он и будет тем ключиком, что откроет замочек.
- Ты ничего ему не сделаешь, - заявила она решительно, - иначе за тобой будут охотиться все, кому не лень. К тому же ты на чужой территории.
Стефан опять ухмыльнулся.
- А с чего ты взяла, что это буду я? Ты! Ты сама его убьёшь! И это за тобой будут потом охотиться! Убийство охотника – очень серьезное преступление… 
Марго бросила на графа взгляд, полный ненависти и презрения, но в сердце закралась тревога.
Вряд ли он сможет заставить её убить Андрея, это исключено, даже под страхом собственной смерти, но что-то было в его голосе, странная уверенность, от которой сердце с болью сжалось.
- Но я могу вас и помиловать, - смилостивился вдруг Мареш. – Ответь мне, где твой так называемый братец и я вас отпущу на все четыре стороны.
Она промолчала в ответ, лишь опустила голову, рассматривая бетонный пол под ногами.
- Видишь, как оно бывает, - теперь граф повернулся к Андрею. – Ты мчался сюда её вызволять, рискуя собой, а он ей оказался дороже. Скверная штука жизнь - ты для неё на всё готов, а она предана, как прежде, другому.
Андрей стойко выдержал взгляд Стефана, даже не дрогнув ни одним мускулом, но на душе скреблись кошки, опять дала о себе знать ревность.
- Любовь! Какое прекрасное чувство! – продолжил с пафосом граф. – Оно вас и погубит, - добавил уже совсем другим тоном к Марго: - Знаешь, детка, влюблённым вампир бывает крайне редко, но и в те, странные случаи, обычно убивает сам объект своей страсти. Кровь… её зов ничем не преодолеть.
- Это всего лишь легенда, - прервала молчание Марго.
- Легенда?! Ошибаешься. Ещё ни одному не удалось выстоять и сохранить жизнь, потому это и стало легендой.
- А как же семья Марешей образовалась? Почему вы не перебили друг друга? – и добавила с сарказмом. -  Или вы родились вампирами?
- Нет, конечно, вампиры не способны воспроизводить себе подобных, - он тяжело театрально вздохнул: - В нашей семье никогда никого не любили, потому мы и выжили.
- Неправда! Любитшка, она любила… Георгия, - с запалом заявила Маргарита.
- Любитшка! – граф рассмеялся, и его приступ смеха на этот раз длился долго, а когда он прекратил, из его глаз уже катились слёзы. – Насмешила, - протянул он довольно, но вдруг его лицо настолько кардинально изменилось, что Марго отшатнулась. Перед ней стоял разозленный хищник, готовый убить в любую секунду.
- Любитшка была лучшей, - прошипел Мареш. – Она была профессионалом, великой актрисой, она собирала для нас войско! И поставляла всегда самых лучших. С ней мы бы завоевали весь мир! Но твой братец…этот… - от злости граф не находил слов. – Он всё испортил и понесёт за это наказание.
Во время пламенной речи Стефана Маргарита побледнела ещё сильнее, чем была, на скулах заходили желваки, она еле сдерживала себя.
- Ложь, - наконец, выдавила сквозь зубы. – Они любили друг друга!
Андрей, наблюдавший их разговор со стороны, удивился силе, с которой она это произнесла, как будто она не просто знала всё, а была непосредственным участником тех событий, словно пережила их…
- Нет, - граф взмахом руки отмахнулся от её слов, как от назойливой мухи.
- Но она умерла как человек! – нашла, что ответить Марго. – Она любила, поэтому...
Но Мареш её перебил:
- Она умерла как человек, потому что тоже была в человеческой шкурке, как ты сейчас. Так удобней охотиться. И людишки ведутся быстрее, кто поверит вампирше? А в человеческом облике она была очень убедительна.
- Я тебе не верю, - покачала головой Маргарита.
- Насчет Любитшки - это твое дело и мне все равно. Но я могу доказать, что я прав и вампиры не способны любить не убивая.
Она удивлённо подняла глаза и граф расценивая её молчание, как неверие, медленно двинулся к охотнику.
- Если это всего лишь легенда, ничего не случится, если я пущу твоему другу немного крови.
На сей раз у Марго от дурного предчувствия сжалось сердце.
- Подожди, - почти выкрикнула. – При чём здесь он? – и она перевела встревоженный взгляд на Андрея.
Тот только молча наблюдал за ними. Он уже понял, что между этими двумя всё это время шла невидимая война, и победа, оставалась пока за Маргаритой, но с его появлением, похоже, расстановка сил изменилась. Это подтвердил и ответ графа:
- Он? Совершенно не при чём, но рядом с ним ты становишься сговорчивей.
- Не поверишь, - он опять обернулся к Калугину. – Всё это время она молчала, как венгерский партизан на допросе. А сейчас смотри-ка, голос прорезался, - граф откровенно потешался.
- Оставь его в покое, это наши с тобой дела! - произнесла Марго с угрозой в голосе, не замечая его насмешки.
Мареш резко обернулся и присел рядом с ней, его глаза оказались на уровне её глаз. Он долго и пристально в  неё вглядывался, потом ответил проникновенно, даже с нежностью:
- Этот охотник – твоя слабость. И ты это понимаешь. Не будь его, я бы никогда не смог развязать тебе язык. Теперь видишь, до чего довели тебя эти игры с человеческим телом. Ты стала слабой и беспомощной.
- Ошибаешься, - прошипела Марго. – У меня хватит силёнок разорвать тебя на мелкие куски, вот этими хрупкими руками, – из-за тревоги за жизнь Андрея, она не могла себя контролировать.
Граф опять рассмеялся.
- Ты мне нравишься, - неожиданно заявил он. – Если бы мы встретились в другой ситуации, - начал мечтательно, но оборвал себя на полуслове. – Чего уж теперь…Мне нужен мой враг, и ты всё равно скажешь мне, где он. А твой охотник нам в этом поможет.
Стефан  мгновенно, словно хищный зверь к добыче, приблизился вплотную к Калугину. Марго не успела даже среагировать, как он сделал небольшой надрез на запястье Андрея. Выступила капля крови.
Марго лишь зачарованно наблюдала за ним.
Неожиданно она вздрогнула, ноздри раздулись, глаза в панике заметались в стороны, она прикрыла нос свободной рукой.
- Ну как? – ехидно спросил граф, - Чувствуешь этот чарующий запах? Заметь, маленькая капля крови, а тебя уже так скрутило. Представь, что будет, если я перережу ему вену? И это ещё с учётом, что ты в человеческой оболочке. В своей истинной сущности ты бы уже проглотила и его и меня заодно, - он улыбнулся.
Она подняла глаза на Андрея, сейчас она всерьёз испугалась за его жизнь. Марго вдруг поняла, что планы графа не такие уж и призрачные, и могут осуществиться, а этого никак нельзя допустить.
Мареш, пристально наблюдавший за ней, вновь вынул нож и развернулся к Калугину.
- Не надо! - вскрикнула Марго. - Что ты хочешь? –  добавила еле слышно, не поднимая глаз.
- Вот это уже конструктивный разговор. Не такая уж ты и стойкая.
- Не тебе обо мне судить, - зло огрызнулась она.
- Ладно, ответь мне просто, где Гоша, и вы свободны.
Как она могла сказать, что Гоша это и есть она? Как она могла при Андрее сказать хоть слово… Но  жизнь любимого человека была дороже и Марго решилась.
- Его больше нет, - ответила хмуро.
- Ерунда! – он вновь сделал шаг к Калугину, не веря ей.
- Стой! – в панике крикнула Марго. – Ты ведь умеешь распознавать, когда тебе говорят правду, а когда лгут! – при этих словах граф остановился и удивлённо обернулся.
Он озадаченно посмотрел ей в глаза, Маргарита выдержала этот взгляд и твердо добавила: - Я не вру! Игоря Реброва больше нет!
- Откуда ты знаешь, о моих способностях – я не спрашиваю. То ли твой братец просветил, то ли сама такая умная, мне всё равно.  Но куда же делся Гоша?
- Его просто больше не существует, - проговорила она, чеканя каждое слово по слогам.
И это была правда, почти правда. Большего она не могла сказать.
- Он погиб? – не понимая, допытывался Мареш.
- Можно и так сказать, - ответила Марго и уловила заинтересованный взгляд Андрея.
Ей надо было, во что бы то ни стало, убедить Стефана, и в то же время ничего не сказать лишнего при Андрее.
- Как? Он сам погиб? Его убили? Кто? – засыпал вопросами граф, а Марго всё силилась придумать что-то путное и потому молчала.
На удивление помощь пришла от самого Мареша.
- А, может, это ты его убила?! – «осенило» того.
Марго резко подняла на него глаза, Стефан принял это за утвердительный ответ и продолжил сам развивать свою версию.
- За что ж ты братца то? Или он тебе вовсе не брат? Любовник!- «догадался» граф.
Марго метнула взгляд в сторону Андрея и вампир «всё понял».
- Он тебя так допёк, что ты от него избавилась? Неуловимый супермен, не превзойдённый дамский угодник, Георгий попался на свою же удочку. Смело с твоей стороны, детка, хотя, в твоих способностях и твоей дерзости убедился лично) Есть в тебе что-то… У Георгия всегда был отменный вкус на женщин. Хи-хи, смешно, что это его и погубило…
Маргарита облегчённо закрыла глаза, пусть будет так, граф сам спас её от объяснений и это был выход. Больше она ему не интересна, а значит, они с Андреем скоро будут на свободе. Но не тут-то было. Настроение вампира снова изменилось.
- Значит, я столько времени потерял зря… - с досадой пробурчал себе под нос Стефан и продолжил задумчиво: – Но кто-то же должен ответить за смерть Любитшки…  И раз ты лишила меня возможности отомстить самому этому подлецу, то … и ответишь за его грехи!
- Я тут при чём? – опешила она, уже начиная догадываться, что у графа не всё в порядке с головой, и он если и не сошёл с ума, то близок к этому.
- Георгий тебе не враг, он не виновен в смерти Любавы, - попыталась вразумить его Марго, но она оговорилась, назвав сестру Мареша именем, которым звал её Гоша.
И это вывело Стефана из себя.
- Что ты можешь знать, девчонка? Если бы не этот прощелыга, за ней никогда бы не пришёл охотник, никто не знал…
Ко всеобщему удивлению его бесцеремонно перебил Калугин, и это было настолько неожиданно, что граф забыл свою речь.
- Вашу сестру убили не из-за Гоши, - сказал спокойно Андрей.
Он всё это время наблюдал с тревогой за их перепалкой, но тут решил вмешаться. «Только откуда у Марго такая осведомленность о тех событиях, и почему она так яростно защищает Гошу-Георгия?» - снова всплыли в его голове все те же вопросы. – « Ладно, это потом... Сейчас главное остаться в живых...»
После его заявления воцарилась тишина. На охотника уставились две пары удивленных глаз.
- Как ни странно, но я могу пролить свет на обстоятельства её смерти, - продолжил уже спокойнее Калугин. - И у меня даже есть документальные доказательства.
- Ты? - Мареш подозрительно прищурился. - Да тебя тогда еще и в проекте не было... Вы же, охотнички смертные и в силу вредности своей профессии вообще долго не живете.
- А я и не претендую на роль очевидца, - огрызнулся Андрей. - В Румынии мне попались в руки письма одного охотника и вот он-то и был свидетелем убийства Любитшки Мареш. Он видел убийцу...
- Чушь! Её убил охотник, из-за Георгия! – начал Мареш, но осёкся и после небольшой паузы резко спросил: - Кто он? Имя! -  его глаза  загорелись яростью.
- Он из противоборствующего Марешам клана вампиров. Это Марко Станчу.
- Но зачем? - спросил машинально Стефан, хотя ответ понял и сам - власть.
Клан Станчу после той жуткой бойни, где погибли все его родные, оказался у власти. Всё просто - они уничтожили его семью, а вместе с ней и их планы о завоевании мира.
«Неужели столько лет впустую? Я искал виновного не там? Можно ли верить этому охотнику? Что он там говорил про доказательства...»
- Показывай доказательства! - злобно приказал вампир.
- Там, в моем рюкзаке, фотокамера, в ней - фотокопии писем. Только они на русском.
- Разберусь! - Стефан был вне себя от ярости, причем злился он сам на себя. Он, конечно, проверит слова охотника, но и без того чувствовал, что все правда. Как же он не понял этого  раньше? Все же очевидно! Какой глупец...
Граф лихорадочно схватил закинутый в подвал вместе с Калугиным рюкзак, немного порылся в нём и вытащил фотоаппарат, затем так же стремительно вышел из подвала
Пленники дружно перевели дух.
- Марго, мы выберемся отсюда, - сказал Андрей, как только за тем закрылась дверь.
- Тебе не нужно было меня искать, - с укором проговорила она. – Граф не может причинить мне вред, в отличие от тебя.
- Я вижу, как не может. Ещё немного и ты станешь вампиром.
- А я, по-твоему, кто? – она прямо посмотрела ему в глаза.
- Марго, не надо, ты не такая, как они. В тебе жива душа, я же чувствую.
- Жива?! А мне казалось, я давно её похоронила, - ответила задумчиво и вдруг тепло улыбнулась. – Калугин, ты сюда поболтать пришёл?
- Нет, - опешил тот, от странного вопроса.
- Вот и я о том же. Давай выбираться отсюда, пока живы. Боюсь, граф нас так просто не отпустит.
Андрей без слов стал осуществлять план побега, заготовленный заранее. За голенищем ботинка был спрятан небольшой нож, которым он и хотел воспользоваться, но не успел…
Внезапно дверь отворилась, как от сильного ветра и в подвал практически влетел Мареш.
- Планы изменились! – заявил он с порога. – Приятно было поболтать с вами, но мне пора. Однако должен вас огорчить – в живых я вас не оставлю. Хотя… - он присел возле Марго и вновь принялся её изучать. – Если ты поедешь со мной, пожалуй, я оставлю в живых твоего охотника.
- Я тебе зачем? – совсем опешила Маргарита, не ожидавшая такого поворота событий и еле сдерживаясь, чтобы не закричать от паники, очевидно, граф окончательно скатился с катушек. И следующий слова графа доказали, что она права.
- Ты заменишь мне Любитшку! Мы с тобой создадим такую армию, которую ещё не видел свет! – заявил он с безумным восторгом в голосе.
Марго захотелось покрутить пальцем у виска, её даже передёрнуло от отвращения.
- Ты - сумасшедший! – не выдержала она.
Графа как будто холодным душем обдали.
- Зря, - крякнул он. – Красоток полно, и я не каждой предлагаю.
- Да пошёл ты!
Мареш с такой ненавистью на неё двинул, что Андрею показалось, что он прямо сейчас её убьёт, он дёрнулся, пытаясь освободиться, чтобы поспешить на помощь.
Но Стефан резко остановился.
- Ну что же, это ваш выбор! Вы сами выбрали себе бесславную смерть. И я теперь не могу вас оставить в живых. Увы! – он хмыкнул. – Вы слишком многое знаете, и можете мне помешать.
После этих слов, не осталось сомнений в его адекватности.
- Сам, конечно же, я вас убивать не стану. Зачем натравливать на себя охотников. Мы сыграем в одну игру. Я дам равный шанс обоим.
Он вынул из кармана ключ от наручников и положил на расстоянии вытянутой руки от Марго, достал осиновый кол и положил рядом с Андреем.
- Кто из вас первым другого убьёт, мне всё равно. Второму, при любом раскладе не жить.
Пленники с недоумением переглядывались, всё ещё не понимая коварного замысла Мареша.
- Ах, да, чуть не забыл. Чтобы игра была интереснее…
Он подошёл к Андрею и одним взмахом перерезал тому вену на руке, тонкой струйкой потекла кровь.
- Нееееет! – закричала как раненый зверь Марго, и забилась в самый дальний угол.
Стефан  с удовлетворением посмотрел на неё.
Процесс обращения был настолько стремительным и страшным, что у неё не было даже шанса на сопротивление.
- Теперь ты стала сама собой, - проскрежетал сквозь зубы граф. – Мне пора, с удовольствием посмотрел бы на продолжение, но нет времени. Дела…
И он вышел.
- Марго, держись, мы выберемся! – заверил Андрей, одной рукой лихорадочно разрезая связывавшие его верёвки. Главное - выиграть время.
Но времени у него не было, это он понял через пару секунд, скорее почувствовал её присутствие. Вампир намного быстрее человека, у Калугина практически не было шанса.
Он медленно поднял голову и посмотрел ей в глаза. В них уже не было ничего человеческого.
Марго опустилась рядом с ним на колени и нежно провела рукой по его щеке. Он на мгновение поверил, что она сможет устоять, что зов крови не настолько силён. Это значило бы, что она не так сильно его любит, и от этой мысли сердце замерло. Но зато они останутся живы. Но это было лишь мгновение, а в следующее она прильнула к его шее, словно в поцелуе, и он почувствовал укус. Времени совсем не оставалось, её любовь была убийственна, в прямом смысле этого слова. Андрей уже подумал, что это конец, как его ладони коснулась её рука, и он почувствовал, как она вложила в его руку кол, тот самый, что оставил граф. Ее любящая душа, покидая тело хищника, дала ему шанс на спасение, но этот шанс означал её смерть.
Времени на размышления не было, либо она его, либо он. И Андрей размахнувшись резко ударил, думая лишь об одном - только бы не попасть в сердце. В ту же секунду Марго отпрянула, оказавшись в дальнем углу комнаты, с удивлением глядя на кол, торчавший теперь из её груди. Впервые Калугин был счастлив, что не попал.
Маргарита вынула медленно кол, посмотрела на него с укоризной. Андрей не стал дожидаться второго захода, он рванул к рюкзаку, лихорадочно нашарил в нём шприц со снотворным, и в последнюю минуту, когда она уже готова была вновь вонзить клыки в его шею, уколол её в бедро, выпустив всё содержимое в мягкие ткани. Марго тут же обмякла в его руках и сползла на пол. Кое-как перевязав свои раны, Андрей обследовал дверь. Она оказалась не заперта, граф был абсолютно уверен, что ни один из них не останется жив. Но, возможно, и оставил её открытой специально, чтобы выживший быстрее к нему добрался. Для сумасшедшего всё было всего лишь игрой. Но в этом Калугин не хотел принимать больше никакого участия. Силы были на исходе, он потерял слишком много крови. Андрей кое-как взял на руки спящую сладким сном Марго и вынес из подвала.

Будем рады http://forum.mybb.ru//nocopy.gif

+15

45

Глава 40

Марго проснулась, открыла глаза, осмотрелась. Любимая кровать, родная квартира, тишина. Все предыдущие события показались кошмарным сном. Услышав шаги за дверью, она догадалась – Аня хозяйничает. Сладко потянулась, встала и прошла на кухню.
- Приветик! – улыбнувшись, поприветствовала подругу.
- Ты жива! – вместо ответа воскликнула Сомова и полезла обниматься.
Марго удивлённо на неё посмотрела, но объятия не спешила покинуть.
– Хоть кто-то живой, а то я уже тут чуть с ума не сошла…- продолжила Аня.
- Так, стоп! – перебила её Марго, немного отстранившись. – Что значит «хоть кто-то»?
- Просто Калугин…
- Что Калугин?! – Марго даже дышать перестала от пронзившей её тревоги, события последних дней мгновенно пронеслись перед глазами, убедив в своей реальности, и от этого на душе стало еще тяжелее.
- Ну, он в больнице… в тяжёлом состоянии…
- Как? Где? Аня говори толком!
- Он притащил тебя и сам свалился прямо у порога… - начала подруга сбивчиво. -  А что я могла сделать? Я тебя спрятала в спальне и вызвала скорую. Он потерял слишком много крови… - Аня опустила глаза. - Говорят шансов нет…
- В какой он больнице?
Аня ответила. Марго собралась в считанные минуты.
Машину даже не выводила из гаража, понимая, что пешком будет быстрей. И уже через несколько минут она была около его палаты. Перевела дыхание и сделала шаг внутрь.
Калугин лежал белый, как мел, практически не отличаясь по цвету от больничного белья. Марго прикоснулась к его руке, та была холодной. Прислушалась – сердце ещё билось, но его удары были редкими и слабыми, а дыхание вообще еле слышным.
«Он обращается», - поняла Маргарита. Ее сердце сжалось от боли и безысходности. Марго не отрывала глаз от любимого и такого родного лица, стараясь запомнить каждую черточку, и чувствуя, как оно медленно, но необратимо изменяется. Андрей умирал… Нет, фактически он наоборот становился бессмертным и впереди его ждала вечность, но… Она точно знала, что он никогда не примет это и не станет так жить. А значит, он умирал…
Аппарат, контролирующий работу сердца и послушно отсчитывающий его удары, подавал сигналы все реже. Андрей обращался… И она ничего изменить уже не в силах…
Предательская слеза покатилась по ее щеке, оставляя за собой мокрую дорожку, и упала ему на руку. Андрей пошевелил пальцами и что-то пробормотал. Ей показалось… Нет, она точно знала – он звал ее!
Марго словно очнулась. «Так, стоп машина! Не раскисать! Еще не все потеряно! Должен быть выход! Думай!»
Она огляделась по сторонам и только сейчас заметила флакончик с темно красной жидкостью, висевший на стойке у кровати Калугина. «Кровь! Ему переливают кровь!»
Марго резким движением выдернула капельницу, подававшую кровь. «Ему нельзя сейчас кровь…Это только ускорит процесс».
Внезапно ее словно молнией ударило. «Конечно же, выход есть! Есть шанс! И как я сразу не догадалась… Распустила тут нюни как… Неважно как кто. Теперь только бы успеть…» И она рванула к сестре-хозяйке.
- Где вещи больного из седьмой палаты?
- А вам зачем? – не поднимая головы от бумаг, спросила та.
- Понимаете, я его невеста, - начала на ходу врать она. – Мне нужно взять ключи от его квартиры, чтобы принести кое-какие вещи.
- Невеста? – женщина оторвалась от работы и внимательно посмотрела на Марго. – Извините, не могу вам ничем помочь.
- Это очень важно! - умоляюще произнесла Маргарита.
- Нет, невозможно. Вот если бы вы были женой… А так откуда я знаю? Может, вы мошенница какая, и хотите обчистить квартиру, пока больной в коме?! Да и у невест обычно ключи свои имеются…
- Как же с вами сложно, - разозлилась Марго и применила гипноз.
Через пару минут ключ был у неё в кармане.
Теперь дорога была каждая минута, она снова своим ходом помчалась к дому Калугина.
Ворвавшись в квартиру, рванула к шкафу, где был тайный вход в подвал. Спустилась по крутой лестнице вниз. Дёрнула дверь, но та оказалась запертой. Пару раз разогнавшись, попыталась выбить. Но дверь была бронированной и очень прочной, сделанной по спецзаказу и рассчитанной выдерживать вампирский натиск. Поэтому не удивительно, что она не поддавалась усилиям Марго.
«Калугин, что ж ты так хорошо защитился?» - разозлилась она и пнула в сердцах неподдающуюся дверь ногой, но сдаваться не собиралась.
Быстро вернулась в квартиру Андрея и занялась поисками ключа, но безрезультатно. Волнение достигло критической точки, она теряла такое драгоценное время, с каждой минутой, секундой шансы вернуть Андрея таяли. Марго попыталась успокоиться и сосредоточиться. Она зажмурилась. «Так, спокойно… Где он может хранить ключ? По идее, он должен быть всегда под рукой… Где бы спрятала я?»  Ответ пришёл тут же. Марго мигом вернулась на лестницу и обследовала стены. Так и есть. Небольшая ниша у самой двери. Там она и нашла заветный ключ.
Зашла осторожно в подвал, из которого совсем недавно так яростно хотела вырваться. Здесь всё осталось в неизменном виде. Полумрак, наручники на стене, а на столе осиновый кол и… заветная бутылочка с эликсиром. Схватила её.
«Теперь главное не опоздать!»
Неожиданно раздался звонок мобильного. «Что ж так не вовремя?» - подумала Марго и взяла трубку, с удивлением увидев, что звонит Клавдия.
- Если хочешь вернуться в своё тело, ты должна приехать ко мне немедленно, - заявила бабка без приветствий и предисловий.
- Как немедленно? Я сейчас не могу…
- Именно сейчас, иначе ты навсегда останешься женщиной.
- Как навсегда? Подожди, Клавдия…У меня совершенно нет времени…
- Как хочешь, потом будет поздно.
- Подожди я…- но договорить она не успела, бабка уже бросила трубку.
Марго в сердцах чертыхнулась. Что же делать?
«Бросить Андрея и пусть с ним будет что будет… Наконец-то вернуться в своё тело и покончить со всем разом…» 
И ноги сами, не дожидаясь команды, повели ее в нужном направлении…
В считанные минуты она вернулась в больницу. Кровь ему вновь подключили, Марго со злостью снова выдернула капельницу. Закрыла дверь, чтобы ей не смогли помешать. Через другую систему подавалось еще какое-то лекарство. Маргарита, не задумываясь, его вылила и заполнила флакон эликсиром, вернув всё на место.
Эликсир медленно потёк по капельнице и по мере попадания его в организм Калугина, начались изменения, заметные пока только для глаз Марго. Через несколько минут его дыхание нормализировалось, сердце забилось ровнее и чаще, а кожа стала розоветь. Марго прикоснулась к его руке, та на ощупь уже была намного теплее.
- Ну вот, - прошептала она ему на ушко. – Ты, как и хотел, не превратишься в тварь с инстинктами.
В дверь постучали, но Марго не открыла. Для его возвращения к жизни нужно было выиграть время, и она заняла оборону, придвинув к двери тяжелый шкаф, надежно забаррикадировав тем самым вход. Теперь Маргарита спокойно присела на кровать, взяла руку Андрея в свою и просто смотрела на его лицо, прощаясь и пытаясь навсегда запечатлеть в памяти родные черты.
За дверью бегали, суетились, кричали. Марго не обращала на это внимания и не отводила взгляда от любимого.
Через некоторое время, поняв, что Андрей теперь в безопасности и обратный процесс набрал необходимую силу, она резко встала. В коридоре стоял невообразимый шум и, судя по всему, готовились уже выламывать дверь.
Марго нежно провела рукой по щеке Андрея, прошептала: «Прощай!» Наклонилась, чтобы поцеловать, но остановила сама себя, решительно развернулась и беззвучно выскользнула в окно.
Сегодня она ясно осознала, что рядом с ней он всегда будет в опасности. Ведь совсем немного и она бы его убила, и допустить повторения она не могла. А кроме того ее близость будет постоянно притягивать к нему повышенное «внимание» сородичей, таких опасных, как Мареш.
 
Теперь к бабке, вернуться в свою шкурку и забыть всё, как страшный сон. Эта боль в груди просто не выносима… Все, забыть, все забыть... Так будет лучше для всех.
В этот раз Марго нашла нужную квартиру без проблем. Видно, Клавдия решила не играть с ней сегодня. Потянулась рукой к звонку и застыла, не нажав. «А может... Нет, все решено. Обратно в свою оболочку и заживу как прежде!»
Снова потянулась позвонить, но тут же одернула руку. «Заживу? Но разве то жизнь? Как там Калугин говорил: тупое существование для удовлетворения инстинктов? Может и не дословно, но смысл правильный. А смогу ли я так снова? И главное - зачем?
Остаться в  этом теле и попробовать начать жизнь заново? Только вот с Андреем все равно ничего не получится, пока я рядом, он - в опасности. Но ничего, время вылечит и его, и меня…»
Приняв для себя судьбоносное решение, Марго резко развернулась и направилась вниз по лестнице. В этот момент дверь квартиры открылась и на пороге возникла Клавдия:
- Ты куда же это, красавица, уходишь? Неужто не заглянешь на чаек к старушке? - колдунья звонко рассмеялась, сейчас она была во всей своей красе и меньше всего походила на старушку.
Марго застыла в нерешительности. А потом развернулась и последовала за Клавдией.
- Чаек говоришь? Ну, давай свое снадобье. Только у меня к тебе есть важный разговор.
Колдунья внимательно на неё посмотрела.
- А чего тогда уходить хотела, коли разговор у тебя, тем более важный? - хитро подмигнула, разливая ароматный напиток по чашкам.
- Так вышло. Тогда не было разговора, а теперь есть.
- Ну-ну... Говори уже!
Клавдия уселась напротив и отхлебнула свой чай. Марго тоже угостилась напитком, раздумывая с чего бы начать.
- А ты начинай с главного, - посоветовала колдунья.
Маргарита, совершенно не удивившись бабкиной проницательности, усмехнулась и кивнула в ответ:
- Хорошо, спрошу напрямик: что надо, чтобы я стала... - на последнем слове она замялась, боясь озвучить свое решение вслух, - стала человеком. Ну, осталась в этом теле, - добавила, судорожно пытаясь перебороть охватившее вдруг волнение.
- Зачем это тебе? – удивилась деланно провидица.
- Это очень важно, - выдохнула Марго и с мольбой уставилась на Клавдию.
- А ты понимаешь то, что станешь смертной?
На минуту Марго затаила дыхание.
- Да! – ответила с удивившей даже ее саму твердостью и с поспешной горячностью добавила: - Это вопрос жизни и смерти, – она схватила руки колдуньи. – Помоги мне! Умоляю!
Эмоции зашкаливали, ведь у нее, у них, появился шанс на счастье, и сейчас все зависело только от этой коварной старушки.
- А ты хорошо подумала? Или через месяц снова прибежишь - верни меня обратно, не хочу больше быть человеком?
- Не прибегу, - и схватила ведьму за руку так, как утопающий хватается за соломинку.
- То есть ты готова сейчас отказаться от вечной жизни? Но ради чего? - Клавдия освободила свою руку и пристально смотрела на нее, ожидая ответа.
«Ради кого...» - мысленно поправила ее Маргарита, а вслух сказала:
- Готова! И это решение осознанное и окончательное. Так что давай уже начинай шаманить.
- Эх, деточка, ничего-то ты не поняла... Да кем хочешь, тем и будь! Все в твоих руках, а я свое дело уже сделала.
- Как это? Подожди! Дай мне какое-нибудь снадобье, зелье там… или ритуал какой… - Маргарита пришла в полное недоумение, бабка снова говорила загадками, а ей нужны были сейчас точные ответы, ведь на кону ее судьба, ее жизнь и не только ее.
- Да, нет таких снадобий, «которые сделают сердце большим, а ножку маленькой», - хихикнула коварная старушка.
Марго это вывело из себя, тут жизнь решается, а эта…
- Слушай, Клавдия… - начала с угрозой она.
Но колдунья её перебила:
- Не пыли пехота! – коварно улыбнулась бабка, но тут же добавила абсолютно серьезным тоном: - В тебе самой достаточно силы, чтобы стать человеком, - и тут же без перехода:
- Ладно, загостевалась ты у меня, - с этими словами Клавдия практически вытолкала Маргариту за дверь.
- Сходила к старушке на чаек! – сквозь зубы процедила Марго, пнув от злости закрывшуюся дверь, с той стороны которой, тут же раздался смех.
- Ведьма! – прокричала Реброва в замочную скважину и покорно отправилась вон из подъезда, сопровождаемая всё тем же отвратительным хохотом. За годы знакомства с Клавдией она знала – если та сказала, что все, то ее ни уговорами и мольбами, ни угрозами не проймешь. Последняя надежда рухнула…
Выйдя на улицу, вздохнула полной грудью. И что теперь делать? Жить, как прежде она больше не могла. Вернуться к привычным делам, к работе – не имело смысла. Вся её жизнь теперь ей казалась совершенно бестолковой. А главное, она больше не может находиться рядом с ними. И Калугину, и Сомовой пока она рядом будет всегда грозить смертельная опасность. Граф оказался прав - она совершенно бессильна перед зовом крови. А значит, может быть достаточно всего одной царапины, и она превратится в убийцу дорогих ей людей. Туманные ответы и неуместные шуточки ведьмы убили последнюю надежду. И теперь единственный правильный выход – уйти от них подальше. Так далеко, чтобы никогда больше не пересекаться. От этой мысли ей стало настолько плохо, что понадобилось несколько минут, чтобы прийти в себя. Уйти и больше никогда не видеть Андрея… Сердце больно сжалось. Но ради него, ради его жизни, его счастья она должна… Должна исчезнуть навсегда!
А куда податься план у неё созрел моментально. Ведь есть одно незаконченное дельце - один злобный вампиришка, вообразивший себя пупом земли и властелином Вселенной. Марго злобно улыбнулась. А не нарушить ли одному сумасшедшему планы по завоеванию мира? Тем более недавнее известие о двуличности Любитшки автоматически освободило ее от клятв, данных Георгием этой коварной вампирше. Она горько усмехнулась: «Правду говорят, что влюбленные слепы... Вот и Гоша тогда ничего не видел. Считал ее чуть ли не ангелом. Глупец... Сколько же она и ее семейка душ невинных загубила? Повторения той истории нельзя допустить».
- Ну, что ж, Стефан Мареш! Мы идём к вам, точнее за вами!

- Марго?! – вскрикнув Андрей вынырнул из мучившего его кошмара, в котором пребывал последние часы… дни… месяцы… Там он снова и снова терял ее в первых рассветных лучах…
Сколько он пробыл в таком состоянии?  Где он, что с ним, было не важно.  Сейчас его волновало одно.
Его крик разбудил мирно дремлющую в кресле рядом медсестру и именно на неё Калугин направил шквал вопросов.
- Где Маргарита?
- Какая Маргарита? - удивилась девушка, дежурившая сегодня возле него (после выходок Марго в его палате установили индивидуальный пост). - Уж не та ли это сумасшедшая, что чуть не убила вас?
- Что значит «чуть не убила»? - разволновался Калугин.
Девушка прикусила язычок, поняв, что сболтнула лишнее, ведь ей строго-настрого приказали не волновать пациента, когда придет в себя.
- Если не расскажите мне всю правду, я сейчас же уйду отсюда и сам все узнаю! – видя, что девушка не собирается отвечать, пригрозил Андрей и сделал попытку привстать.
- Вам нельзя вставать! - испугалась медсестра и уложила его обратно.
- Тогда говорите! - стоял на своем Калугин.
- Хорошо, я расскажу все, что знаю, только пообещайте мне не волноваться и тем более не вставать, - попросила девушка.
- Обещаю.
- Мне, если честно, не много известно... - замямлила медсестричка, но увидев нахмурившееся лицо пациента, торопливо начала свой рассказ.
Она поведала, как одна ненормальная ворвалась в больницу, как вихрь, повыдергивала все капельницы, через которые поставлялась кровь и лекарство, а потом забаррикадировалась здесь в палате.
- И неизвестно, чем бы это все закончилось, если бы не выломали дверь! Она же могла вас убить! Ведь эта сумасшедшая ввела вам какую-то жидкость из этого флакона, - девушка показала ему. – Доктора так испугались, не знали, что и делать. Хорошо, что все обошлось.
Она ещё что-то продолжала рассказывать, но Андрей её уже не слышал, он ошарашено смотрел на знакомый пузырек, где хранил снадобье  для обращения вампиров и не мог поверить. «Марго ввела ему эликсир, и это значит, что она не дала ему обратиться...» Эта мысль его настолько огорошила, что он лежал какое-то время молча, уставившись на пустой флакон и совершенно глупо улыбался.
- И где Марго сейчас? - вдруг снова нахмурился пациент.
- Не знаю, - растеряно призналась девушка. - Ей удалось тогда сбежать, и больше она здесь не появлялась. Да и не смогла бы она сюда больше пройти - охрана предупреждена, да и возле вас постоянно кто-то дежурит.
- А можно мне позвонить?
- Вообще-то нельзя, но я так понимаю, что вас это не остановит, - улыбнулась медсестра и протянула свой телефон: - Номер помните?
Андрей молча кивнул и тут же стал набирать знакомые цифры, но ему сообщили, что абонент находится вне зоны действия сети.
Почему-то его сразу охватила необъяснимая тревога. Сделав еще пару попыток, Андрей вернул телефон медсестричке.
- Не отвечает ваша Маргарита? - с сочувствием в голосе поинтересовалась та.
Андрей молча покачал головой, а потом неожиданно спросил:
- А как вас зовут?
- Ольга Ивановна, - ответила медсестра и, покраснев, исправилась: - Оля...
Далее Калугин включил всё своё мужское обаяние, на какое только был способен, и уговорил девушку помочь ему с побегом.
Несмотря на слабость после болезни и вечные автомобильные пробки, до дома Марго Андрей добрался довольно быстро, словно его несла неведомая сила. Остановился у подъезда отдышаться, сердце почему-то сжалось, словно предчувствуя что-то недоброе. Он прогнал мрачные мысли и поднялся на нужный этаж. Вот и ее дверь. Сердце бьется все быстрей, рискуя выскочить из груди. Решительно нажал звонок. Тишина... Он повторил. Прислушался... За дверью раздались неторопливые шаги, потом щелкнул замок и на пороге он увидел... Аню. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга с удивлением.
- Ты? - спросили одновременно.
Потом засыпали друг друга вопросами:
- А как ты здесь оказался? Тебя выписали? Как самочувствие?
- Где Марго? Как она? Почему не могу к ней дозвониться?
Замолчали так же синхронно, как и начали говорить. Аня первой нарушила затянувшуюся паузу:
- Проходи…
Андрей вошел и молча стоял у дверей с тревогой глядя на Сомову, потом не выдержал:
- Анют, только не молчи, прошу тебя… Где Марго? Что с ней?
- Присядь, пожалуйста, я сейчас…
Через минуту она вернулась с конвертом в руках и протянула его Андрею:
- Это тебе от Марго… Думаю, там ответы на все твои вопросы.
Аня тактично ушла в другую комнату, а Андрей дрожащими руками раскрыл конверт и достал сложенный вдвое небольшой листик, хранящий знакомый запах, сводивший его с ума. Глубоко вдохнув его, он раскрыл письмо и прочел:
«Андрюш, мне нет смысла объяснять, почему я ухожу. Ты и сам уже понял, что я всегда буду представлять для вас опасность. И хоть я и махровая эгоистка, но, увы, не могу с этим жить. Не ищи меня. Прости за все».
Он сквозь пелену, внезапно застлавшую ему глаза, попытался еще раз прочесть, но ничего не получилось - буквы сливались, в голове зашумело и все смешалось, а сердце, казалось, и вовсе остановилось. Лист выпал из рук, а он сидел и не хотел верить в реальность произошедшего.
- Нет… Она не могла так…
- Андрей, поверь, мне тоже очень тяжело, но… Это ее решение и мы должны его уважать и принять, - подошла Аня и присела рядом.
- Нет!
- Ты пойми, она беспокоится о нас… Она считает себя виноватой в том, что с тобой произошло…
- Чушь! Она спасла меня! Я найду ее!
- Но она просила… Я обещала…
- Ань, - начал Андрей, но потом остановился и, сжав её руку, добавил. – Я найду ее!

***
Марго чувствовала, что это был последний её бой, силы оказались не равны. Она выдыхалась, и граф видел это и лишь ухмылялся её упрямству. Ещё немного и она погибнет. Ну, что ж, смерть в схватке с врагом - не такая уж плохая смерть. О такой когда-то мечтал блистательный офицер русской армии Георгорий Ребровский, смерть на поле битвы  – лучшая судьба. Жалела ли она сейчас о случившемся? Нет, ни о чем не желала, ни секунды. И как ни странно, была благодарна Клавдии за это слабое   тело. Она сейчас ясно поняла, что по–настоящему жила только эти последние месяцы, только тогда чувствовала себя счастливой, любила и была любима…
Марго из последних сил поднялась, чтобы встретить новую атаку. Но Мареш не торопился нападать.
- Красавица, у меня к тебе есть очень интересное деловое предложение – стань моей помощницей и весь мир будет у нас вот здесь, - граф злобно сжал кулак.
- Да пошел ты! – не раздумывая, отрезала Маргарита.
- Глупо… -  граф был разочарован. – А я тебя умной считал… Да уж, вот до чего любовь доводит. И силенок у тебя заметно поубавилось, по сравнению с прошлым разом. Из вас двоих ты оказалась проворнее. Что ж, я предполагал. Каково было убивать своего рыцаря?!
Марго хищно оскалилась, не собираясь отвечать, и бросилась на Стефана. Он отмахнулся от нее как от назойливой мухи, отбросив Маргариту в дальний угол, а сам продолжил, глядя вникуда:
– Ты сможешь заменить Любитшку и мы создадим непобедимую армию! Соглашайся! Мы будем править миром!
Безумный вид графа еще больше утвердил Маргариту в правильности ее решения.
Оглянулась на открытую дверь, только забрезжил рассвет, самое время вампирам умирать. Она улыбнулась и сделала шаг навстречу, как вдруг до её обостренного слуха долетели звуки чьих-то быстрых шагов. Она узнала их сразу и сердце предательски затрепетало. Калугин… Ну, конечно, её рыцарь спешил на помощь! Мысленно чертыхнулась, и как он её нашёл?! А внутри уже разлилось приятное тепло, и разум затуманился. Сейчас она его увидит… Но тут о себе напомнил Мареш и кратковременная эйфория сменилась тревогой за любимого. И она была не беспочвенна. Безумство графа делало его еще более опасным противником. 
Андрей выбежал из-за поворота, мгновенно оценил ситуацию, вскинул арбалет, направив его на Мареша. Дальнейшие события развивались с такой скоростью, что ни Андрей, ни Марго не успели никак  среагировать. Стефан молниеносно подскочил к Маргарите, схватил ее, еле держащуюся на ногах, и прикрылся её телом от охотника как щитом. Калугин медленно опустил оружие, пристально глядя в глаза графу. Даже Марго стало не по себе от этого взгляда, в нем были и ярость, и сила, и угроза. Но на Мареша это не произвело никакого впечатления, казалось, только больше раззадорило. Точным движением граф обхватил шею Маргариты руками, ещё секунда и он просто оторвёт ей голову.
Марго смотрела только на Андрея, с нежностью и любовью, мысленно прощаясь, но на этот раз уже навсегда. Калугина словно ледяной водой окатили. Его сон… Кошмар последних месяцев угрожал стать реальностью.  Этот прощальный взгляд…
- Не трогай её, и я тебя отпущу, - хрипло крикнул Андрей, стараясь не выдать охватившей паники, и пытаясь сохранить хоть какое-то самообладание.
Сейчас он был готов пообещать и сделать все, что угодно, лишь не допустить воплощения в жизнь того кошмара. Спасти любой ценой…
Граф лишь громко рассмеялся в ответ, и сильнее сжал Марго. Это был конец, она осознала, что ей осталось жить считанные секунды. В то же время Маргарита отчетливо понимала, что ее смертью безумец не удовлетворится, а значит и Андрею грозит смертельная опасность.
Страх за любимого придал ей сил, а голова заработала, как отлаженный часовый механизм. Солнце… Рассвет… Да! Сегодня смерть вампирам! И Маргарита, что есть силы, толкнула графа к выходу, навстречу к очищающим и уничтожающим всё тёмное и злобное рассветным солнечным лучам. Не ожидавший от своего практически поверженного противника подобной прыти, Мареш полетел по инерции в заданном направлении. Однако в последний момент успел схватить Маргариту и потянуть ее тоже с собой в «бездну». В те короткие секунды, пока длился их «полёт к солнцу», перед её мысленным взором пронеслась вся ее жизнь. Марго улыбнулась и закрыла глаза: «Вот и всё!»  Душераздирающим эхом в ее ускользающее сознание ворвался крик, полный отчаянья и боли:
- Нееееееет!
«Калуга!» – успела подумать она, и тут же тело взорвалось невыносимой болью, каждая клеточка плавилась, сгорала и растворялась в тысяче мелких пылинок, подхватываемых ветром…

«Как больно… Это невыносимо», - было первое, что выдало ей собственное «я».- «Интересно, я в ад попала или в рай?» - размышляла она, боясь открыть глаза, когда боль схлынула.
«В рай, конечно, оно лучше», – мысленно хмыкнула, – «да только кто ж меня туда пустит?!»
Все же открыла осторожно глаза, щурясь от яркого солнца, осмотрелась вокруг, с удивлением заметила сидящего рядом Калугина. Он блаженно улыбался, глядя на нее, а в глазах стояли слёзы.
«Бедняга, кажется, сошёл с ума, а я, наверное, стала привидением, раз могу его видеть». Марго резко села и подняла руки к лицу, они не были прозрачными. Удивлённо моргнула, осмотрела себя всю. «Неужели живая?! – появилась первая ясная мысль. «Живая!» – сердце ухнуло где-то в груди.
Калугин вскочил первым, в мгновение ока подхватил её и поставил на ноги. А потом так сильно прижал к себе, что едва не задушил. Она же и не думала освобождаться из его объятий, наслаждаясь этим моментом, как измученный зноем странник наслаждается глотком ключевой воды. Марго уткнулась носом ему в плечо, закрыв глаза, вдохнула его такой родной аромат, и сердце разбилось на тысячу колокольчиков, одновременно зазвеневших в ушах. Тело обожгло волной чего-то невообразимого, непонятного, расплавляющего мозг, затуманивающего сознание, но такого приятного… Наверное, это зовётся счастьем.
Андрей на минуту ослабил кольцо рук, она подняла голову и посмотрела в его глаза.
- Зелёные... – Марго блаженно зажмурилась.
- Что? – не понял Калугин.
- У тебя зелёные глаза, - ответила она первое, что пришло в голову, балансируя где-то между явью и реальностью от нахлынувших неожиданно чувств, ещё не до конца осознавая произошедшее.
Андрей засмеялся, вновь крепко прижав Марго к себе.
Теперь он ее не отпустит. И его ночной кошмар больше никогда не повторится. Все позади – боль, обиды, недоверие, страхи, а впереди… Только ЛЮБОВЬ, силы которой хватило, чтобы заставить вновь биться сердце, остановившееся однажды.

http://s020.radikal.ru/i709/1405/42/121fe13ac36f.png

+16